Олег Царев о годовщине двух Майданов: Россия стала заниматься Украиной, когда уже было слишком поздно - 22.11.2022 Украина.ру
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Олег Царев о годовщине двух Майданов: Россия стала заниматься Украиной, когда уже было слишком поздно

© Нина ЗотинаОлег Царев интервью
Олег Царев интервью
Читать в
На протяжении последних восьми лет политика Москвы на Украине «шаг вперед — шаг назад» привела к тому, что Запад получил повод для обвинения России в агрессии, а Россия не дала украинцам показать, что она старший брат и поможет навести порядок. Если бы Россия дала команду сопротивляться Майдану, ей бы даже не пришлось вводить на Украину войска, уверен депутат Верховной Рады с четвертого по седьмой созывы Олег Царев.
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.
— Олег Анатольевич, и Оранжевая революция — 2004, и Евромайдан-2014 — это причина того, что происходит сейчас? Или это произошло бы без тех событий?
— Это фундамент тех событий, которые мы сейчас наблюдаем. Без Майданов не было бы ничего. Мне казалось, что после 2004 года украинское общество получило прививку от майданов и второй Майдан будет невозможен. Но народ очень быстро все забыл.
— Могла ли Украина состояться как отдельное, но дружественное по отношению к России государство?
— Шансы на это были. Но для этого Россия должна была проводить принципиально иную политику в отношении Украины. Украина не должна была быть на периферии внимания России.
Олег Царев
Олег Царев: кто онУкраинский политик, бывший спикер парламента Новороссии
Когда уже после второго Майдана я приехал в Россию и сказал, что будет война, направленная против России, мне на это ответили: «Да ладно, Олег. Сейчас власть опять поменяется, хохлы опять будут воровать газ, а мы их будем ловить. Они вернутся к нам, и все будет так, как раньше». Я им на это возражал, что все очень серьезно, но мне не верили. И с 2014 года все продолжали верить, что к власти на Украине придет правительство, нацеленное на конструктивное существование с Россией. Оказалось, что это не так.
— Во время Оранжевой революции мне было 10 лет. Мне тогда казалось, что Янукович — по-настоящему пророссийский кандидат. А когда по телевизору показывали антимайданные протесты в Северодонецке, я думал, что это «где-то на Украине», я вообще не знал про Донбасс. Почему широкому российскому зрителю не объясняли всех этих нюансов? Не знали или не хотели?
— Даже если бы широкому зрителю в деталях объясняли, что происходило на Украине, вряд ли от мнения широкого зрителя что-то зависело бы. Были допущены многие ошибки. И в результате этих ошибок мы получили то, что получили.
— Были ли у России время и ресурсы заниматься Украиной, учитывая, что в нулевые мы выходили из тяжелейшего экономического кризиса и боролись с терроризмом на Кавказе?
— Конечно, были. США потратили на Украину смешные деньги, но они полностью поменяли настроения в обществе. Вопрос был не в деньгах и не в силах, а в правильных установках и в правильной работе.
Украинцы в момент Перестройки были же такими же русскими. Все городское население, включая западную Украину, говорило на русском языке. У нас было все общее. Это надо было умудриться, чтобы на полностью чужой по отношению к США базе вырастить элиту, привести ее к власти и поменять настроения в братской стране с тысячелетней историей совместной жизни с России.
США находятся за океаном. А Россия рядом. У нее есть культурные, промышленные и родственные связи. Но США многое делали, а Россия ничего не делала.
— Почему американцы оказались эффективнее Москвы?
— Потому что они поставили цель и активно ее добивались. В Москве считали, что Украина никуда не денется и что она все время будет в фарватере России. Оказалось, что это не так. Приведу пример из жизни. Все считают, что дружба — это так просто. Мы дружим и все. Ничего подобного. Хорошие отношения требуют усилий. Ты элементарно должен приезжать к другу в гости, поздравлять его с праздниками, интересоваться его жизнью и помогать ему. И для того, чтобы соседние страны были дружественными (даже если они ближе некуда), все равно надо тратить силы. Если ты этим заниматься не будешь, найдется враг, который вас поссорит.
— В адрес России очень часто звучит упрек, что она говорила с украинскими элитами, а не с народом. Можно ли в принципе общаться с народом через голову элиты?
— Можно было. Например, надо было хоть раз, подписав договор, выгодный и для «Газпрома», и для украинской элиты, делать так, как делают США. Надо было предъявлять Киеву политические требования по русскому языку, по русской общине, по защите лидеров Русского мира на Украине.
Когда в Россию приезжали западные лидеры, они постоянно спрашивали: «А что у вас с Навальным, а что у вас с демократией, а сделайте то-то». Они нам предъявляли пакет политических требований на нашей территории. Они об этом говорили и на пресс-конференциях, и в личных беседах.
В России тоже до последнего времени было выгодно быть прозападным политиком. Тебя не трогали правоохранительные органы, с тобой считались. И на Украине было очень выгодно быть прозападным политиком и совсем невыгодно было быть российским. Пророссийские силы Украины держались на энтузиазме. Только я и еще несколько политиков занимали пророссийскую позицию.
Посмотрите на Юлию Тимошенко. Она же украинский язык выучила в зрелом возрасте. А Юрий Луценко. Посмотрите его выступления, когда он еще был социалистом. Он так выступал по бандеровцам, что я бы так не смог выступить. Просто я инженер и не так силен в публичных выступлениях. А потом они стали все прозападными. Почему? Потому что им было выгодно. И России надо было сделать так, чтобы быть пророссийским политиком было выгодно. Чтобы все понимали, что за тобой стоит вся мощь «Роснефти» или «Газпрома».
Владимир Козин интервью
Владимир Козин: На Украине идет не гражданская война, а геноцид НАТО и ВСУ против русских
То же самое с Казахстаном. Там же есть пророссийский активист Ермек Тайчибеков. Он мне писал, что с гордостью называет себя казахским Царевым. Мы же помогли Казахстану. Неужели нельзя было попросить, чтобы его из тюрьмы выпустили? Кто теперь из казахских активистов выступит за Россию? Просто мы посчитали, что не стоит поднимать эти вопросы. А западные политики такие вопросы поднимают всегда. Потому что это очень важно и показательно. За одним Тайчибековым пойдут тысячи людей, если они увидят, что Россия за них заступится.
— Когда ты разговариваешь с раскаявшимися майданщиками, они все говорят примерно одно и то же: мы были против Януковича, мы не были против России. Но ведь митинги как раз собирались в поддержку Евроинтеграции. Неужели им было непонятно, что если ты поддерживаешь путь на Запад, то ты априори выступаешь против России?
— Это я знал всю подспудную работу. Я был заместителем руководителя правящей фракции. Я по просьбе руководства возглавлял антимайданное движение от Партии регионов. Я был главным спикером. Я общался с СБУ, я общался с МВД, я получал закрытую информацию. Я видел всю подноготную. Я видел, какие результаты ставятся и к чему это приведет. Я понимал, что из Украины готовят таран против России. И я понимал, что, отстаивая Януковича, мы отстаиваем как минимум нейтральный статус Украины по отношению к России.
А с учетом того, что подписывалась программа по взаимодействию с Россией, которая начала бы работать, мы бы создали по-настоящему единое экономическое пространство. Должны были стартовать совместные проекты по обогащению ядерного топлива в Кировограде, по кораблестроению в Николаеве, по изготовлению спутников на Южмаше, по созданию самолетов АН в Харькове.
Для каждой области была подготовлена совместная программа, которая могла бы вытянуть всю экономику Украины. Это было бы выгодно и для России, и для Украины. Если бы это стартовало, настроить Украину против России было невозможно. Но она стартовала только во время Майдана. Только когда приехала Нуланд стали подписывать программы, пошел первый кредит. А до этого никому это не было нужно.
— За счет чего американцам уже после второго Майдана удалось превратить Украину из коррумпированного олигархического государства в качественное оружие НАТО?
— Это последовательность ошибок. Мы взяли Крым, но не взяли Юго-Восток. Когда ДНР/ЛНР практически освободили Мариуполь, им сказали: «Стоп, назад». Вот эта политика «шаг вперед — шаг назад» привела к тому, мы дали Западу повод для обвинения России в агрессии, но при этом не давали России показать, что она старший брат и поможет навести порядок на Украине.
— Действительно ли нам было бы проще, если бы прямо в 2014 году ввели войска на Украину?
— Конечно. Я вам скажу такую штуку. В 2014 году губернаторы семи-восьми областей (вся нынешняя Новороссия) были моими друзьями. Я их всех знал либо как бывших депутатов, либо как депутатов трех-четырех созывов по парламентской деятельности. Они знали, что я активно работал с Москвой и у меня есть связи. Я был руководителем публичных антимайданных протестов.
Евромайдан: 3 неразгаданные тайны. Что скрывает власть  - РИА Новости, 1920, 28.08.2022
Три неразгаданные тайны Евромайдана. Что скрывает власть
Мне звонили губернаторы и говорили: «Олег, у нас люди из МВД, которые только вернулись с Майдана, понимают, что их снимут с работы, если Майдан победит. В СБУ то же самое. У нас воинские части сформированы из местных солдат и офицеров. Десятки и сотни тысяч людей выходят на митинги, скандируя: Россия, Россия. Поговори с Москвой. Пусть нам дадут команду. Мы не признаем Майдан. А потом сядем и будем разговаривать, на каких условиях мы будем строить Украину. Права русского языка, федерализация, внешняя политика».
Так что даже вводить ничего не надо было. У нас все было свое. Но в России сказали: нет. Ей это тогда было не нужно.
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала