В 20-ую годовщину, 7 декабря, в Сочи прошел российско-белорусский саммит с участием президентов Владимира Путина и Александра Лукашенко. Переговоры за закрытыми дверями длились 5 часов, но принять «дорожную карту» — план действий по частичному объединению экономик — так и не удалось.

В целом же переговорный процесс длится уже полтора года, межправительственные согласования — почти год, процесс засекречен. Однако очевидно, что у Минска есть свои «красные линии», за которые президент Лукашенко не хочет заходить.

Какие это именно «красные линии», понятно из произнесённой Лукашенко речи в парламенте Белоруссии в начале января 2019 года.  

«Мы никогда не собирались и не собираемся входить в состав любого государства, даже братской России. Я не пацан, который отработал президентом три, четыре, пять лет. Я не перечеркну все, что сделал вместе с народом, создав суверенное государство, чтобы его сейчас уложить в ящик с крестом наверху», — заявил Лукашенко.

Саммит Россия-Белоруссия в Сочи: дорожную карту не подписали, а в Минске прошел «майданчик»
Саммит Россия-Белоруссия в Сочи: дорожную карту не подписали, а в Минске прошел «майданчик»
© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк
При этом во время поездки Лукашенко в Сочи в Минске даже вспыхнул небольшой «Майдан».

Следующий этап переговоров Путин-Лукашенко намечен на 20 декабря.

Насколько вероятно создание нового государственного или межгосударственного объединения России и Белоруссии, а также какие цели преследуют руководители двух государств, изданию Украина.ру рассказали политические эксперты.

Народ — за, Лукашенко — против?

С форматом Союза главы государств определились давно, о чем неоднократно заявляли, — это союз двух независимых государств. На сегодняшний день речь о создании единого государства, к сожалению, не идёт, отмечает сопредседатель Гражданской инициативы «Союз» (Белоруссия) Сергей Лущ.

Однако даже в случае реализации того, о чем договорились лидеры двух стран, обе стороны очень серьезно выиграли бы экономически, в том числе Республика Беларусь, добавляет Лущ.

«Потому что это единый рынок и товаров, и услуг. Это большая экономика, формирование большого союзного рынка товаров и услуг, а самое главное, в социальном плане для людей очень хорошая перспектива с уверенностью в будущем, потому что это уравнивает их окончательно в правах», — рассказал эксперт.  

Несогласованные вопросы между Путиным и Лукашенко носят политический характер, говорит заместитель декана Факультета мировой экономики и мировой политики ГУ ВШЭ Андрей Суздальцев. По его словам, это вопросы энергетики, вопросы, связанные с единой валютой и так далее.

Бразовский опасается, что Белоруссия может стать вторым фронтом для Украины
Бразовский опасается, что Белоруссия может стать вторым фронтом для Украины
© Facebook, Игорь Бразовский
«Самое главное, что Лукашенко такие «дорожные карты» подписывать не будет. Он их подпишет только в случае получения огромного финансово-ресурсного аванса. Он его называл неоднократно — это компенсация за налоговый маневр в российской нефтяной промышленности, резкое снижение цены на поставляемый в Белоруссию российский газ, открытие российского рынка для белорусских товаров без каких-либо ограничений и контроля, и целый ряд колониальных задач, которые Лукашенко ставит перед российским руководством», — сообщил Суздальцев.  

В целом ситуация пока тупиковая, добавил эксперт. Он отмечает, что взято еще 2 недели, чтобы ужать как-то эти дорожные карты.

«Лукашенко нервничает. Звонил вчера российскому премьер-министру Дмитрию Медведеву. Звал его в Минск. Может, хочет подкупить, я не знаю. Но для него это очень важно», — сказал Суздальцев.

«Конспирологический вариант»

Руководитель Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко называет «конспирологический» сценарий. По его словам, Союзное государство и всё, что с ним связано, — некие новые органы управления — может стать одним из сценариев так называемого транзита власти, либо, как в России любят называть это, трансфера.

