Вячеслав Синель о том, как журналистов Украина.ру готовят к работе в горячих точках - 13.07.2022 Украина.ру
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Спецоперация

Вячеслав Синель о том, как журналистов Украина.ру готовят к работе в горячих точках

Синель Вячеслав интервью
Синель Вячеслав интервью
Читать в
Все будущие военные корреспонденты МИА «Россия сегодня» в общем и Украина.ру в частности перед отправкой в зону спецоперации должны пройти курс подготовки. О том, как эти курсы журналисты Украина.ру проходили совсем недавно, рассказал заместитель Генерального директора УЦ «Вымпел-Каскад» Вячеслав Синель
— Вячеслав Юрьевич, чем занимались журналисты «России сегодня» в рамках спецподготовки?
Когда сотрудники МИА «Россия сегодня» приехали в расположение, мы начали со строевой подготовки, занимались командообразованием, для психологической подготовки сотрудники прыгали с трапеции — это треугольник, подвешенный на верёвке на высоте 15 метров. Человек должен подняться по шатающейся лестнице, преодолеть свой страх, оттолкнуться, схватиться и съехать на этом треугольнике вниз.
Ребята поднимались по так называемому «обезьяньему мосту» — нужно подняться по такелажной сети до верёвки, лечь на неё и проползти по ней 8 метров. Было и такое упражнение — журналисты бежали от укрытия к укрытию, по ним стреляли страйкбольным оружием, они должны были прятаться. Они преодолевали противотанковый ров тремя способами: с помощью подручных средств, макетов вооружения и без ничего — военкор при исполнении задач может попасть в воронку от снаряда.
Сотрудники прослушали курс по правовой подготовке, они слушали рекомендации психолога. Занимались в спортзале по освобождению от захватов, защите от ножа и от пистолета. Журналисты попробовали себя в сердечно-лёгочной реанимации, узнали, как тяжело переносить раненных. Мы показали вам снаряжение для чрезвычайных ситуаций. Сотрудники вкусно кушали и быстро засыпали, потому что день был насыщенным, и времени на отдых оставалось не так много.
— Для чего всё это необходимо будущему военкору?
Геннадий Дубовой с чеченскими военнослужащими населенный пункт Камышеваха - РИА Новости, 1920, 30.06.2022
«Абсолютно все ждали Россию»: военкор рассказал о настроениях в освобожденных городах ЛНРЖители освобожденного Золотого и других населенных пунктов на границе между ЛНР и ДНР радостно встречают союзные войска, рассказал в интервью изданию Украина.ру донецкий писатель и военкор Геннадий Дубовой
— Мы учим выживать! Цель наших курсов — это формирование у сотрудников СМИ навыков выживания в нестабильной и опасной обстановке. Эти задачи выполняются в рамках дисциплин:
— правовая подготовка
— тактико-специальная подготовка
— первая помощь
— выживание в природной среде
— действия при ЧС
— специальная психологическая и физическая подготовка
— ориентирование и топография
— Что такое «Вымпел-Каскад»?
— Учебный центр «Вымпел-Каскад» — это автономная некоммерческая организация дополнительного профобразования, структурно входящая в группу компаний «Вымпел-А». Учредителями и руководством Учебного центра являются ветераны Центра Специального Назначения ФСБ России. Основными видами деятельности УЦ является профессиональная подготовка частных охранников, в том числе и для работы за рубежом, допризывная подготовка молодёжи, подготовка сотрудников СМИ, выезжающих в регионы с нестабильной обстановкой.
Дополнительно УЦ привлекается для аудитов безопасности охраняемых объектов, таких как частные домовладения, торговые центры, промышленные предприятия, детские учреждения. УЦ организует и проводит тренинги для сотрудников личной охраны. Это если коротко.
— Как давно вы работаете с «Россией сегодня»?
— Проведение специализированных семинаров для сотрудников СМИ «Вымпел-Каскад» проводил на регулярной основе в период с 2008 по 2011 год, и это были сотрудники ФГУП «ВГТРК». Затем регулярность перешла от случая к случаю и тренировки возобновились с «Россией сегодня» в 2020 году.  
— Можете назвать известных военкоров, которые прошли ваши курсы?
— Глеб Эрвье, Ростислав Журавлёв. Это те, кто сейчас на слуху. Ваш Роман Гнатюк.
Под Лисичанском сдались в плен бойцы ВСУ
«Нет, я не верю в будущее Украины» - военкор рассказал об откровениях украинских пленныхВ ВСУ очень слабая мотивация у солдат для того, чтобы сражаться до последнего и не сдаваться в плен, рассказал в интервью изданию Украина.ру донецкий писатель и военкор Геннадий Дубовой
— К вам приходят журналисты — они становятся строем — вы можете сразу определить, у кого есть потенциал стать военкором, а кому будет труднее? Какие качества вы можете сразу оценить своим профессиональным взглядом?
