Чтобы понять суть происходящего и выработать стратегию по борьбе с религиозным экстремизмом, 26 ноября Межпарламентской комиссией по правам человека, Фондом развития гражданского общества «Народная дипломатия», Международным центром изучения Евразии ICSE и Европейской христианской коалицией была организована онлайн-конференция «Религиозный экстремизм и права человека».

Для нас — свобода, для них — грех

Станислав Бышок: Противостоять фундаменталистам надо добром с кулаками или с револьвером
Станислав Бышок: Противостоять фундаменталистам надо добром с кулаками или с револьвером
© РИА Новости, Александр Натрускин
Межпарламентская комиссия по правам человека (МКПЧ) была создана зимой 2019 года на базе парламентской группы фракции «Альтернатива для Германии» в Бундестаге после круглого стола, посвященного нарушениям прав человека на Украине. За прошедшее с того момента время МКПЧ приложила немало усилий для освобождения десятков политзаключенных, находившихся и до сих пор находящихся в украинских тюрьмах.

Кроме того, комиссия занимается правозащитными вопросами в горячих точках Сирии и Ближнего Востока в целом, Южной Осетии, Абхазии, на Донбассе в целях разрядки или предотвращения конфликтов. На сегодняшний день в комиссию входят парламентские группы Германии, России, Украины, Белоруссии, Сербии, ведутся переговоры с парламентариями других государств. МКПЧ, в отличие от ряда других международных правозащитных организаций, ставит своей целью сохранение традиционной культуры и национального государства.

В конференции «Религиозный экстремизм и права человека» приняли участие эксперты из Германии, России, США, Латвии, Украины. Депутат Бундестага, спикер МКПЧ Вальдемар Гердт обозначил проблему, заметив, что за последние годы несколько десятков миллионов человек покинули свои страны по политическим, экологическим либо демографическим мотивам.

Получилось так, что люди с собственными традициями, культурой, религиями попадают в страны со своими культурными особенностями, выраженными в том числе в законодательстве, вследствие чего происходят столкновения.

«В ЕС официально более 2 млн беженцев, многие без документов. Им хочется лучше жить, но они попадают в гетто, поскольку не знают ни языка, ни культуры. У них иные отношения между мужчиной и женщиной, родителями и детьми. То, что мы считаем свободой, они — грехом, — отметил Вальдемар Гердт. — Если не найти решение, мы можем в ближайшее время получить жесточайшую религиозную войну».

Другой стороной проблемы немецкий парламентарий назвал радикализацию местного населения, недовольного поведением мигрантов.

«Аллаху акбар!» вместо «Аллилуйя». Европа меняет ориентацию
«Аллаху акбар!» вместо «Аллилуйя». Европа меняет ориентацию
© AFP, Alberto PIZZOLI
«Исламское государство (запрещено в РФ — Ред.) показало, как целый регион может упасть в омут экстремизма. В Германии молодежь тоже быстро радикализируется. Ведь кризис далеко не только миграционный. Пандемия коронавируса стимулирует экономический кризис, люди теряют рабочие места и доходы, становятся более нетерпимыми к иноверцам и носителям другой культуры», — отметил Гердт.

Также он обратил внимание на то, что быстрый рост населения в африканских странах без соответствующего роста экономики этих стран неизбежно выплеснет новые волны мигрантов, которые вследствие их масштабов контролировать будет невозможно.

Китайский опыт. Европа за, США против

Депутат Госдумы Российской Федерации, первый зампредседателя Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных организаций Иван Сухарев осудил религиозный экстремизм, но в то же время призвал разобраться в его причинах.

«Религия — это культурное явление, и если она несет агрессию, то это не религия, а политическое экстремистское движение, — заявил Сухарев. — ИГ использовало ислам для оправдания терроризма. И события, вызываемые нашими так называемыми партнерами на Ближнем Востоке, лишь провоцируют волны беженцев».

Иван Сухарев недвусмысленно намекнул, что в лагерях для беженцев на севере Сирии Аль-Хол и Родж, которые контролируются проамериканскими Сирийскими демократическими силами (СДС), в нечеловеческих условиях содержатся тысячи людей, в том числе и дети. Жители лагерей не могут учиться, социализироваться, получать медпомощь, а потому, обиженные на весь мир, быстро радикализируются, принимают деструктивные исламистские идеи.

Генеральный секретарь Европейской христианской коалиции, вице-президент Европейского Альянса ради Свободы, председатель правления Латвийского института исследований будущего Нормунд Гростиньш согласился с тем, что Европа не сможет принять у себя новые миллионы беженцев и помогать им нужно прежде всего на месте, в родных странах. А для профилактики религиозного экстремизма в самой Европе он предложил обратить пристальное внимание на китайский опыт социального рейтинга, который может «помочь системе не пропускать взгляды, приводящие к терроризму».

Теракт в Вене: погибли четыре человека, террористы скрылись
Теракт в Вене: погибли четыре человека, террористы скрылись
© REUTERS, Lisi Niesner
Глубоко переживающий теракты в Ницце, Дрездене и Карлсруэ депутат Бундестага, спикер Комитета по правам человека и гуманитарной помощи фракции «Альтернатива для Германии» Юрген Браун высказался довольно радикально в отношении политики германского правительства.

«В Европе за последние годы совершено много религиозных терактов с жертвами-христианами, а Меркель делает вид, что ничего не происходит, — сказал он. — Радикальный ислам должен быть преодолен, люди с неадекватным поведением должны быть высланы из Европы и наказаны в своих странах. Только тюрьма может их исправить. А наше мирное население будет приветствовать мирных людей, которые к нам приезжают».

Несколько странным показалось участникам выступление вице-президента Глобального фонда мира США, зампредседателя Комитета по свободе вероисповедания под председательством посла по особым поручениям по вопросам международной свободы вероисповедания экс-губернатора штата Канзас Сэма Браунбека епископа Пола Мюррея.

Говоря о проблемах религиозного экстремизма, господин Мюррей почему-то начал с осуждения Китая, который «вводит ограничения религиозной свободы в отношении движения Фалуньгун», «нападает на мусульман» и «назначает католических священников вместо папы римского», а также с заявления, что «Госдеп США поддерживает международную религиозную свободу».

Странным такой подход показался прежде всего потому, что власти КНР преследуют религиозно-националистическое движение Фалуньгун отнюдь не по мотивам веры, а потому, что члены движения прямо призывают к свержению конституционного строя в Китае. Касательно же «нападений на мусульман», речь идет о борьбе с уйгурскими радикальными исламистами, совершившими не один кровавый теракт, а не о мусульманах как таковых.

Поэтому Вальдемар Гердт корректно заметил, что нездоровый патриотизм ведет к фашизму, по причине чего за запрещенной в КНР и России сектой Фалуньгун надо пристально наблюдать.

Тем не менее епископ Мюррей подтвердил, что исламский терроризм есть и в США. А главная проблема в том, что исламистами становятся не только приезжие граждане ближневосточных стран, но и сами американцы.

«С религиозным экстремизмом нужно бороться не только законодательно, но и работая с закрытыми общинами, — сказал американский епископ. — Наша организация работает с ФБР, прокуратурой и общинами, чтобы выявлять среди них экстремистов».

Потеряв достоинство, нельзя сопротивляться

Депутат Госдумы, член Комитета по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Николай Земцов задал немецким парламентариям неизбежно напрашивающийся вопрос: «Что противопоставить террористу-убийце, если он не боится смерти, но даже желает ее?»

Сребреница: сербы плохие, мусульмане хорошие, Америка на коне
Сребреница: сербы плохие, мусульмане хорошие, Америка на коне
© REUTERS, Dado Ruvic
«В нашем состоянии мы мало что можем сделать с террористами-смертниками, — с печалью в голосе ответил Вальдемар Гердт. — Наши люди потеряли свое достоинство. Общество, в котором 40% отказывается праздновать Рождество из-за некорректно понятной толерантности, не может сопротивляться исламскому экстремизму».

«Сейчас в Германии не так, как раньше, — добавил Юрген Браун. — Мы даже не знаем, кто живет у нас в стране. У людей много разных паспортов, разных идентичностей. Доходит до того, что США помогают нам в антитеррористической деятельности, потому что у них информации о нас больше, чем у нас самих».

Председатель Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Гаврилов заявил, что исламский экстремизм — доведенное до крайности сектантство закрытых сообществ, таких как ИГ, Фалуньгун или Свидетели Иеговы (запрещена в РФ).

По словам Гаврилова, в России за 10 лет было предотвращено 150 терактов. Парламентарий отметил, что террористы часто приходят вместе с мигрантами, в том числе трудовыми, но просто взять и закрыть границы — тоже не выход, поскольку массовая миграция была искусственно вызвана цветными революциями.

«Американские спецслужбы готовили в Сирии террористов, чтобы перебрасывать их в Россию, — сказал Сергей Гаврилов, обратив особое внимание на то, что «заигрывание США с террористами» закончилось бен Ладеном и событиями 11 сентября. — Надо отказаться от вмешательства во внутренние дела стран со своеобразной культурой — Китая, Ближнего Востока, где светские режимы гораздо более демократичны, чем союзники США в Персидском заливе».

Об участии «американских коллег» в развитии экстремизма упомянул и президент Фонда развития институтов гражданского общества «Народная дипломатия» Алексей Кочетков. Он прямо заявил, что на Украине, с которой сейчас тесно сотрудничают США, есть подразделение при МВД, а именно полк «Азов», сформированный исключительно из нацистов и неоязычников.

«Полк «Азов» — это боевой кулак политической партии «Национальный корпус», которая ведет открытую пропаганду уничтожения Украинской православной церкви Московского патриархата», — констатировал Кочетков.

Андрей Серенко: Радикальный ислам — проблема глобальная и явно недооцененная
Андрей Серенко: Радикальный ислам — проблема глобальная и явно недооцененная
© предоставлено Андреем Серенко
Форум интересен прежде всего тем, что показывает настоящую, без медийного преломления, позицию европейских, российских и американских консервативных кругов в отношении религиозного экстремизма и миграционных проблем.

Различное международное положение, различные, а часто и прямо противоположные национальные интересы государств, представители которых пытались и наверняка будут пытаться найти выход из сложившегося кризиса, проблематизируют решение проблемы, ставит перед неразрешимыми противоречиями.

Могут ли США бороться с религиозным экстремизмом, если в их интересах расшатывать государства-конкуренты с помощью поддержки как раз таких радикальных структур? Может ли старая Европа закрыть границы, когда бизнесу необходима дешевая рабочая сила? Может ли Россия преодолеть радикализацию определенных слоев населения, не вернув в проблемные регионы потерянные за 30 лет промышленные предприятия, образовательные и культурные учреждения?

Вряд ли выход лежит в ценностно-религиозной плоскости, консерватизме или мультикультурализме, попытке сохраниться в своих уютных национальных границах или стирающей идентичность глобализации. В любом случае, по итогам форума будет разработана совместная концепция и принято совместное обращение к правительствам и парламентам. Возможно, такая работа станет шагом к избавлению мира от террористического зла религиозного экстремизма.