Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Владимир, интересное сообщение поступило от главы гражданской администрации Запорожской области. Он сказал, что жители области добровольно начали формировать списки для батальонов, которые в случае необходимости будут защищать освобожденные территории. Объясните, в чем разница между украинской теробороной и этими подразделениями?

— Разница очень простая. Мы ни на кого нападать не собираемся, мы просто защищаем свою родную землю. А в тероборону загоняют всех, прежде всего, нежелающих, то есть, их не зря называют «териками», этаким производным словом от «террористов», потому что они кошмарят, грабят, нападают, стоят на блокпостах и делают очень нехорошие вещи. 

Владимир Рогов: Мы хотим быть Россией, потому что мы русские люди
Владимир Рогов: Мы хотим быть Россией, потому что мы русские люди
© Русская весна

Если говорить об этих ребятах, которые просятся, которые собираются, которые хотят защищать освобожденные территории — они прекрасно понимают, что, не дай Бог, может произойти с нашей родной землей, если к нам придут бандерлоги. То есть, если к нам придут эти террористы Зеленского. Тогда ничего хорошего людей не ждет: террор, смерти, убийства, грабеж, кровь. Поэтому люди самоорганизовываются.

Если мы посмотрим на состав силовых структур на местах, то — понятное дело, нас прежде всего защищает российская армия. Армия России, русский солдат — это защитник номер один.

Есть еще Росгвардия, которая обеспечивает порядок на улицах. Но, прекрасно понимая, что у них есть чем еще заняться, мы организовали народную милицию, мы организовали казачество. То есть это такая самоорганизация людей на местах, которые обеспечивают порядок, смотрят, чтобы не было тех же ДРГ, не было терактов, не было каких-то вещей, которые помогают людям, которые более профессионально умеют этим заниматься.

Я у себя в телеграм-канале выкладывал ролик, он с двух сторон снят: на беспилотнике увидели, засекли, и затем еще и с автомобиля одной из групп, которые задерживали, ликвидировали ДРГ террористов Зеленского, которые творят нехорошие вещи на освобожденной территории. Я напомню, что у нас были теракты. Была взорвана трансформаторная подстанция в Бердянске, был взрыв в центре Мелитополя, до этого пытались убить взрывом мэра Энергодара.

До этого был взорван железнодорожный мост, чтобы мы не обеспечивали поставки продуктов по более низким ценам, не могли осуществить перезапуск экономики. Потому что железная дорога, понятно, она куда эффективнее и куда дешевле в перевозках грузов, продукции, товаров в больших объемах, чем автомобильный транспорт, который и дороже, и по сути, меньше объема может брать. Формула «чем хуже, тем лучше» — это формула, по которой действуют террористы Зеленского.

По поводу наших батальонов. Здесь надо понимать, что это люди, которые сейчас живут на освобожденных территориях — Мелитополь, Энергодар, Бердянск и т.д. Даже жители Запорожья, которое пока, к сожалению, находится под контролем этой шайки наркоманов и нацистов, но перебравшиеся на освобожденные территории, тоже туда записываются. И говорят: «давайте вместе освободим наш родной город, наш областной центр, который сегодня находится под прессом, террором». Под террором во всех смыслах — информационным, физическим, со стороны бандерлогов.

Причем, надо понимать, что система выстроена так, что сначала сверху стоят британцы, затем канадцы. Британцы и американцы вместе на одном уровне, затем канадцы, затем поляки, после этого выходцы из Галичины, с Западной Украины, и потом только местные люди. То есть, к местным доверия нет, они нас ненавидят в прямом смысле, именно представители режима Зеленского. 

