Мирча Луческу сейчас — в центре внимания футбольной общественности России и Украины. Вчера стало известно, что Луческу возглавил футбольную команду питерского "Зенита". Это стало возможным после того, как тренер покинул донецкий "Шахтер", в котором проработал последние 12 лет.

Луческу ушел на триумфальной волне: «Шахтер» — единственная команда из Восточной Европы, которая дошла до полуфинала Лиги Европы УЕФА, проиграв испанской «Севилье», которая затем и стала командой-чемпионом. К слову, успех стал хорошим подарком к праздничной дате — вчера "Шахтер" отмечал свое 80-летие.

Стамбул-Донецк-Транзит

Мирча Луческу возглавил «Шахтер» в мае 2004 года. За 12 лет под его руководством команда провела 573 матча и завоевала 22 трофея. Он привел «горняков» к 8 победам в национальном чемпионате, 6 раз «оранжево-черные» становились обладателями Кубка страны и 7 раз — Суперкубка Украины.

Наиболее громким достижением на европейской арене стал триумф в последнем в истории розыгрыше Кубка УЕФА в 2009 году. Луческу стал третьим коучем «Шахтера», приняв клуб после после итальянца Невио Скала и немца Бена Шустера. Гражданин Румынии, Луческу воспитал в «Шахтере» целую плеяду выдающихся футболистов, которые теперь играют в сильнейших европейских клубах: Фернандиньо — «Манчестер Сити», Коста — «Бавария», Мхитарян — «Боруссия», Виллиан — «Челси».

Почему именно на Луческу выпал выбор президента «Шахтера» Рината Ахметова никто доподлинно не знает. Луческу, когда Ахметов сделал ему предложение, еще работал в Турции, где тренировал сначала «Галатасарай», а потом «Бешикташ», поэтому, сославшись на контракт, первоначально отказался. Какие аргументы нашел Ахметов, чтобы уговорить Луческу переехать из Стамбула в Донецк, широкой общественности также неизвестны. То ли деньги, то ли сыграл на абмициях.
В столице Донбасса Луческу поселился недалеко от центра города (около Третьего городского ставка) в снятом специально для него особняке в элитном районе на «улице Демьяна Бедного» (она, на самом деле, так не называется; такое ироничное название она получила из-за его небедных обитателей). Там он жил со своей женой Нелли, зажиточные родители которой были родом с Буковины. Последние, кстати, были против свадьбы с Мирчей. Мол, он же футболист — будете жить всю жизнь в нищете. В итоге оказалось, что Нелли вышла замуж за будущего миллионера.

Луческу очень энергичный человек. Может своим голосом, когда дает на поле указание игрокам, перекричать стадион. Несмотря на всю свою холеричность, никогда не ругается матом, хотя при случае в мужской компании может рассказать матерный анекдот.

Он любит средиземноморскую кухню. Читает книги по истории, коллекционирует произведения искусства. Обожает внуков, которые часто ездили к нему в Донецк.
О некоторых интересных фактах биографии Луческу «Украине.ру» рассказал журналист Руслан Мармазов, проработавший на посту руководителя пресс-службы «Шахтера» с 2005 по 2015 год, и видевший великого тренера в разных ситуациях.

Мистер Мирча Михайлович

В украинской прессе, если кто-то из журналистов упоминал какого-то «Мистера», то все понимали, что речь идет именно о Луческу. Ахметов, комментируя СМИ, футбольные матчи, при упоминании имени главного тренера «Шахтера», неизменно называл его «мистер Луческу».

Откуда взялось это прозвище «Мистер»?

«Это пошло еще задолго до Луческу. Началось при итальянском тренере «Шахтера» Невио Скала. В Италию футбол ведь привезли англичане. Поэтому там сложилась такая традиция, обращаться к тренеру «Мистер». Это означает что-то вроде «шефа» или «босса».

Эта традиция вместе со Скалой пришла и в «Шахтер». Правда, немца Бена Шустера так не называли.

Когда в 2004 году «Шахтер» приехал тренировать Луческу, то его могли на румынский лад именовать «домнул», что по-русски означает и «господин», и «уважаемый», но все равно вслед за Скалой и Шустером именовали не иначе, как «Мистер», — вспоминает Руслан.

«Также я ввел в оборот и традицию называть Луческу по имени отчеству. Иностранцы же обращаются друг другу только по имени, и Луческу был не против, чтобы его называли Мирчей, но я подумал, что надо ввести традицию, которая началась у нас с эпохи Петра Первого, когда к иностранцам начали обращаться на русский манер. Например, Иоганн Гансович.

Когда тренером в «Шахтере» был Шустер, то я выяснил, что его отца завали Дитер. С тех пор его начали именовать его не иначе, как «Бернд Дитерович».
Вот точно так произошло и с Мистером. Мы связались с его сыном Разваном, который сообщил нам, что отца Луческу звали Михаем. Можно, конечно, было называть его Мирчей Михаевичем, но я решил отчество русифицировать — теперь Мистер стал еще и «Мирчей Михайловичем».

Выучил русский по футбольным мониторингам

Выступая на пресс-конференциях на Украине в течение всех 12 лет своего пребывания на посту тренера «Шахтера», Луческу всегда говорил по-румынски, хотя свободно мог изъясняться по-русски.

«Поверьте, он говорит по-русски чуть-чуть хуже нас с вами. Русский он знает хорошо. Учил его уже в Донецке. Каждый день наша пресс-служба готовила подборку новостей о том, что пресса писала о команде. Вот он его постоянно и читал, выписывая в блокнот непонятные ему слова и выражения. Он мне потом с похвалой говорил: «Я русский выучил по твоим, Руслан, подборкам».

Однако, несмотря на знание языка, он предпочитал давать пресс-конференции на своем родном языке. Он мне объяснял это следующим образом: комментируя игру нужно быть точным в терминах, нужны точные формулировки, тут важно не ошибиться. Ему не хотелось, чтобы над его языковыми огрехами украинские журналисты подшучивали и смеялись.

Чаще всего с переводом помогал Александр Спиридон, ассистент главного тренер «Шахтера».

Вообще, как рассказывает Руслан Мармазов, Луческу — полиглот. Освоил примерно 6-8 языков.

«Итальянский и французский были для него чуть ли не родными. Он хорошо знал испанский и португальский. Причем, последний ему был нужен для того, чтобы говорить на нем с бразильскими игроками. Немножко он знал и турецкий. А вот английский любил не очень, хотя и свободно на нем общается».

Научил Ахметова пить

Луческу, будучи румыном, и к тому же поработав тренером в такой «винной» стране как Италия, хорошо разбирался в винах.

«Много он, конечно, не пил. Мог позволить себе в обед бокал хорошего вина. На выезде команды, проходя мимо нашего стола, иногда с улыбкой интересовался: а почему обедаете без вина? И нам ничего не оставалось, как попросить официанта принести по бокалу.

Кстати, он научил пить сухое белое вино и Рината Ахметова, который никогда не пил и не курил.

После какого-то матча, который заканчивался победой, капитан «Шахтера» Дарио Срна, чтобы снять напряжение, просил у Луческу разрешения, позволить игрокам немного выпить. И Мистер разрешал. Когда возвращались после тяжелого матча домой, в самолете он мог позволить себе выпить стаканчик виски со льдом или с содовой».

За что Луческу не любил Чаушеску

Последнего руководителя социалистической Румынии Мирча Михайлович терпеть не мог. Однажды на пресс-конференции в Греции, когда переводчик — а он был из бывших наших сограждан — по ошибке назвал его Чаушеску, Луческу его попросту выгнал.

«Как я понял по рассказам Мистера, не любить диктатора было за что. Он мешал успехам и карьере лично Мирчи Михайловича. Луческу же был очень известным и популярным румынским футболистом, одно время даже капитаном сборной Румынии. В 70-м году на чемпионате мира в Мексике он после матча с бразильцами обменялся футболками с самим Пеле. Он ее после этого никогда не стирал.

Потом в 70-х он вместе с румынской командой ездил по Бразилии, где они играли с различными клубами. В одном из них он приглянулся, и его пригласили поиграть, когда в Румынии было межсезонье, но социалистические власти его не отпустили.
В Румынии были две сильные команды, обе из Бухареста — «Динамо», это клуб милиции, которую тренировал Луческу, и «Стяуа» («Звезда»), армейская команда, которую курировал сын Чаушеску. Естественно все судейские симпатии были на стороне армейцев. Однажды даже была аннулирована победа «Динамо» в Кубке Румынии. Естественно, уважения Николае Чаушеску это в глазах Мирчи не прибавило».

«Не сломай мне новые ребра!»

Однажды в межсезонье, будучи в Румынии, Луческу попал в аварию. Его автомобиль столкнулся с трамваем. Тренеру пришлось делать операцию, поставив вместо сломанных ребер имитатор.
«В Донецке его возил служебный «Мерседес». К машинам Мистер был равнодушен. У него в гараже стоял какой-то «Форд». Он мог иногда вскочить в него и куда-то поехать.
После аварии он долго лежал в больнице. На сборы в Турцию мы поехали без него.

В больнице его решил навестить Ахметов, визит которого в Румынию местная пресса транслировала в прямом эфире. Помню, мы вместе с Борисом Колесниковым, который был вице-президентом «Шахтера», встречали Рината Леонидовича. И вот мы по телевизору видим трансляцию прибытия Ахметова: как он выходит из самолета, как общается с прессой. Пресса сопровождала его и во время следования в больницу, и в самой больнице, и после посещения Луческу, и обратно в аэропорт. Румынская пресса очень хорошо сработала. На следующий день в румынских газетах появились первополосные материалы о визите Ахметова к Луческу.

Луческу не хотел встречать Ахметова, лежа на кровати. Он вышел к нам. Кстати, около его палаты дежурил солдат с автоматом и с бахилами на ногах. Так смешно смотрелось это сочетание бахил и автомата.

После выздоровления Луческу прилетел в Турцию. Игроки его радостно встречали, каждый с ним расцеловывался и обнимался. Наш игрок Слава Шевчук, мощный такой парень, так крепко сжал его в своих объятьях, что Луческу взмолился: «Тише, Слава, а то ты мне новые ребра сломаешь».

Луческу правосекам: я тут главный террорист

Во время своего пребывания на Украине Луческу стал свидетелем двух Майданов, но никогда их не комментировал. Считал, что как иностранец не имеет на это право. Последний Майдан переживал очень сильно.

«Это было уже, по-моему, начало июня. Мы уезжали на сборы в Австрию. Донецкий аэропорт уже не работал. Ехали на автобусе в Запорожье, чтобы улететь оттуда. На выезде из города сначала проехали блокпост ДНР. Заходит парень в камуфляже, проверить документы. Узнал всех нас, сфотографировался. Пожелал успехов.

А на украинском блокпосту в автобус зашел какой-то мужчина из «Правого сектора» — в возрасте, в черной форме, с обвислыми усами. Помню, что на ногах у него были тапки, одетые на грязные ноги. Он у всех своим видом вызвал омерзение. Спрашивает: «Ну что, тут все свои?». На что Луческу ему в шутку бросил:

«Я тут главный террорист». Проверка закончилась, и мы уехали.

Тогда мы этого не знали — с тех пор Мистер в Донецке не вернулся».

Александр Чаленко