Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Михаил, к чему приведет решение Литвы по транзитной блокаде Калининграда? Какими будут экономические последствия?

— Я пока бы не стал спешить с выводами. Дело в том, что Литва кричит, что это требование Брюсселя. Насколько я понимаю, сейчас Боррель — буквально вчера — сказал, что никаких требований Брюсселя по этому поводу нет. Я не исключаю, что вся эта история тихо сойдет на нет. 

Михаил Хазин об истинных причинах украинского рукотворного кризиса
Михаил Хазин об истинных причинах украинского рукотворного кризиса
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Дело в том, что сегодня на территории Евросоюза идет схватка нескольких сил. И если США просто душат Евросоюз экономически, занимаясь максимальным стимулированием перекачки ресурсов, прежде всего капиталов из Евросоюза в США, то Великобритания и Лондон ведут дело к жесткому развалу Евросоюза.

Связано это с тем, что геополитические проблемы Великобритании категорически требуют по итогам кризиса создания британской валютной зоны на основе фунта стерлингов. Сделать это можно только на части территории нынешнего Евросоюза. По этой причине Великобритания все время создает Германии проблему, в частности, создает такой антигерманский блок из прибалтийских республик, Польши, и еще кого удастся подтащить.

Кроме того, существует версия, что Польша очень хочет захватить Западную Украину. Чтобы предотвратить этот сценарий, на территории Белоруссии есть довольно большая группа войск — белорусских и российских. Не исключено, что вся история с Валковским коридором, и соответственно, доступом в Калининград, связана с тем, чтобы отвлечь внимание России от юго-западного ответвления на северо-западное.

Я ко всей этой истории относился бы как к целенаправленной провокации и не стал бы излишне эту ситуацию драматизировать. Мне кажется, что она будет разрешена в ближайшие дни без серьезных последствий.

— К чему приведет предоставление Украине статуса кандидата на вступление в Евросоюз?

— Да перестаньте, это смешно. Украины сегодня как государства не существует. Дело даже не в том, что она ведет очень тяжелую гражданскую войну, пытается сопротивляться российской спецоперации, но дело в том, что в нынешней ситуации у нее нет будущего. Непонятно даже, что будет на этой территории.

Все это прекрасно уже поняли, США об этом открыто говорят. В Евросоюзе — нет, в Евросоюзе поставлена жесткая задача, любой ценой… Но Евросоюз не субъектен, его так или иначе разводят внешние акторы, и по этой причине я склонен считать, что нынешнее руководство Евросоюза — это последнее руководство.

У меня глубокое убеждение, что по итогам кризиса Евросоюза не будет. Но это они сами сделали, своими руками. Мы же не можем за них определять их судьбу.

— Как может быть поделена территория Украины в будущем, или она не будет делиться?

— Это уже начинаются фантазии. Украина никогда не была самостоятельным государством. Сегодняшнее государство Украина состоит из частей, которые к украинской истории никакого отношения никогда не имели. Сумы основаны Россией, Харьков основан Россией. Вся эти территория Новороссии, от Сум, дуга до Одессы, к украинской истории никакого отношения никогда не имела.

Может быть, с некоторой натяжкой, считать Запорожье, вспомнить запорожских казаков, но я напоминаю, что запорожские казаки — это люди, которые сбежали с Украины, оккупированной Польшей, и дрались за ее освобождение. Они совершенно не собирались там жить дальше, это было Дикое поле. 

«Не восстанавливать Украину». Хазин о том, чем займется Россия, когда закончится спецоперация
«Не восстанавливать Украину». Хазин о том, чем займется Россия, когда закончится спецоперация
© РИА Новости, Илья Питалев / Перейти в фотобанк

Западная современная Украина, Львов — это был русский город восемьсот лет назад, с тех пор он никогда не был в рамках украинской культуры. В реальности, если мы начнем говорить именно об украинской культуре, не о западенческой, а об украинской, мы увидим, что она — Киев, Чернигов, Полтава — маленький кусочек такой. И в этом смысле говорить о том, как это будет устроено после, на каком основании этот самый Киев должен управлять Одессой?

Когда был СССР — это было понятно. СССР, исходя из своих соображений, присоединил Одессу к Харькову, а потом столицу Украинской ССР перенес из Харькова в Киев. Но нынешняя украинская власть сама добровольно отказалась от этой истории.

Я напомню, что во времена СССР границы в Средней Азии проводились по результатам референдума. Не знаю, знаете ли вы, но Ташкент стал узбекским городом, а не казахским, и разница в референдуме была, по-моему, полпроцента. Тогда население было не очень большое, грубо говоря, несколько десятков человек уехали в командировку, и у вас стал бы, соответственно, Ташкент казахским городом. Чимкент от Ташкента в восьмидесяти километрах — он казахский. Таких историй масса. В Самарканде таджиков было всегда столько же, сколько узбеков.

Я бы сказал так, что нужно сначала установить на этой территории мир, провести денацификацию, при которой колоссальное количество западенцев, понаехавших за последние 25 лет в центральную и восточную Украину, исчезнут, потому что они либо будут осуждены, либо сбегут. Ну, во Львов, хорошо, пускай там живут. А дальше надо проводить референдум и разбираться.