Военный эксперт Леонков объяснил, чем закончится попытка ВСУ запереться в Запорожье и устроить там второй Мариуполь
Военный эксперт Леонков объяснил, чем закончится попытка ВСУ запереться в Запорожье и устроить там второй Мариуполь
© РИА Новости, Сергей Мамонтов / Перейти в фотобанк

Поэтому и происходят случаи, когда, слава Богу, ребята пишут мне в бот «ЗПСпасиБот», пишут, что хотят перейти на мирную сторону. Мы договариваемся, они переходят, приносят оружие — и стрелковое, и, в том числе, противотанковые управляемые ракеты «NLAW» британского производства, которые стоят дорого и опасны как оружие.

Еще хочу отметить, что, если говорить о запорожцах, то помимо желающих защищать освобожденные территории, многие запорожцы воюют сегодня на фронте за родную землю. Часть из них в корпусах ДНР-ЛНР, они перебрались туда после 2014 года, и служат с оружием в руках. Другие, получив российское гражданство, стали контрактниками, и сегодня, уже как контрактники в российской армии, тоже воюют — и под Пологами, и под Каменским, и под массой других населенных пунктах.

Я встречал земляков-запорожцев, которые уже несколько лет как граждане России и служат сегодня во славу нашей большой единой Родины, освобождая малую родину.

Здесь еще стоит отметить тот факт, что существует подполье. Я не буду говорить ни о количестве, ни о действиях, но люди ждут возможности, когда уже можно будет проявить себя в Запорожье и кошмарить бандерлогов, чтобы быстрее освободить родную землю. Я напомню, что традиции подполья в Запорожье очень сильны: еще в годы Великой Отечественной войны в сводках Совинфорбюро было указано, что Запорожье было освобождено силами таких-то фронтов и местным подпольем.

Это подполье сравнимо с «Молодой гвардией», если говорить о временах ВОВ. Там тоже были подростки, дети, десяти-четырнадцати лет. Они в середине холодного октября переплывали Днепр по несколько раз туда-сюда, передавали данные нашей Красной Армии, показывали, что и где находится, и были, по сути, наводчиками для советской артиллерии.

Так что история повторяется. Сегодня подавляющая часть попаданий по военным объектам, по местам нахождения боевиков Зеленского или иностранных наемников — это тоже все «подсветка» именно от простых запорожцев. Город ждет. Перефразируя песню «Любэ» — «ждет Запорожье, ждет Одесса, Киев ждет». В песне несколько иначе пелось, но суть та же. Поэтому однозначно — защищать освобождение территории и освобождать временно оккупированные, находящиеся под внешним управлением англосаксов, легализованным через режим Зеленского. Понятно, что Зеленский — марионетка, ничего не решающая.

- Вы упомянули о терактах, которые произошли в Бердянске и в Мелитополе. Насколько сейчас контролируема ситуация в плане безопасности?

— Понятно, у нас мирная, спокойная жизнь. Кроме этих случаев, которые мы с вами озвучили… Мы их не скрываем. Было проведено расследование, выяснили, что было три взрывных устройства и зажигательная смесь, которая прикреплена к трансформаторам. Зачем это было сделано — чтобы был взрыв. После взрыва — пожар, и этот пожар поджег трансформаторное масло, оно очень тяжело тушится.

Сам пожар был очень высокой степени сложности. Спасибо сотрудникам МЧС, нашим экстренным службам, которые смогли нормально, хорошо отработать, и не допустить каких-то страшных вещей и последствий. Да, половина города Бердянска оказалась без электричества, это была реальная проблема — потому, что в городе еще и проблемы с газом, потому что магистральный газопровод разрушен во время боевых действий. То есть люди готовят на электричестве. Соответственно, когда нет электричества, готовить не на чем. 

Российские военные доставили гуманитарную помощь в Мелитополь
Российские военные доставили гуманитарную помощь в Мелитополь
© Пресс-служба Минобороны РФ / Перейти в фотобанк

Я в этот день был в Бердянске, заезжал, и мы готовили на костре, к сожалению, вот так пришлось делать. Но это нисколько людей не озлобило, это лишний раз убедило людей в правильности выбора, в необходимости быстрее стать частью России для того, чтобы было больше безопасности и ничего не связывало с этими террористами.