— Мы не можем оценить профессиональные качества военкора — мы вас рассматриваем как солдат, которые могут оказаться в экстремальных условиях, и что самое сложное — без оружия. Поэтому мы можем оценить только готовность. Это видно с первых минут — после того, как военкоры выходят из транспорта, и звучит команда: «В одну шеренгу становись!». Кто-то продолжает курить, озирается по сторонам, а кто-то сразу занимает место в строю. Вот тот, кто занимает место в строю — это первый разведпризнак о том, что этот человек дисциплинирован.
— Главное — это дисциплина?
— Да. Потому что это основополагающее качество, которое позволяет и выживать, и выполнять задачу. 
— Есть ли у наших непосредственных противников — у стран НАТО, аналогичные курсы подготовки военкоров?
Нам известно об англо-американских военных компаниях, которые в том числе проводят подготовку военкоров. Blackwater (ныне Academi), HART, AEGIS, BRITAM, ERINYS. Они на слуху. Они осуществляют в том числе и подготовку военкоров. Не могу сказать, делают ли они это регулярно, но возможности для проведения курсов у них есть.
— Могли бы вы сравнить нашу систему подготовки с их системой?
— За рубежом на это выделяется больше времени и средств. Мы проходим по малому кругу — даём фрагменты необходимых дисциплин, а они проводят занятия полномасштабно. Если говорить о первой помощи — там блок занимает порядка трёх-четырёх дней, в котором помимо теоретической части всё закрепляется практически.
Мы, к сожалению, ограничены рамками договора. Западные военкоры приходят уже в экипировке, в которой они будут работать. Бюджет, который выделяется на военкора на Западе, он гораздо больше. Но на следующем семинаре мы будем экипировать вас своими силами. Это необходимо делать.
— Нам не хватает финансирования?
— Нет, в нашей стране отсутствует системный подход к подготовке военкоров. Кто во что горазд. Во всём нужна система, последовательность. Любое упражнение должно быть закреплено — потом оно переходит в навык. А у нас нет системы, задача у «Вымпел-Каскада» — научить вас выживать, но мы понимаем, что этого недостаточно. Наш семинар надо дополнять перемещением на поле боя, надо людей вводить в обстановку, близкую к боевым действиям. Сейчас мы готовим взрывчатые дымы, к примеру. Но это мы так — а кто-то ограничивается некими лекциями.
Должна быть система. У тех военных компаний есть система, есть учебники, у них есть стандарты. А мы работаем по наитию. Не хочу сказать, что нет финансирования — оно есть. Мы создаём свою собственную программу подготовки военкоров — и мы её должны обосновывать, зачем нам нужна такая-то сумма, на каких основаниях. Если бы существовал документ, федеральный закон о подготовке военкоров, официальные методические рекомендации, мы бы могли на них ссылаться.
А так — кто-то считает, что бронежилет слишком тяжёлый, кто-то считает, что горло нужно защищать, кто-то — что не нужно. Вопрос с зарубежными военкорами так не стоит. Ни один зарубежный военкор на любое освещение событий не выходит без экипировки. Буквально вчера я видел нашего военкора, который показывал разминирование — он был в рубашке. Причём, когда происходит загорание пороха — он просто убегает и кричит: "Ой, жарко". С нашей точки зрения это недопустимо.
— То есть, нужно принятие федерального закона о подготовке военкоров?
Нужна систематизация. Перед тем, как приходить к закону, нужно всё систематизировать. Здесь инициатива должна быть не от нас, она должна исходить от федеральных СМИ. Они должны выходить с предложением, чтобы облечь подготовку военкоров в законодательную форму.
Вот человек падает с верёвки — получил какую-то травму. Сразу вопрос — почему он оказался на веревках? «Ну, потому что мы считаем, что человек должен уметь перемещаться». А какое обоснование? А другие скажут — им не нужны эти узлы и веревки. 
Мы должны опираться на что-то. Я как специалист по физической культуре и спорту, имеющий профессиональное образование, я обучаю детей, я знаю последовательность упражнений. И это всё методикой закреплено. Закреплено методикой, большими учебниками. В подготовке военкоров также необходимо опираться на методику, закреплённую в законе.
— Насчет сроков — раньше курсы для военкоров занимали 21 день, сейчас 5.
