Криминальные инциденты с бывшими и нынешними атошниками стали такой же обыденностью Украины, как мусор на киевском вокзале. Из свежих примеров: 5 июня в поселке Сартана под Мариуполем (Донецкая область) местный «силовик» атаковал собравшихся на день рождения гостей.

«Стал приставать к людям, угомонить его не могли. Он бросил гранату под машину именинника. От взрыва вылетели окна в магазине. Двое ребят, именинник и его друг, получили осколочные ранения», — сообщили журналистам очевидцы.

Оружие пролетариата. 8 июня стал «гранатовым» днём на Украине
Оружие пролетариата. 8 июня стал «гранатовым» днём на Украине
© СБУ / Перейти в фотобанк

В городе Молочанск Запорожской области местный житель хотел забрать из ремонта машину, однако ремонтник оказался не только вдрызг пьян, но и вооружён — пытался припугнуть обидчика гранатой, но подорвался сам. В Херсонской области возле посёлка Цукуры в конфликте на дороге приняли участие сразу несколько «ветеранов АТО», один из которых полицейский.

«Полицейский выезжал со стороны села Цукуры и не предоставил преимущество другому авто. Это привело к аварийной ситуации, и он пытался убежать. Впрочем, водитель другого авто догнал нарушителя. В ответ тот открыл огонь из травматического оружия. Одного из мужчин ранил в ногу, другого — в живот, — сообщает сайт «Украина 24». — Мужчины, в которых стрелял полицейский, госпитализированы, одного из них уже прооперировали. Как пострадавшие, так и сам полицейский были участниками АТО».

Майданная разнузданность и вседозволенность привела к тому, что в безопасности не может чувствовать себя даже самый случайный человек. Так, в прошлом году в Луцке получила ранение в плечо несовершеннолетняя 16-летняя девушка, которая просто находилась на балконе 8 этажа жилого дома и разговаривала по телефону — в этот момент ее и подстрелили.

А совсем недавно в Харькове во время конфликта между молодыми людьми один из них бросил в толпу гранату — разумеется, есть пострадавшие. Подобных примеров можно приводить десятки, а если добавить к ним огромное количество самоубийств среди действующих и бывших военнослужащих ВСУ, то картина становится воистину жуткой.

В ситуации уничтожения всяческих моральных ориентиров нет ничего удивительного, что многие примыкают к ультраправым, — нередко действительно идейным, дисциплинированным, дающим ощущение коллективной силы, а заодно и коллективной безответственности. Если окружающий мир превратился в квест на выживание, то лучше быть в банде (считают некоторые), чем становиться ее жертвой. Не говоря уже о том, что с бандами ультраправых считается власть, они имеют информационную поддержку, с их представителями контактируют иностранные посольства и сам президент.

Психоз по-украински. Майдан между поражением и победой
Психоз по-украински. Майдан между поражением и победой
© РИА Новости, Андрей Стенин / Перейти в фотобанк

В частности, господин Зеленский признался, что переписывается с Яной Дугарь — ультраправой «активисткой», подозреваемой в причастности к убийству журналиста Павла Шеремета (что само по себе беспрецедентно). А бойцы почетного караула Президентского полка на днях проводили в последний путь старого эсэсовца Ореста Васкула вместе с участниками так называемого Резерва дивизии СС и прочих ультраправых организаций. При этом Президентский полк подчиняется непосредственно Президенту Украины: «Окремий президентський полк імені гетьмана Богдана Хмельницького (ОПП, в/ч A0222) — спеціальна військова частина у складі Сухопутних військ України, підпорядкована безпосередньо Президенту України. Виконує завдання, аналогічні до функцій лейбгвардій інших країн» («Отдельный президентский полк имени гетмана Богдана Хмельницкого — специальная воинская часть в составе Сухопутных войск Украины, подчиненная непосредственно Президенту Украины. Выполняет задачи, аналогичные функциям лейбгвардий других стран»).

Успокоительные разговоры, дескать, правые радикалы слабо представлены в парламенте, являются пустыми отговорками — истинной властью на Украине является не пара-тройка сотен набранных по спискам «законодателей», а те, у кого в руках реальная сила, в том числе сила теневая, вооружённая, устанавливающая законы выживания на своей территории.

Согласно данным Генпрокуратуры Украины, после Майдана в 2015 году было зафиксировано 290 дел о рейдерстве, а в 2020-му — уже 849, то есть по мере укрепления майданного режима произошёл скачок почти в три раза. За 2021 год зафиксировано уже 322 новые рейдерские атаки, и практически во всех подобного рода инцидентах (как недавно в конфликте вокруг киевского рынка «Столичный») мы видим шлейф ультраправых группировок — иных почти не осталось. Быть «патриотом» — это и маскировка, и индульгенция, и прибыль.

Набравшие силу украинские ультраправые становятся фактором международной повестки дня, на что справедливо указывает экс-офицер антитеррористического центра СБУ Василий Прозоров.

«В полку "Азов" я видел достаточно много иностранных граждан, которые там проходили службу, подготовку, все они отличались откровенно националистическими и даже нацистскими взглядами, —  в эфире интернет-канала "Sputnik на русском" рассказал этот бывший сотрудник центрального аппарата Службы безопасности Украины. — Когда я работал в СБУ, мне приходилось слышать от представителей "Правого сектора", что они готовят своих сторонников для работы на территории России. <…> Этим занимается и Министерство обороны Украины, Главное управление разведки, этим же занимаются Силы специальных операций, которые готовят боевые группы, делая упор на людей, которые хорошо говорят по-русски и могут сойти за своих в регионах России».

В Общественной палате РФ предложили запретить «Нацкорпус» и «Азов»
В Общественной палате РФ предложили запретить «Нацкорпус» и «Азов»

Многочисленные задержания украинской агентуры в регионах России можно считать только цветочками — сколько ядовитых ягодок пока дозревают либо уже дожидаются часа Х, предугадать сложно. Ясно лишь одно: по мере обнищания и дальнейшей нацификации населения Украины влияние радикальных группировок будет усиливаться. Рано или поздно встанет вопрос о массированном «экспорте» их активности на территорию соседей, прежде всего России и Белоруссии.

Начнут ли их при этом называть «террористами», им глубоко плевать — их герой и пример для подражания Степан Бандера сам являлся осуждённым за убийство террористом. А разговоры, мол, как только олигархи перестанут подкармливать эти банды, так они сами и разбегутся, наивны. Уже созданы многочисленные зонтичные структуры, формы финансовой подпитки, идеологическая база и кадровый резерв.

Путь от сброда первых сотен Майдана к лагерям профессиональных бандитов и террористов проделан вовсе не ради того, чтобы просто так разбежаться. Подобного разбазаривания перспективного ресурса рачительный хозяин никогда не допустит.