В самой «Забороне» однозначно считают началом истории публикацию 2 июня статьи «Драка за белую расу. Как российский неонацист Денис Никитин продвигает в Украине свои идеи, и при чем здесь полк "Азов"», соавтором которой выступила Сергацкова.

Дальше, как отмечает «Заборона» в следующей статье, вышедшей 3 июля, произошло следующее: «Пост со ссылкой на материал появился на нашей официальной странице в Facebook вечером (2 июля. — Авт.). Статья понравилась подписчикам «Забороны» — ее активно обсуждали и распространяли. Однако через 18 часов публикация исчезла со страницы, наша модераторка получила бан, а паблик ограничили в монетизации. Мы не знали почему, но хотели узнать и вернуть пост. Тогда некоторые наши читатели порекомендовали искать возможные ответы в новом партнере Facebook в Украине — интернет-проекте StopFake. И хотя позже соцсеть объяснила, что пост удален по ошибке и вернула его на следующий день, мы открыли много интересного».

StopFake, Facebook и украинские неонацисты. Как крупнейшая международная соцсеть оказалась связана с нацистами Украины
StopFake, Facebook и украинские неонацисты. Как крупнейшая международная соцсеть оказалась связана с нацистами Украины
© Twitter,

Строго говоря, основное из того, что «открыла» в июле «Заборона», а именно связь StopFake с украинскими ультраправыми (от радикальных националистов до откровенных неонацистов) через Марко Супруна, еще 27 марта с фотографиями изложил в Twitter канадский журналист Майкл Колборн, работающий в Киеве. Но не будем придираться.

Вот уже после этого на «Заборону» и конкретно на Сергацкову пошла мощная атака.

Стоит задуматься, почему именно тогда? Основные моменты изложил в Twitter Колборн, а затем переписало за ним 31 марта издание «Страна» (которое тоже почему-то считает, что «первой подняла эту тему»). Принципиально нового в публикации «Забороны» не было, хотя ее расследование было гораздо детальнее и в целом подробнее аргументировано.

Facebook, нацисты, Сорос и StopFake. Всё в один флакон не уместилось

Начнем с того, что многие, обсуждавшие первую статью «Забороны» от 2 июня, явно не читали ее дальше заголовка и первых абзацев. Создается впечатление, что статья посвящена только создателю бренда одежды White Rex и организатору турниров по смешанным единоборствам (Mixed martial arts, MMA) «Дух Воина» Денису Никитину.

Биографии Никитина и его связям среди европейских ультраправых я посвятил полтора года назад отдельную статью на Украине.ру. В целом нельзя не отметить, что если на 2012 — 2014 годы проекты Никитина однозначно лидировали на правой сцене Восточной Европы, то сейчас это давно уже в прошлом. Турниры больше не проводятся. На рынке одежды White Rex потеснили украинский SvaStone и российский «Белояр», благо, тот и другой бренд выпускают куда более «олдовые» и авторитетные в правой среде люди, нежели Никитин.

В общем-то ничего нового, тем более могущего сейчас доставить какие-то особые неприятности Никитину «Заборона» не написала. Так, может, вопрос и не в нем?

Просто дочитаем статью до конца и поймем, что Никитин с его скандальным брендом и контактами с неонацистами по всей Европе идет там вроде компрометирующего «груза» для сугубо украинской публики.

Во-первых, поименно названного руководства «Национального корпуса»: «Никитин… был в хороших отношениях с международным секретарем «Нацкорпуса» Еленой Семенякой. Семеняка благодаря Никитину наладила связи с итальянскими и немецкими неонацистами. Она не скрывает, что Никитин помогал ей, а иногда вообще представлял «Нацкорпус» вместо нее. В 2017 году они вместе ездили в Варшаву на конференцию, организованную польской группировкой «Штурмовики» (польск. Szturmowcy), поддерживающей превосходство белой расы… Никитин отвечал за бои в «Реконкисте» (в данном случае речь идет о клубе ММА в Киеве. — Авт.), которые рекламировал «Азов». Открывая бои в клубе, Никитин назвал его «нашим» и просил решать все вопросы через него. В конце 2018 года глава «азовского» движения Андрей Белецкий даже открыл спортзал, где бойцы «Азова» могли готовиться к боям».

Facebook, нацисты, Сорос и StopFake. Всё в один флакон не уместилось

Вот это уже что-то конкретное. Однако все перечисленное относится к 2017 — 2018 годам. Да, с контактами в Западной Европе Никитин «азовцам» помог. Но это уже давно пройденный этап, связи там уже выстроены, и не только с его, кстати, помощью. Далее в той же статье «Забороны» отмечается, что и клуб Reconquista в Киеве закрыт, а сам Никитин уже «Нацкорпусу» не интересен и сотрудничает с более мелкой организацией «Традиция и порядок». То есть вступаться за Никитина из-за каких-то старых заслуг, задействуя через Марко Супруна (с которым у Семеняки или Билецкого далеко не прямой контакт) модераторов украинского Facebook, никто бы не стал.