Мы уже слышали про то, что жители Херсона, Донецка, Луганска хотят в Россию, они всегда были в России. Это были русские территории. Там никто не жил, пока там не стали строить всю эту донбасскую промышленность, и селились там русские люди, которые шли с востока. Поэтому это очень сложная ситуация, но при этом нужно понимать, что Запад будет прилагать титанические усилия, чтобы Украина осталась, чтобы там можно было продолжать воспитывать антирусские настроения.

Наша задача состоит в том, чтобы больше никогда на территории, которую сегодня занимает государство Украина, а до этого была Украинская ССР, чтобы не было там русофобии. Зачем нам это надо? А дальше — что они хотят, пускай строят мирную жизнь. Обращаю ваше внимание — строить у них не получается. За тридцать лет на территории Украины существует только то, что еще осталось со времен СССР. Много из того, что было во времена СССР, полностью разрушено.

— На прошлой неделе в Санкт-Петербурге прошел Международный экономический форум под лозунгом «Новый мир — новые возможности». О том, что мир не станет прежним, нам уже всем давно известно, но какие новые возможности открываются для России?

— Если говорить о том, что новый мир, я бы не сказал так. Большая часть тех людей, которые были на форуме, они очень хотели бы, чтобы все вернулось назад. Это было видно невооруженным глазом. Когда им Верховный Главнокомандующий и президент России сказал прямым текстом, что этого не будет, они довольно сильно расстроились.

Причем это смешно, потому что это ощущение — «мы хотим взад», оно не только у людей, которые были на форуме. Если вы посмотрите, что говорят денежные власти США, руководители, Пауэлл, его заместители, руководители резервных банков, то такая же абсолютно картина — все хотят вернуться назад. Про Евросоюз мы даже не говорим, эти вообще отказываются признавать, что что-то меняется. 

Евросоюз не спешит принимать Украину. Но Украина будет давить и шантажировать
Евросоюз не спешит принимать Украину. Но Украина будет давить и шантажировать
© AP, Henry Nicholls

Вся проблема состоит в том, что невозможно идти в будущее, если ты не готов этим заниматься. То есть ты или работаешь над этим, или не работаешь. Они не работают. И по этой причине я пока не вижу, как именно можно было бы что-то строить. Просто не вижу. То есть нужно создавать некоторые форматы, в рамках которых нужно это будущее обсуждать.

Сейчас все занимаются антикризисной политикой, затыкают дыры. Ничего не получится, потому что кризис будет продолжаться и усиливаться. Теория кризиса общая уже давным-давно написана, правда, ее нет на Западе, а у нас она есть. Еще лет пять этот кризис с постоянным спадом будет продолжаться. Вот вся картина.

То есть мы должны сначала понять, что происходит. Это более-менее написано, это проговорили в экспертных кругах, но это надо проговорить в публичном поле. Потом нужно создать институты, которые в рамках этого понимания того, что будет, разработают возможные варианты развития, а потом надо заниматься этим развитием.

— «Бизнес-инсайдер» предсказал безумно сложное лето во всем мире из-за эмбарго на российскую нефть. Как будет чувствовать себя Европа?

— Я не очень понимаю, причем здесь инсайдер какой-то, это и так всем понятно. Вся проблема состоит в том, что, если смотреть правде в глаза, у Европы не будет проблем ни с нефтью, ни с газом. Но вовсе не потому, что ей дадут нефть и газ, чтобы закрыть ее потребности. Потому, что в результате кризиса будут закрываться производства, и потребности будут падать. Для людей у них хватит.

Очевидно это станет уже к осени, но через годик-полтора, когда начнется деиндустриализация Западной Европы, выяснится, что газа и нефти у них достаточно, при этом, правда, нет денег и уровень жизни упадет катастрофически, но тут уж никуда не денешься. По этой причине то, что сегодня происходит — там же такая же картина. Но у нас в экспертном поле обсуждается тема кризиса, не во всех экспертных кругах, но в некоторых, а у них это вообще не обсуждается. 

«Деньги на ветер»: Глазьев объяснил, почему лучше перерабатывать нефть и газ, чем их экспортировать
«Деньги на ветер»: Глазьев объяснил, почему лучше перерабатывать нефть и газ, чем их экспортировать
© РИА Новости, Григорий Сысоев / Перейти в фотобанк

Поэтому они все время пытаются изобразить, как они будут жить, мол, будет старая жизнь, но будет немножко не хватать нефти и газа. Старой жизни не будет, будет новая, куда более неприятная. Но они это не обсуждают, по этой причине совершенно невозможно сказать, как это будет развиваться.

— Существует ли реальная проблема в том, что рубль сейчас переукрепляется?

— Есть, разумеется, потому что экспортерам это невыгодно, потому что издержки растут. Доля издержек в финансовом балансе предприятий очень сильно растет. Более того, мне говорят люди, которые реально производят, что они не могут (продолжать работу. — Ред.), скорей всего, они к концу лета будут закрывать предприятия.

— Если Европа самостоятельно справится с проблемой поставок нефти или с тем количеством энергоресурсов, которые у них есть, куда мы будем перераспределять поставки?

— Китай, Юго-Восточная Азия, внутренний рынок. Если мы наладим экспорт. Например, я знаю точно, есть колоссальные заказы со стороны арабского мира. Можно загружать наши мощности, и строить новые, но для этого нужно работать. К сожалению, поскольку экономическое руководство правительства живет в старой парадигме, надо все делать быстро.