Подача электричества была восстановлена. При том, что это (теракт — Ред.) произошло в светлый православный праздник, в день Троицы и в День России, гуляния не были отменены — поняли, что в принципе, безопасность обеспечивается, все проверяется в Бердянске. И люди хорошо отгуляли, особенно рады празднику были дети.

Везде, где вышли люди, они увидели, как их много, они поняли, что они не просто большинство, а они практически все и есть. Кто-то участвовал в «Бессмертном полку», кто-то в народных гуляниях, кто-то вывешивал Знамя Победы, триколор, георгиевскую ленточку у себя в окне, на балконе… Люди увидели, что они все едины. Едины в своем отношении, взглядах, порывах и желании жить по совести, по чести и быть частью России. Когда это произошло, люди перестали бояться.

Но больше всего перестали бояться, исчезли какие-либо сомнения — после указа президента России Владимира Владимировича Путина, по поводу упрощенной формы получения российского гражданства. Тут уже все сомнения ушли. Если до этого момента многие спрашивали: а точно Россия не уйдет, а точно вы здесь навсегда? Говорили: Владимир, не бросайте нас, вы понимаете, бежать будет некуда — здесь квартира, машина, все активы, куда? То есть нищими, бедными, без жилья, бежать в Россию не хотелось бы. Люди боялись, это и сдерживало в значительной степени отношения.

Сейчас я езжу по всей области, и везде задаю одни и те же вопросы: как дела, какие проблемы. Мы стараемся эти проблемы лучше слышать и знать. Так как я сам коренной запорожец, я свыше тридцати лет прожил в Запорожье, и только в результате переворота меня выкинули за пределы Украины, предварительно избив, то — понятно, я чувствую и знаю людей, это мои земляки, это мои родные люди, без преувеличения. 

Люди задают один вопрос: когда мы станем Россией? Давайте скорее, давайте сделаем. Что надо сделать? Референдум? Значит, референдум. Опрос? Значит, опрос. Заявление написать? Пожалуйста, чтобы этот процесс не затягивался. Это не только мое желание — это общее желание запорожцев, жителей освобожденных территорий, чтобы мы не были никакой серой зоной, никакой Запорожской народной республикой, а сразу становились Россией. Это однозначно то, что мы все хотим, за что мы, по сути, и боремся.

Почему хотим быть Россией? Потому что мы хотим жить по правилам. Мы хотим жить по совести. Мы хотим вернуться в свою большую родину, которую у нас украли не восемь лет назад, а тридцать. Когда говорят, что люди восемь лет ждали освобождения — да нет, люди ждали тридцать лет освобождения. Последние восемь лет этот тихий геноцид стал громким.

Почему британцы, американцы и прочие страны Запада активно поддерживают режим Зеленского? Потому что в своем сознании они уже украли эту землю, они согнали этих людей. А тут, оказывается, людям кто-то помогает, землю украсть уже не получится. Мало того, эта земля еще и… происходит национализация, мы видим, что в результате национализации приоритетом являются интересы людей, живущих здесь.

Поэтому важно, чтобы мы были в России. Мы хотим быть с Россией, в России, и — быть Россией. Триединство желания людей, живущих здесь, мне кажется глубоко символично, потому что в этом году День России пришелся именно на Троицу. Если раньше этот праздник имел определенные моменты девяностого года, декларация о суверенитете, то теперь нет сомнения, что этот праздник наполнился смыслом — это праздник собирания южно-русских земель и возвращения в родную гавань.

- Вопрос о паспортизации. Как быстро люди могут получать российские паспорта?

— Процесс принятия документов идет, он занимает все рабочее время. Мы приняли решение сделать прием документов бесплатным, не надо никаких затрат на переводы документов, заверение их, копии и прочие вещи. Все это делается нашими сотрудниками военно-гражданской администрации, по сути, в формате волонтерства. Понятно, что дополнительных денег они за это пока не получают. Думаю, потом сможем это все решить.

