Но все равно такие цифры будут гораздо лучше показателей нынешнего марта и особенно апреля, за которые, по оперативным данным Минздрава, скончались 11 190 человек, что стало четвертым показателем в Европе. При этом Украина лишь на 29 человек отстала от Италии и на 97 от России, а ведь в каждой из этих стран население больше (причем в РФ более чем втрое). Ну а больше всего пострадала примерно равная с Украиной по населению Польша, где умерли от ковида 14 256 человек.

Однако отражают ли официальные данные Киева реальные масштабы смертности? Этот вопрос вновь стал актуальным после того, как днях Госстат опубликовал очередную демографическую сводку, на этот раз за март. Она засвидетельствовала не только большее число официальных жертв ковида, но и неблагоприятные явления в статистике эпидемии, которые выглядели недавно сошедшими на нет.

Печальные рекорды. Что на самом деле происходит на Украине с коронавирусом
Печальные рекорды. Что на самом деле происходит на Украине с коронавирусом
Так, в начале этого года, когда эпидемия пошла на спад и исчез аномальный рост смертности, который позволял предполагать значительное число неучтенных жертв от ковида, мы уже писали, что в январе избыточная смертность, если сравнивать с предшествующим пятилетием (2016-2020), оказалась очень мала — 912 человек (рост на 1,6%).

Притом что, по данным Госстата, в этом месяце от ковида умерли 3922 человека. В феврале избыточная смертность выросла, составив 7,4% к прошлому пятилетию. Но это гораздо меньше, чем наблюдалось в каждый из последних 4 месяцев прошлого года. В абсолютных цифрах рост смертности составил тогда 3533 человека, что почти идентично количеству умерших от ковида, зафиксированных в этот месяц Госстатом (3282). То есть можно было предполагать, что неучтенная смертность, связанная с эпидемией, была невелика.

Кроме того, исчезла разница между оперативной статистикой смертности, которую сообщают каждый день, и той, которую в итоге дает Госстат за соответствующий месяц с опозданием примерно на 50 дней. Госстатовские цифры осенью были заметно больше. Но в декабре данные двух источников практически сравнялись, в январе же число жертв, согласно Госстату, вообще оказалось на 4% меньше. В феврале, правда, наоборот, меньше умерших оказалось уже по оперативной статистике — на 8,9%, но эта разница все равно меньше, чем была в осенние месяцы.

Однако в марте ситуация существенно изменилось. Так, по данным Госстата, от ковида умерли 8104 человека — на 908 (12,6%) больше, чем по оперативным данным. Но главное, что в этом месяце умерло на 14 633 украинца больше, чем умирало в среднем в мартах 2016-2020. В процентном отношении рост смертности достиг 29%, а по сравнению с прошлым годом — на 34,4%. Это самые худшие показатели за все время эпидемии, за исключением декабрьских.

Смертность на Украине резко выросла по сравнению с 2020 годом
Смертность на Украине резко выросла по сравнению с 2020 годом
© Украина.ру/Стрингер
Но интереснее всего статистика по регионам. Так, традиционно прирост смертности в Донецкой и Луганской областях оказывается ниже среднеукраинского, что, очевидно, является следствием того, что из-за закрытия КПП свидетельства о смерти жителей неподконтрольных территорий гораздо реже попадают в украинскую статистику. Кстати, без учета областей Донбасса прирост смертности в этом марте достигнет 30,3% к среднему в 2016-2020. Также традиционно в лидерах по приросту оказывается столица Украины — видимо, дело в том, что Киев — это единственный регион, который целиком является городом, а скученность населения традиционно способствовала распространению эпидемий.

И в этом марте смертность в Киеве была больше, чем в марте 2016-2020, аж на 64%. Это на 7% больше, чем показатель ноября прошлого года. Но тот киевский результат был и абсолютным рекордом за всё время эпидемии. Сейчас же столица Украины уступила Закарпатью, где прирост смертности в марте составил 69,7%. Также чрезвычайно высокие показатели дали две другие западноукраинские области — Ивано-Франковская (60%) и Черновицкая — 59%. Заметно выше среднеукраинского прирост смертности и Винницкой и Житомирской областях (соответственно 42% и 37%). Львовская, Одесская и Хмельницкая области также превзошли среднеукраинский показатель, но уже на 1-2%.

Но в 16 областях, то есть в почти двух третях, смертность выросла ниже среднего. Из них только Днепропетровская, Луганская, Николаевская, Тернопольская и Харьковская дали показатель свыше 20%. А в остальных он ниже 20%, в 7 областях (Волынской, Донецкой, Полтавской, Ровенской, Сумской, Херсонской и Черниговской) даже ниже 15%. Рекорд принадлежит Херсонщине с 10,6%.

Что же касается естественного вопроса, а нужно ли избыточную смертность связывать с ковидом, то ответ на него, думаю, проясняет такой показатель, как доля официальных смертей от ковида в общей смертности в каждом регионе. При этом, правда, приходится пользоваться данными заниженной оперативной статистики, поскольку только она дает распределение смертей по регионам.

Согласно ей, коронавирус стал причиной каждой девятой (11,1%) смерти в стране. Но, например, в Херсонской области этот показатель составил 4,3%, а во всех других областях с приростом смертности ниже 15% — от 5,7% до 9,8%.

Украина и COVID-19: Учёные ожидают рост смертности
Украина и COVID-19: Учёные ожидают рост смертности
А вот в регионах с рекордным приростом цифры совсем другие. В Ивано-Франковской области на коронавирус официально приходится 22% от общего числа смертей, в Закарпатье — 17,8%, в Киеве — 17,7%, а в Черновицкой области 17%.

Да, во всех этих проблемных регионах количество смертей от ковида все равно заметно меньше общего прироста смертности. Так, в Ивано-Франковской области средняя смертность в марте 2016-2020 составила 1527 человек, в 2021 она достигла 2445. То есть рост на 918, тогда как официальное число жертв коронавируса — 539 человек, или 59% от общего прироста. В трех других проблемных регионах этот процент еще меньше (43-45%), хотя в двух из них аномальный прирост смертности был больше, чем в Ивано-Франковской области.

Однако никто не слышал, чтобы в Киеве и трех западноукраинских областях в марте свирепствовало какое-либо еще заболевание, которое могло бы вызвать такой аномальный (59% и выше) рост смертности. Следовательно, подобную странность статистики — в масштабе не только этих регионов, но и всей страны — можно объяснить только недоучетом реальной смертности, связанной с коронавирусом.

А поскольку пик эпидемии пришелся на Украине на апрель, то наиболее шокирующие цифры появятся через месяц.