Британская пресса увидела в Украине ультраправый беспредел. Муж Ульяны Супрун – связующее звено между StopFake и неонацистами
Британская пресса увидела в Украине ультраправый беспредел. Муж Ульяны Супрун – связующее звено между StopFake и неонацистами
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Пойдем дальше. Где-то в середине июньской статьи «Забороны» бегло упоминается солист неонацистской музыкальной группы «Сокира Перуна» Арсений Климачев (псевдоним — Билодуб): «В апреле 2012 года Билодуб объединился с Никитиным. Они провели совместный турнир по миксфайту в Киеве, на котором соревновались более ста бойцов из Украины, России и Белоруссии. Было примерно 300 зрителей, еще 500 человек смотрели онлайн-трансляцию, хвастались организаторы. Никитин гордился сотрудничеством с Билодубом, но впоследствии разочаровался в украинском турнире. Русский считал, что соревнования так и не вышли на серьезный уровень», — написано в «Забороне».

И уже в самом конце статьи, как вишенка на торте: «Последний пока ММА-турнир Никитин провел в конце 2019 года (в Киеве. — Авт.) на музыкальном фестивале Asgardsrei… Исследователи Павел Клименко и Роберт Клаус ожидают, что вскоре Никитин присоединится к фестивалю Fortress Europe, который проводит его старый друг из «Сокиры Перуна» Арсений Билодуб. Событие должно было состояться в мае 2020 года, но из-за карантина его перенесли на неопределенное время». 

Вот это уже интересно хотя бы потому, что как раз Климачев является кровным побратимом Супруна и мог просить его «надавить» через StopFake на «Заборону», удалив ее публикацию из соцсетей, откуда многие пользователи интернета сейчас в основном и черпают новости.

И дело тут не в Никитине. Вообще стоит отметить, что Климачев, в отличие от прочих правых музыкантов (зарабатывающих только на концертах и продаже дисков), весьма активен и успешен на коммерческом поприще.

Музыкант-неонацист не только запустил в 2010 году ставшую очень популярной марку одежды SvaStone, но и — малоизвестный широкой публике момент — еще в нулевые он успешно вложил заработанные на концертах деньги, купив заводик по производству тортов. Информация о последнем уже тогда циркулировала в неонацистской тусовке Киева, но подтверждение этому появилось после того, как в 2014 году Климачев вошел в состав руководства партии «Правый сектор»* и стал публичной фигурой.

«Они же дети!» Почему «Нацкорпус» вывел на марш протеста школьников?
«Они же дети!» Почему «Нацкорпус» вывел на марш протеста школьников?
© nationalcorps.org

«В 2003 году Арсений Климачов основывает собственный бизнес — ТОВ «Валес». В данной компании занимает должность финансового директора до 2014 года», — сообщается в официальном профайле Климачева на официальном сайте «Правого сектора». Стоит уточнить, что, судя по открытым базам данных юридических лиц, Товарищество с ограниченной ответственностью «Валес», основным видом деятельности которого указано «Производство хлеба, свежих мучных кондитерских изделий, тортов и пирожных», было зарегистрировано в Святошинском районе Киева в августе 2002 года. В 2016 году у предприятия сменился собственник, новым стал уроженец Ташкента Камрон Мамедов. «Арийцы», они такие…

Кроме того, Климачев является основателем упомянутого выше в статье «Забороны» турнира по реалистичным боям (читай — смешанным единоборствам) «Иду на Вы», проходящего с 2009 года. C 2016 года, когда турниры возобновились после, как сказал Климачев, «перерыва на Революцию достоинства и войну», их соорганизатором наряду с SvaStone являлись «азовское» движение, к которому тогда примыкал «Восточный корпус» Олега Ширяева (его символику с казаком Сирко можно видеть на турнирах 2016 и 2017 годов), Добровольческий украинский корпус «Правый сектор» и сеть магазинов «Милитарист».

Facebook, нацисты, Сорос и StopFake. Всё в один флакон не уместилось

В общем, Климачев вполне мог бы отомстить «Забороне» руками StopFake за излишнее внимание к его деятельности, чреватое возможной потерей прибыли. Все-таки это интернет-издание читают и иностранные журналисты, и западные дипломаты.