Интересный момент — как только люди узнали, что все работает… Во-первых, первые желающие пошли сразу после озвучивания указа президента, когда он только был опубликован, еще ничего не было понятно по алгоритму. Люди уже приходили во все административные здания, какие только есть, и говорили: я пришел за гражданством. Людям надо, они, наконец-то, дождались. Когда открыли первый пункт приема, в нем была очередь на пять часов. Во второй день была на семь часов. В третий — на девять, в четвертый — на все рабочее время, и комендантский час. А на пятый или шестой день уже была очередь на месяц.

Сегодня она еще больше. Дай Бог, будет открыто порядка двух десятков пунктов приема. Это снизит сроки приема заявок, а дальше уже — проверка, фильтрация, подготовка документов. Максимальный срок, через который люди могут получить гражданство — это три месяца. Судя по доброй воле сотрудников МВД России и по тому, как быстро все готовится — от момента первых заявлений и до получения первых паспортов прошло меньше даже трех недель. По сути, две недели — за две недели люди получили гражданство. 

Лариса Шеслер: Ни одна страна в мире не выдает гражданство настолько массово, как Россия
Лариса Шеслер: Ни одна страна в мире не выдает гражданство настолько массово, как Россия
© РИА Новости, Александр Натрускин

Это говорит о том, что все этапы получения гражданства, подготовки документов идут в экспресс-режиме, все готовы работать максимально эффективно, не теряя ни одной минуты и делая все для результата. Это очень радует, есть формула «русский русскому помоги», она хорошо видна и в очередях. Очередь — это место траты времени, каких-то эмоций, не самых радостных еще. А здесь в очередях на подачу документов на гражданство, люди между собой шутят, делятся какой-то водой, фруктами, овощами, обсуждают, как дела, друг другу уступают место.

Ощущение таких родных близких людей, хотя подавляющая часть из них не были знакомы до того, как попали в эту общую очередь с общими устремлениям стать русскими людьми и официально, а не только в душе. В душе-то мы все русские здесь. Вопрос в том, чтобы еще это документально подтвердить.

Поэтому, слава Богу, процесс идет. Если говорить о количестве желающих на сегодняшний момент, то это за 90% жителей освобожденных территорий, которые хотят получить (российское — Ред.) гражданство, или уже подали документы на получение. То есть, сто процентов я называть не буду, есть там люди оппозиционно настроенные, прозападно, пропольски, проамерикански. Но, тем не менее, подавляющая часть имеют именно такие взгляды, о которых я говорю.

- Вопрос о предприятиях, о промышленности. Насколько сложно интегрировать предприятия в российскую действительность?

— Основная проблема, понятно, в перестройке, потому что был период межвременья — уже не Украина, еще не Россия. Сертификация той же продукции по этой же формуле, потому что одно дело, как украинскую сертифицировать, другое, как внутрироссийскую или той же ДНР.

Часть предприятий были разграблены, мародерство было, еще какие-то проблемы. Были специальные действия, направленные на разрушение производственных цепочек — это делали целенаправленно представители режима Зеленского для того, чтобы опять же, сработала формула «чем хуже, тем лучше». Не работают предприятия — люди нуждаются в деньгах. Нищета — это, соответственно, повышение социальной напряженности. Они по такой формуле действуют.

У меня даже есть методичка, мы получили от нашего подполья, по действиям саботажа со стороны госслужащих, людей, от которых что-то зависит, ответственных лиц — как правильно саботировать процессы восстановления мирной жизни и перезапуска предприятий. Очень интересно полистать, часто становится понятны действия тех или других персонажей, которые все делают, чтобы что-то не работало. Это сначала было непонятно, а затем подобных людей мы начали вычислять, видя, как они действуют, формально выражая, что якобы они нас поддерживают, они с народом, но на самом деле — это такие «спящие», в прямом смысле, если говорить современным языком. 