— Мы давно в этом, мы понимаем, что выдернуть человека из работы на 21 день — это очень тяжело. Поэтому я благодарен руководству МИА «Россия сегодня», что они в принципе этим вопросом подготовки озабочены. Что нам дают людей хотя бы на пять дней. За это им низкий поклон. Они дают сотрудникам хоть какое-то представление. Уже за это мы благодарим — для нас большая честь работать с сотрудниками МИА «Россия сегодня».
— Чего лично вы ждёте от нас, журналистов, которые прошли эти курсы?
— Я хотел бы, чтобы вы выполнили свою профессиональную задачу, остались бы живыми и здоровыми, и, при возможности, оказали бы первую помощь нуждающимся людям. Навыки, которым мы учим, могут пригодиться и в повседневной жизни. Вам может понадобиться сделать укрытие в лесу. Стало кому-то плохо — вы уже знаете, как до приезда врачей поддержать человека. Поэтому то, что мы вам даём — пригодится и в мирной жизни. Мы ждём, что у вас что-то останется после наших курсов.
Военкор из Великобритании Грэм Филлипс о войне, Донбассе и британских наёмникахЖурналист Украина.ру Александр Чаленко пообщался с британским коллегой Грэмом Филлипсом, который сейчас находится в ДНР. Грэм - один из немногих западных репортёров, кто освещает конфликт с самого его начала в 2014 году. Неоднократно подвергался гонениям за свою позицию
— Можете ли вы озвучить самые яркие моменты из нашего обучения? Мне запомнился прыжок с дерева на верёвке.
— Когда человек поднимается на большую высоту над землёй, ему надо побороть свой страх. Мы делаем это для того, чтобы человек сам ощутил, как он поведёт себя в экстремальной ситуации. Одно дело — смотреть на это в фильмах, и совсем другое — в реальной жизни. Когда в тебя стреляют, пытаться от укрытия к укрытию перебежать.
Когда дышать уже нечем, когда ты уже забываешь поставленную задачу, когда вместо того, чтобы перебежать ты просто останавливаешься посреди улицы. Мы делаем так, чтобы вы сами работали над тем, с чем можете встретиться на передовой. Ваша основная задача — это самоподготовка. Если ты видишь, что тебе не хватает «физухи» для ста метров перемещения от укрытия к укрытию — начинай бегать по утрам! Нет возможности бегать — делай упражнения.
— Могли бы вы назвать самое трудное упражнение?
Больше всего проблем вызывают упражнения на командообразование. Часто вы незнакомы — вы из разных отделов, редакций, городов. При этом вы должны развивать и устанавливать отношения между собой. Это упражнения на выявление лидеров. Сами по себе вы — личности, но вы попадаете в такие условия, где должен быстро выявиться лидер. Он должен быстрее выходить. Кто-то дистанцируется, а кто-то сразу включается в процесс. Это сразу видно, и это оголяет проблематику. 
— Лидера сразу видно?
— Да. У нашего общества бич — это разобщенность. Она видна и в маленьком коллективе. С одной стороны, вы выполняете одну и ту же задачу — освещать события, вы все — коллеги, у вас есть знания — но, тем не менее, вы разобщены. Вы не можете в критической ситуации стать одним целым. 
— Значит, для военкора важна и командная работа.
— Умение брать ответственность на себя, наблюдательность, лидерские качества.
Наблюдательность: во время массовых беспорядков и стихийных бедствий — очень важна наблюдательность. Мы учим вас и действиям в толпе при разгоне митингов.
Как-то в Турции проходил гей-парад: корреспондент зарубежного издания не смог сориентироваться и попал под раздачу местного ОМОНа. Это то, чего мы вас учили избегать. Прояви он наблюдательность, проведя рекогносцировку, он мог бы этого избежать. Есть чёткие признаки готовности ОМОНа к рассечению толпы.
Не относитесь к противнику с позиции высокомерия, недооценки. Вы не знаете, кто перед вами стоит.
— Какое качество для военкора, всё-таки, главное?
— Главное качество — это соблюдение мер безопасности. Очень сильно этим военные корреспонденты пренебрегают. Ссылаюсь на свой военный опыт: если во время боевых действий мой подчинённый получает ранение, то для меня, как командира, это минус. Если он получил ранение — значит я, как командир, сделал что-то не так. Я не предусмотрел, что мы можем оказаться под огнем. Я не предусмотрел, что на повороте мы можем попасть в засаду.
(Ирина) Кусенкова, к примеру, была в том месте, где нельзя находиться военному корреспонденту. Почему по статистике зарубежные военкоры реже страдают? Они никогда не становились рядом с торговыми центрами в Киеве, где было размещено вооружение ВСУ. Наши же стремятся быть на первой машине колонны, на броне, на первой машине, которую подрывают в первую очередь.
Это наш русский авось.
