Ракетный удар англо-франко-американской группировки по Сирии является хрестоматийным актом агрессии против суверенного государства, как его уже охарактеризовал Президент России, и необходимо добиваться именно такой его международной оценки. Потому что дело, конечно же, не в Сирии, не в химическом оружии и не в защите чьих-либо жизней, а в попытке стран Запада продемонстрировать, что однополярный мир жив и не сдается. Это мир, в котором есть исключения из правил, в котором Совбез ООН не играет решающей роли, а право судить и наказывать присваивают себе группа стран, претендующая на статус выразителей воли человечества. С учетом того, что Сирия сейчас сражается против терроризма, атака на нее — это атака в поддержку терроризма. Уроки 11.09.2001 ничему не научили Америку и ее союзников: сегодня вы поддерживаете очередных «умеренных» в борьбе против законных властей — завтра они придут к вам и убьют ваших сограждан. И это будет вовсе не Асад.

Поддержка Турцией ракетной атаки, безусловно — ошибка Анкары. Хотя и понятно, что у нее есть свои претензии к Дамаску. Однако это не повод для поощрения агрессии. Реальный путь мирного урегулирования, в котором Турция также участвует — это трехсторонний астанинский формат в поддержку Женевских переговоров. Ракетные атаки западников бьют не по мнимым химическим арсеналам, а именно по сирийскому урегулированию, в котором Запад, похоже, объективно не заинтересован.

А вот сам факт, что поводом для агрессии стал «фейковый» эпизод с химической атакой очень напоминает начало Второй мировой войны, так называемый Гляйвицкий инцидент 31 августа, известный также как операция «Консервы» («консервами» нацисты называли подброшенные переодетые трупы «жертв нападения») — инсценировка силами СС нападения Польши на немецкую радиостанцию в городе Гляйвиц. На следующий день Гитлер заявил в обращении к немецкому народу, что Польша осуществила нападение на германскую территорию и что с этого момента Германия находится в состоянии войны с Польшей. Дурные примеры из истории выбрал себе «цивилизованный мир», который действует все менее цивилизованными средствами.