Олег Царев: Украинские спецслужбы пытались и будут пытаться совершать диверсии и убийства в России
Олег Царев: Украинские спецслужбы пытались и будут пытаться совершать диверсии и убийства в России
© РИА Новости, Нина Зотина

По предприятиям у нас есть схема «светофора». Зеленый свет — все нормально, предприятие готово к запуску, оно получает разрешение, становится на учет в налоговую, открывает расчетный счет в нашем банке МРБ — пока один банк работает. И после этого начинает работать.

Второй цвет — желтый. Это если есть какие-то проблемы, сложности, трудности, которые нужно быстро решить, но критических каких-то проблем с запуском не существует.

Красный — если предприятие сильно разрушено во время обстрела, разворовано, разграблено, есть какие-то проблемы саботажа, проблемы с топ-менеджментом, хотя весь народ хочет работать, и так далее. Это уже красный цвет.

По принципу светофора мы смотрим, выстраиваем, шаг за шагом запускаем предприятия. Если зеленый — то стараемся запустить сразу. Если желтый — перевести в зеленую зону, так же, как и красный. Это касательно именно производства, промышленного и прочих вещей, которые необходимы для перезапуска экономики. Потому, что сельское хозяйство — это одно, а промышленность — это уже немножко другой, более сложный процесс.

Плюс есть предприятия энергетического комплекса. Надо понимать: стоят, например, ветряки, которые могут вырабатывать достаточно большой объем электроэнергии, но они замкнуты, заклинены, то есть — программно, удаленно их испортили. Пункты управления ими не работают. Естественно, мы приглашаем специалистов, программистов, хакеров, которые смотрят, что надо поменять, что надо перепрограммировать или заменить. Это тоже время, деньги, и не так быстро, как хотелось бы, все перезапускается.

Или как в коммунальных предприятиях, когда директор коммунальных предприятий, сильно интегрированный по коррупционной схеме с прежним руководством режима Зеленского, берет и пытается поджечь технику, занимающуюся уборкой улиц. Казалось бы, явно же это не военная задача. Но это делается, чтобы улицы были грязными, чтобы не было нормальной работы. Когда поджечь не удается, там просто обгорела техника — тогда он выламывает самые ценные платы, самые ценные пульты управления, плюс еще и пытается угнать часть техники. Это шаги и действия диверсантов Зеленского, террористов, которые особо не видны внешне, но пытаются достичь результатов.

Если говорить о терактах… Например, взрыв в Мелитополе, пострадали четыре человека. Одна девочка, девушка, пятнадцатилетний, по сути, ребенок. Очень сильно пострадала, была трепанация черепа, сутки врачи боролись за ее жизнь. Сейчас, слава Богу, ничего ей не угрожает, несмотря на большую потерю крови. Она обеспечена всеми лекарствами, продуктами, заботой, вниманием. Еще одна девочка, девушка пострадала, и два молодых парня. Никто из них не был ни военным, ни представителем спецслужб, ни членом военно-гражданской администрации.

До этого врыв в центре города ранил двух волонтеров — девушку и парня. Девушка уже выписана и продолжает помогать нуждающимся, а парень пока еще лечится, но, слава Богу, шаг за шагом идет на поправку.

Аналогичный случай был с мэром Энергодара Андреем Шевчиком, который сейчас уже вышел на люди — несмотря на то, что взрыв был очень сильный, ему лицо опалило и масса переломов была. Он, пусть в корсете, пусть в гипсе, но, тем не менее, вышел на день рождения города Энергодара, всех поздравил и сказал: «я же обещал, что выйду, вот и вышел».

Показательный момент, опять символизм — день Энергодара приходится на 12 июня. Город заложен в этот день, когда отмечаем и День России. У нас на роду написано не просто праздновать День России, а быть флагманов в деле общерусского единства.