Проблемы с экипировкой, пренебрежение личной безопасностью, нет самодисциплины. Это основные факторы, которые могут погубить военкора. 
— Вы делаете всё, чтобы это исправить?
— Да, мы призываем к этому. Даже если ты уже всё это сто раз слышал — повтори ещё раз. Из своего опыта: я закончил Рязанское высшее воздушно-десантное училище — меня готовили, как военного. И то, я, оказавшись в боевой обстановке, не ожидал того, что произойдет. Поэтому ни один человек, военный корреспондент, оказавшись в экстремальной обстановке, не может предсказать, как он себя поведёт.
— Как вы оцениваете результаты подготовки крайней группы журналистов Россия сегодня?
— Все группы, которые прошли через наш тренинг, безусловно, проявляют большой интерес к занятиям, но я вижу, что с каждой группой интерес растёт. Есть обратная связь, у нас есть о чём поговорить. Сотрудники Украина.ру демонстрируют старание и интерес. Они делятся своим видением, и мы с удовольствием отвечаем.
Я ещё раз хочу сказать, что мы можем значительно расширить наш курс, но мы очень ограничены временными рамками. Чаще всего, что нам говорят — надо больше практики, но мы ограничены.
— Какой самый курьезный случай с курсов вы можете вспомнить?
Эксклюзив! Неожиданные признания военкора из ДНРДмитрий Астрахань - военный корреспондент из ДНР. Журналист Украина.ру Александр Чаленко, находясь в Донецке, взял у него интервью, из которого вы узнаете, как и почему обычный парень стал военкором, а ещё о том, что из себя представляют ВСУ, армии ДНР и ЛНР, а также резервисты
— Он произошёл на днях. Мы для себя снимали фильм о вашей подготовке. Снимаем, значит, Максима, нашего преподавателя по первой помощи. Он стоит на страховке, и мы берём у него интервью. Он улыбается, рассказывает о нашем семинаре. И тут прямо перед ним падает Дмитрий. Это выглядело, как в фильмах Джеки Чана — нарезка из того, что не вошло в фильм. Здесь человек просто падает перед ним. Это бы вошло в шедевральные вещи на Ютубе.
— С человеком всё хорошо?
— Да, конечно, он был на страховке. 
— Как с питанием?
— Никто не жаловался. Вы видели: у нас домашняя еда, достойное питание. И весь инструкторский состав, и я как руководитель — мы ели с вами «из одного котла», жили в таких же условиях. Мы, как командиры, находились рядом с вами.
— Что вы можете сказать об инструкторском составе?
— Я горжусь своими инструкторами и преподавателями. Это люди, которые имеют практический опыт. Максим, преподаватель первой помощи, на следующий день после завершения занятий выезжал на смену — он работает спасателем в Москве. Те вещи, которые он вам рассказывал, он знает из первых рук. Сергей специализируется на альпинистской технике. Завязать узел, спуститься с многоэтажного здания — это к нему. Всеволод — человек, который вырос на наших курсах. Он пятнадцатилетним мальчишкой к нам пришёл. Его отец был инструктором. Он к нам приходил, учился вязать узлы, и сейчас сам преподаёт. Закончил педагогический институт, стал преподавателем в кадетском корпусе.
Если взять все отзывы сотрудников МИА «Россия сегодня» — бывают недовольства по бытовым условиям, но все говорят, что личный состав преподавателей — это «высший пилотаж». Иван Васильевич — это полковник в отставке, бывший офицер. Так его судьба сложилась, что он ещё солдатом срочной службы попал в части специального назначения, проходил солдатом Афганистан, получил ранение, потом продолжил службу, поступил в Рязанское училище ВДВ, окончил его, сам воевал в составе частей спецназначения, потом перешёл к преподаванию минно-подрывного дела, преподавал в Рязанском училище, в Пограничном училище. В профильных кругах — легендарная личность.
Даже сейчас я от офицеров, которые вернулись со специальной военной операции, передаю благодарности «Бате». Ивана Васильевича нужно уметь слушать. У него всё между строк. Он же на занятиях говорил — на меня посмотришь, скажешь — обычный слесарь-сантехник. А этот «слесарь-сантехник» может выполнять сложнейшие боевые задачи. За его непосредственностью в проведении занятий стоит большая мудрость. 
Я вам выражаю большую благодарность и ещё раз хочу напомнить: все трагедии происходят из-за низкой дисциплины, из-за нарушения мер безопасности. Чаще всего гибель происходит из-за этого. Поехали туда, куда не надо — подорвались, поехали туда-то — взяли в плен, расстреляли.
Дисциплина, наблюдательность, меры безопасности, экипировка.
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала