Инаугурация президента Белоруссии, вопреки апокалиптическим прогнозам, состоялась. А Беломайдан обернулся чем-то похожим на буйство футбольных фанатов после матча. Запад протестующим не помог.

В такой ситуации опытные политики признают поражение и готовятся к открытию следующего окна возможностей. Власть же отстояла позиции настоящего. Но с будущим далеко не всё ясно.

Антон Розенвайн: Правление Лукашенко — это «диктатура адекватности»
Антон Розенвайн: Правление Лукашенко — это «диктатура адекватности»
© kp.ru

Горечь поражения

Оппозиция еще сохраняет мобилизационный потенциал, но среда, 23 сентября, показала, что дело идет к финалу.

Инаугурация состоялась в среду, будний день, когда многие участники протестов на работе и учебе. Работу бросать они не захотели, а это подрывает веру организаторов в саму возможность толкнуть людей к забастовкам.

Выступление назначили на 18:00, конец рабочего дня. Казалось бы, у заграничных координаторов или даже знаковых персон, вроде Тихановской, Цепкало или Латушко было время для того, чтобы выработать план сражения и дать его. Но они ничего, кроме демагогических заявлений и неконкретных призывов к абстрактному «неповиновению», не смогли озвучить тысячам своих сторонников в Белоруссии.

Но оставались еще координаторы, которые откровенно растерялись. Не знали, как лучше и адекватнее всего действовать. Результат все видели на улицах Минска.

В некоторых городах же протестные провели свои очень малочисленные марши, но это выглядело жалко на фоне ожидаемого. А в большей части населенных пунктов желающих протестовать вообще не оказалось.

Самый яркий пример — Гомель. Второй после Минска по величине город. Здесь с самого начала Беломайдана наметилась «Вандея»: максимально спокойный и почти не протестующий регион. Ни одно предприятие этого второго по промышленному потенциалу города Белоруссии не дало ни одной картинки для СМИ, когда оппозиция раскручивала тему забастовок. Ни один завод не показал ни одного рабочего дающего интервью под флагом БЧБ.

Лукашенко вел подлую политику, за что и поплатился – Погребинский
Лукашенко вел подлую политику, за что и поплатился – Погребинский
© Владимир Трефилов

Протестный ресурс

Объяснение этому очень простое. Люди, которые еще недавно были готовы рисковать своим положением ради того, чтобы надоевший им Лукашенко ушел, оказались брошенными даже телеграмм-каналами.

Были эти кадры, где экзальтированные девушки на Немиге разочарованно жаловались корреспонденту, что никто им ничего не говорит из смартфона, а если так, они не знают, что делать.

«Видишь, танцплощадки при фабриках всё же нужны», — иронизировал кто-то в комментариях к этому видео.

Протест выродился в буйство молодежи после рок-концерта. Иные кадры в то же самое время шли из США, где в Луисвилле боевики BLM устроили серию ночных погромов со стрельбой, огнем и дымом. Они там перешли к следующему этапу «Флойд-майдана» — требуют с бизнеса 1,5% отката за «идеологическую крышу».

В сравнении с оплотом мировой демократии, минские буяны — детский сад, младшая группа. Выражать гражданскую позицию вышли, как сообщает МВД РБ, до пяти тысяч человек, в основном молодежь, вроде вышеупомянутых девушек подростковой внешности. Это немало, но они скорее спускали пар и сбрасывали эмоции, чем вели серьезную политическую борьбу.

Однообразные кадры с сопроводительными подписями вроде «посмотрите, сколько», «вы только взгляните на это», и прочее «ой, что делается» уже не только не заводят, но и начинают откровенно раздражать своей пустопорожностью.

Инаугурационный удар. Как Лукашенко научился справляться с переворотами
Инаугурационный удар. Как Лукашенко научился справляться с переворотами
© REUTERS, Andrei Stasevich/BelTA

Чтобы не быть голословным, вот еще данные. Действие в Минске происходило на 59 локациях. Задержано 364 человека. Основная масса тех, кто вышел бузить — до 30 лет. Они пошумели и пошли домой.

Кураторы-координаторы

А с другой стороны, ну если они и правда живут не своей головой, а телеграмм-каналами, то что предлагают они? А они предлагают негусто и странно.

Основная пропагандистская площадка Беломайдана, варшавская Нехта, выложила следующий план: «Вся страна — стачка», «Районы и водители — протесты по вашему плану».