Вообще стоит отметить, что «Заборона» — издание, пусть и небольшое, но, как говорится, непростое. Во-первых, оно сильно идеологически мотивировано левыми идеями так, как их сейчас понимают на Западе (то есть помимо борьбы с фашизмом и за социальные права еще и борьбой за права расовых, сексуальных и гендерных меньшинств). Во-вторых, оно всегда имело грантовую поддержку от крупных западных организаций.

В интервью, опубликованном 14 мая этого года «Детектором Медиа», Сергацкова рассказала, что «сначала организации удается получить международное донорское финансирование (в нашем случае это был USAID) на свой проект, но в какой-то момент у донора меняется политика или в стране этого донора начинает меняться политика, и это непосредственно влияет на проект».

Тут речь о том, что 6 мая 2019 года «Заборона» сообщила, что «проект поставлен на паузу». Многие связывали это с уходом с поста официального представителя США на Украине Мари Йованович, занявшей этот пост в августе 2016 года при Бараке Обаме и тесно связанной с Демократической партией. Совпадение дат действительно есть — официальное заявление Государственного департамента об уходе Йованович было озвучено 7 мая 2019 года, свой пост посол покинула 20 мая.

Поубавили «Гонору». Почему бывшие соратники по «Азову» готовы «валить» друг друга
Поубавили «Гонору». Почему бывшие соратники по «Азову» готовы «валить» друг друга
© Facebook, Serhii Filimonov

Снова издаваться «Заборона» стала 27 апреля 2020 года. «Мы решили немного подержать интригу и не сразу объявили, кто нас поддерживает, но на самом деле донор, о котором говорила Катя еще в прошлом году, это Open Society Foundations, или Фонд открытого общества (Джорджа Сороса. — Авт.), — пояснила в том же интервью исполнительный директор «Забороны» Елена Садовник. — Этот донор поддерживает нас организационно: чтобы мы построили команду, менеджмент и разработали бизнес-стратегию, в частности, модель финансирования, чтобы через три года выйти на финансирование без грантовой помощи или хотя бы уменьшить его до 20%… Также у нас есть еще два донора, которые нас поддерживают, — это Free Press Unlimited из Нидерландов и BBC Media Action, которая поддерживает нас экспертизой».

​Речь ли о некоей корпоративной солидарности, или причина в общих ценностях, но многие журналисты Би-Би-Си в ходе конфликта открыто встали на сторону «Забороны». Например, работающий на Украине журналист Би-Би-Си Джон Фишер написал 8 июля в Twitter, что «StopFake… атакуют Кристофера Миллера — лучшего иностранного корреспондента в конфликте (речь про военные действия в Донбассе. — Авт.) на Украине».

В свою очередь, Леонид Рагозин, ранее работавший на Русской службе Би-Би-Си, опубликовал 16 июля едкую карикатуру по поводу методов, используемых StopFake и их друзьями-неонацистами для ухода от ответов по поводу идеологии последних.

17 июля «Немецкая волна» опубликовала интервью с представителем журналистской сети n-ost Кристианом-Жолтом Варга (интервью доступно только на украинской версии сайта, на русскоязычной — только цитаты в обзоре данного скандала от 19 июля), который достаточно критически прошелся по аргументации StopFake: «n-ost три года назад проводила конференцию в Украине под лозунгом «blind spots» — вещи, которых мы не видим. И мы говорили о таких вещах, в том числе и в Украине с украинскими журналистами. Одной из тем был правый радикализм. Многие журналисты говорили о том, что в стране существует проблема с праворадикальным насилием. Конечно, пропаганда Кремля так же говорит о праворадикалах… Следствием этого является самоцензура со стороны многих журналистов, ведь они знают, что о той или иной теме писать не стоит, если не хочешь сразу же быть обвиненным в работе на Кремль, а в крайних случаях — получить угрозы или быть даже физически атакованным… К сожалению, схема остается той же: под предлогом борьбы с российской пропагандой свободная независимая расследовательская журналистика попадает под каток».

«То, о чем написала «Заборона», надо воспринимать абсолютно серьезно, — считает известный немецкий медиаэксперт. — А то, что определенные публичные лица поливают Сергацкову грязью, — это не только образные выражения, но и публикация фото ребенка Сергацковой, адреса проживания…»

Таким образом, получается, что между неонацистами, которые считают Украину своим плацдармом, и рядом Фондов и организаций из США, финансирующих СМИ и общественные организации Украины, возникло отчетливое противостояние. К тому же замешанное на участии в этом конфликте подконтрольных специфическим структурам США  социальной сети Facebook и StopFake при участии граждан США супругов Супрун. В общем, как оказалось, в Киеве сошлись в неожиданном конфликте американские интересы и местные неонацистские структуры.

Скорее всего, история этого противостояния еще не закончена, и мы еще к ней вернемся.

* Организации запрещены Верховным судом РФ.