В белорусской прессе все, что касается президента страны, — дело государственное, подотчетное и ответственное. Задавать лишние вопросы не принято. Принято придерживаться четких инструкций. Какими были инструкции, хорошо показал день саммита: белорусские СМИ хранили молчание, а по окончании встречи дали сухой отчет. Поэтому судить об отношении журналистов, комментаторов и обозревателей можно только по работе российских СМИ.

Работа над ошибками в СМИ

Сказать, что их работой можно гордиться, нельзя. Коллеги освещали визит посредственно и поверхностно. В материалах изданий сквозила снисходительность к белорусской стороне, ирония, а также непроверенная информация. Причиной последнего вряд ли можно считать злой умысел. Видимо, расслабившись накануне продолжительных праздников, журналисты поленились лишний раз проверить информацию, которую они подавали.

Главная ошибка, что инициатором второй встречи был Лукашенко. Это не так, что следует из прямой речи Путина: «Спасибо, что приняли наше приглашение и приехали», — конец цитаты. Официальное приглашение обычно проходит через службу протокола. Почему журналисты, освещавшие саммит, пропустили релизы, непонятно. Скорее всего потому, что у некоторых коллег сложилось ошибочное впечатление, что отношения Путина и Лукашенко панибратские, а не официальные.

Но оба президента придают большое значение формализации своей работы. А слова, которые они озвучивают для прессы, — их авторские скетчи. Переговоры 25 декабря были настолько сложными, что потребовалась вторая часть. Сначала речь шла о 31 декабря, затем дату перенесли на 29 число, чем скорее всего хотели подчеркнуть их рабочий характер: канун Нового года был бы воспринят как позитивный сигнал о закрытии проблем. А это не так.

Печально читать некоторые заголовки российских СМИ. Например, «Перед встречей с Путиным политолог предрек Лукашенко судьбу Януковича», «Подавленный Лукашенко сдался Путину», «Лукашенко отказался играть с Путиным в хоккей». Хотя в данном случае они были выражением настроений определенной части журналистского сообщества. Это стоит разобрать более предметно.

Некоторые акценты при освещении встречи

Никакого панибратства или легковесности в повторной встрече не было. Это были не менее серьезные, чем 25 декабря, переговоры, которые длились три с половиной часа. И никаких заявлений для прессы по итогам сделано не было. Для общественности службы протокола припасли дежурные юмористические штампы: «Лукашенко подарил Путину четыре мешка картошки», «Путин пригласил Лукашенко сыграть в хоккей». Мешки с картошкой президент России холодно принял, а на игру на Красной площади не хватило времени у службы белорусского президентского протокола.

Эти факты являются единственно истинными, потому что именно так все и выглядело либо было озвучено первыми лицами. Все остальное — домыслы и манипуляции с неизвестной целью. Но это всего лишь «завитушки» вокруг переговоров, содержание которых и результат никому неизвестны, поскольку не озвучивались. И коль скоро речь идет о главном и стратегическом союзнике России в очень грозные для Москвы времена, то шутить и манипулировать неуместно.

Совершенно беспочвенно выглядят утверждения о том, что Лукашенко «сдал» Белоруссию, что он «сломлен» или «побежден». Россия и Белоруссия находятся в союзнических отношениях, так что проецировать состояние войны и намерения сломить и победить — явно из враждебного лексикона. Враждебного, потому что именно так, именно под таким углом освещали российско-белорусский саммит украинские СМИ — пресса враждебной России и Белоруссии страны с враждебным режимом-антиподом, пришедшим к власти на крови и войне. Точно такой же взгляд и у западных партнеров Киева.

Нужно признать тот факт, что некоторые российские СМИ и анонимные телеграмм-каналы при освещении переговоров о будущем российско-белорусских отношений позволили себе встать на сторону врага. Это очень тревожная, вредительская и недопустимая тенденция в контексте «Холодной войны-2».

Почему важна реализация Союзного договора

То, что сделало ситуацию такой сложной, но совсем не безвыходной, — Союзный договор. Это главный тезис. Речь не идет о том, что Россия мечтает присоединить Белоруссию. Расходы на присоединение 208 000 квадратных километров с инфраструктурой ноосферы и 10-миллионным населением в бюджете РФ не предусмотрены. Подобный взгляд — вредительская манипуляция. Между Москвой и Минском существует договор о Союзном государстве, который до конца не реализован, хотя это нужно было сделать давно. Но несмотря на это граждане Белоруссии и России пользуются в полной мере благами от отсутствия государственной границы и одинакового к себе отношения в обоих странах. Это главное: госграницы между странами бывшего СССР — проклятие и позор для миллионов.

Союзный договор должен быть реализован. Это сделает два ключевых государства бывшего Союза единым организмом при сохранении суверенитета. Это прообраз принципиально нового формата, в котором миллионы людей, униженных и растоптанных распадом их Родины, с надеждой видят СССР-2. Чтобы быть честным, нужно признать, что именно это и есть цель постсоветской интеграции: вернуть нашу страну, трагически погибшую в конце ХХ века усилиями внешнего врага и внутренних перерожденцев из тогдашней единственной правящей партии.

Новый формат Союза — это в первую очередь российско-белорусский опыт. Это хорошо, что именно сейчас так трудно. Этот кризис обязательно должен быть преодолен, и мы увидим начало исцеления. Если Союзное государство удастся наконец полностью создать — это будет победа.

Суть экономической составляющей

C 2019 года Россия планомерно обнуляет экспортные пошлины на нефть и повышает налог на ее добычу. Следствие — удорожание сырья для российских предприятий. Им из госбюджета РФ будет выплачена компенсация. Именно это стороны на переговорах называют «налоговым маневром». Для Белоруссии компенсация не предусмотрена, поскольку это государство не часть России. Белорусская же сторона добивается компенсации на основании того, что Минск и Москва — участники Союзного договора. Им возражают, что соглашение заморожено на уровне 1998 года, и предлагают реализовать договор полностью. Это вся суть договорной петли.

Раньше Белоруссия покупала нефть без пошлин, перерабатывала, облагала своей пошлиной, равной российской, и продавала. После отмены экспортной пошлины в России в Белоруссии ничего не изменится, иначе продукция станет неконкурентоспособной.
Есть и проблема цены на газ. Минск считает ее завышенной, Москва — льготной. Белоруссия жалуется на то, что в последние годы существенно усложнился доступ к рынкам Таможенного союза и ЕАЭС. Но краеугольный камень — компенсация за налоговый маневр. Хотя, вступая в ЕАЭС, Минску обещали, что условия торговли будут равными и не ухудшатся.

Риски и угрозы

Если компенсации не будет, бюджет Белоруссии до 2025 года потеряет 11 миллиардов долларов при ВВП нынешнего года около 55 миллиардов. Это потянет вниз белорусскую экономику, социальные обязательства государства, гарантированно приведет к социальному напряжению, новому витку протестного движения, попыткам устроить «майдан» и в конечном счете сменить режим на прозападный по украинской схеме. Если так и случится, то на помощь «змагарам» придет вся экономическая мощь ЕС и США, а территория Украины станет базой для мятежников. Так уже было в 2010 году, когда акциями протеста руководили штабы в Киеве.

Москва заняла очень жесткую позицию. Министр финансов Антон Силуанов заявил, что компенсацию не обещали, а налоговый маневр — внутреннее дело. Минску передали список встречных претензий. Кремль явно недоволен неопределенностью Минска, его «многовекторной» политикой, заигрываниями с Западом и явной поддержкой киевского режима. Многолетнее субсидирование белорусской экономики не привело к тому, о чем договаривались, заключив Союзный договор. Заключали по схеме СССР, но получили непонятно что.

Если смотреть с точки зрения тех новых молодых российских политиков, кто уже мало помнит СССР и не работал при Ельцине, то перейти с «братских» на «партнерские» отношения — рационально. Россия будет иметь буферное государство, прагматические отношения, табачок врозь. Но это иллюзия. Прозападная Белоруссия буфером, конечно, станет. Но для НАТО, как Украина. А Москва получит враждебный фронт в 10 часах езды на автомобиле от Кремля.

Решающий шаг необходим

Итак, речь о присоединении Белоруссии к России не идет. Неправилен и тезис о том, что Путин настаивает на углублении интеграции. Ни о каком «углублении» речь тоже не идет. Углублять нечего. Впервые за 16 лет Москва справедливо и принципиально поставила вопрос о выполнении договора, заключенного Лукашенко и Путиным. Это правильно именно сейчас — чтобы закрыть навсегда экономические и чисто технические споры вокруг Союзного государства.

Но есть и иная, куда более важная, цель. И Лукашенко, и Путин за двадцать лет воспитали новое поколение политиков России и Белоруссии. Очень важно подготовить для них игровое поле, которое обеспечит двум государствам будущее в мире, который стоит на пороге грозных времен.

Потому что о третьей мировой войне сегодня говорят даже в транспорте. Тот, кто за Союзное государство, — друг, кто против — враг. Это самый важный акцент. И дай Бог, чтобы в Новый год зажглась надежда для сотен миллионов жителей стран, чья Родина — СССР.