Тех, кто душой с протестами, этот план должен был вогнать в состояние депрессии. Никаких забастовок не было изначально и не предвидится. Водители знают ПДД, ведают гнев ГАИ и жертвовать водительскими правами в массе не желают. Отчаянные имеются, но их буквально единицы.

Ну а подстрекательства не платить налоги и коммуналку, забирать вклады из банков, не покупать продукцию госпредприятий выглядят тем же детским садом. Предложения же воздерживаться от потребления алкоголя и табака с белорусскими акцизами — из серии «палата №6».

Как обычно эти унылые планы заканчиваются призывом готовиться к очередному воскресенью. Конечно, погулять с флагами и потусоваться — дело для выходного дня подходящее. Но это пока на кураже. Последнего становится все меньше и меньше, особенно после инаугурации.

Наконец, внешняя поддержка. Она, кроме ничего не значащих заявлений о непризнании легитимности Лукашенко, не дала протестующим даже надежды. Ни одного действия де-юре. Только слова, слова, слова.

Странно звучали они из уст президента Украины, Владимира Зеленского. Из всех слов он выбрал самые невыгодные — о беженцах. Стал пугать наплывом белорусских беженцев на Украину. Это президент страны, из которой бежали в Белоруссию в 2014 году 160 000 украинских граждан! И их приняли, обеспечили жильем, оказали помощь. Многие остались.

Семь европейских стран не признали Лукашенко легитимным президентом Белоруссии
Семь европейских стран не признали Лукашенко легитимным президентом Белоруссии
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк

Смотр рядов

А что власть? Лукашенко и его вертикаль окончательно обрели уверенность в том, что перехватили стратегическую инициативу.

Разумеется, протесты не закончились. Но именно сейчас, после вступления в должность, старый-новый президент и должен, по всей видимости, показать свой план. Начинать, скорее всего, будут с ответного хода, но уже теперь провели первый смотр рядов.

Важно понимать, что если нет связки «преступление-наказание», то трактовать кадровые рокировки в системе Лукашенко сложно. Можно только догадываться.

«Тот, кто обходит ряды», редко говорит об истинных мотивах. Ну вот, к примеру, на днях, начиная с 21 сентября проводятся новые назначения. Есть новые ректоры ВУЗов. К примеру, Белорусский, Гомельский и Гродненский медуниверситеты.

Почему именно сейчас и зачем это было сделано публично — сказать сложно. Можно рискнуть предположить, что студенты огорчили Лукашенко участием в протестах.

Иное дело — руководители госпредприятий, особенно промышленных. В массе они показали себя с хорошей и лояльной стороны. А в Гомеле, как уже говорилось, вообще все были «Ябатька».

Картинки в СМИ, увы, дали в основном заводчане столичного региона. И если это так, то только Лукашенко знает каждого из них. Только он может догадываться, стоит за картинками в телеграмм-каналах директор соответствующего завода или нет.

Зачем это директорам? Это арифметика! Ведь директора заводов все в том возрасте, что видели, чем кончились аналогичные шумные «майданы» в 1991 году. Теоретически они могут быть в курсе, что последует за гипотетическим свержением Лукашенко — только приватизация. А в этот момент наибольшие шансы у того, кто в директорском кресле.

Этой власти не будет. Зеленский выступил с угрозами в адрес Лукашенко
Этой власти не будет. Зеленский выступил с угрозами в адрес Лукашенко
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк
Может поэтому Лукашенко и высказался позавчера именно на эту тему, о приватизации. И слово «шарлатаны» — звучало. Но пока что ни одну фамилию заводских баронов не озвучили вслух.

Дело в том, что такие назначения безусловно предлагают отраслевые министры. Но кадровой политикой в целом, особенно в промышленности, владеет только один человек. Так что напрасно думали, что директора Белаза сняли за картинки в протестных СМИ. Нет, директор завода самых крупных в мире самосвалов пошел на повышение. Его назначили министром промышленности.

Есть и выпавшие из вагона. Самый знаковый — Латушко, бывший дипломат, «кинутый» на театр им. Янки Купалы. Есть еще бывший посол в Словакии Игорь Лещеня. Его только уволили, а он уже стал создавать какое-то политическое течение с идеологией подозрительно лоялистской: «Сохранить все доброе и позитивное, что было создано за последние 26 лет». Осознал?

В любом случае, подводить итоги рано. Это еще не окончательная победа Лукашенко. Она возможна только после представления стратегического плана — Конституционных изменений.