«Проблема-2024. Мы его еще называем югославский сценарий. Когда в своё время тоже в Югославии тогдашний президент Сербии, чтобы остаться при власти после окончания своего срока полномочий, стал президентом Югославии. Правда, всё равно пришлось уйти, но сценарий был задействован.

Вот в принципе Путин может использовать этот сценарий для себя, чтобы остаться при власти как союзный президент или глава некоего объединенного органа Союзного государства», — заявил политолог.

В то же время для Лукашенко в этой ситуации нет мотивов, добавляет Фесенко. Для Лукашенко приемлем сценарий «статус-кво» — сохранить всё как есть: «и льготы, и субсидии со стороны России, и широчайшую политическую автономность Белоруссии, почти полную независимость в рамках Союзного государства».

«Лукашенко и интеграция — вещи несовместимые»

Ищенко назвал обстоятельства, при которых Лукашенко захочет включить Белоруссию в состав РФ
Ищенко назвал обстоятельства, при которых Лукашенко захочет включить Белоруссию в состав РФ
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк
Если между странами произойдёт реальная интеграция и единая экономика, никаких дотаций и преференций не может быть в принципе, уверен Андрей Суздальцев: дотации и преференции означают, что никакой интеграции нет.

«Надо сказать, что к 1 января 2020 года общая сумма дотаций и преференций, которые Белоруссия получила за последние 20 лет, составила 134 млрд долларов.

Думаю, что проект не умрёт, хотя сейчас он находится в стагнации. Но при Лукашенко никакой интеграции не будет, ни экономической, ни политической. Лукашенко и интеграция — это вещи несовместимые. Он может сколько угодно говорить о ней, но он ее понимает только как получение дотаций и преференций из России, а от себя ничего», — категоричен эксперт.

Сергей Лущ говорит, что есть оптимистичные ожидания, и 20 декабря Путин и Лукашенко всё-таки подпишут «дорожные карты».

«Каких-то других вариантов, кроме развития союзного государства, у нас нет. Самое главное, чтобы этот процесс шел, чтобы выстраивались и восстанавливались связи промышленной кооперации, чтобы произошло взаимопроникновение систем производства.

Второй по важности аспект — окончательно юридически закрепить права граждан наших стран в части социальной политики. Это те соглашения, которые касаются прав и свобод, возможности получать образование, работать, получать медицинское обеспечение. Это то, что нас будет сплачивать, потому что на среднем уровне граждан есть некий вакуум вот этого понимания, для чего нам нужно союзное государство», — пояснил сопредседатель Гражданской инициативы «Союз».

Кризис Белоруссии по «украинскому варианту»

Сейчас Россия для Лукашенко — это враг, убеждён Андрей Суздальцев: президент Белоруссии живёт в украинском формате восприятия России.

Лукашенко заявил о «жесточайшем антибелорусском давлении» на Путина
Лукашенко заявил о «жесточайшем антибелорусском давлении» на Путина
© РИА Новости, Алексей Даничев | Перейти в фотобанк
«Его убедили, что Россия скоро развалится. И Киев, и Минск видят себя наследниками российских ресурсов, финансов, территорий. Лукашенко несколько раз за последнее время ставил вопрос, что ему должен принадлежать Калининград. Это бесполезно», — говорит эксперт.  

Он допускает, что возможно всё: «на примере Украины мы видим, когда исчезающее и мизерное меньшинство заправляет внутренней и внешней политикой и даже президента конвоирует на саммит «нормандской четвёрки».

«Такое меньшинство есть и в Белоруссии, очень агрессивное, ненавидящее Россию. Так что кризис по украинскому формату возможен, но возможны такие же последствия. Этот радикально-антироссийский вариант превратится в откровенно польский сценарий со всеми вытекающими. И в этом «польском варианте» трудно себе представить Витебск и Могилев», — сказал Суздальцев.