Юрий Кнутов: кто он
Юрий Кнутов: кто он
© warfiles.ru
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

С воскресенья и по сегодняшний день весь Донецк подвергается жесточайшему обстрелу ВСУ. Под украинский огонь попали даже тыловые районы, чего не было с 2015 года. Есть погибшие мирные жители. Практически все в один голос говорят, что трагедия стала возможна потому, что в Донбасс наконец прибыла натовская артиллерия.

— Юрий Альбертович, почему мы, несмотря на все разговоры, так и не уничтожили автомобильные мосты и тяговые подстанции для железных дорог, чтобы вообще закрыть вопрос с этими поставками?

— Достаточно сложно перекрыть все каналы поставок. Появилась информация, что Польша организовала целый «мост» по доставке запчастей и комплектующих для штурмовиков Су-25 и истребителей Су-27. Таким образом, они фактически создали ремонтную базу для восстановления неисправных машин, которые находятся на базах хранения и которые считаются выбывшими из строя. Причем поставляются не только детали. Тот же Су-25 перевозится в разобранном виде.

Есть различные каналы поставок, которые мы не в состоянии уничтожить. Не потому, что мы о них не знаем, а потому что это чревато гибелью мирных людей. Например, когда отправляется состав, то в нем четыре вагона пассажирских, а три вагона военных. Если мы нанесем удар, то будет большое количество жертв среди мирного населения. Мы не можем идти тем путем, которым идет нацистский киевский режим.

Да, при обстреле Донецка использовались иностранные гаубицы. Обстрел был жестокий и циничный. Тех, кто его осуществил, нужно привлекать к уголовной ответственности за геноцид мирного населения. Потому что при обстреле пострадали центральные районы города. Это делалось целенаправленно, чтобы запугать мирное население, вызвать панику и недовольство. К сожалению, такой результат может быть достигнут.

— Какие именно орудия мог применить противник?

— Американские гаубицы M-777. Они имеют повышенную дальность за счет более качественного изготовления ствола и самих боеприпасов. Сами снаряды позволяют вести огонь на большие расстояния. Вчера в США были опубликованы сведения, которые меня просто потрясли: в общей сложности с 24 февраля на территорию Украины было поставлено 24 тысячи противотанковых комплексов, более 1000 ПЗРК, 1,4 тысячи ракет, 9 вертолетов, 33 РЛС различного назначения, включая станции контрбатарейной борьбы. Это беспрецедентные поставки. За столь короткий срок организован воздушный мост по доставке оружия не только для уничтожения военнослужащих, но и мирных жителей.

Более того, на подходе поставки из Польши. Варшава заявила, что поставила свои самоходные гаубицы «Краб». На самом деле башня и ствол этой самоходки — это разработка Великобритании. Орудия 52 калибра при стандартной длине в 39. Эти орудия могут вести огонь обычным снарядом на дальность в 40 км, а реактивным снарядом — на 70. На Украину поставлено уже 18 таких гаубиц. Еще шесть примерно таких же гаубиц поставила Франция. Ожидается поставка гаубиц из Германии и Голландии PzH 2000.

Владимир Евсеев: Невозможно остановить в Украину поставки РСЗО из США, ведь их доставляют вместе с гражданским населением
Владимир Евсеев: Невозможно остановить в Украину поставки РСЗО из США, ведь их доставляют вместе с гражданским населением
© РИА Новости, Нина Зотина
Да, у нас есть гаубицы не хуже. «Мста-С» (самоходная) и «Коалиция-СВ», которые превосходят перечисленные мной орудия. Но если мы говорим о количестве этих гаубиц, то их еще недостаточно. И мы не можем отследить всех эти батареи по всему фронту. Фронт слишком протяженный, противник действует грамотно и умело.

— Что надо сделать для борьбы с этим прямо сейчас?

— Поскольку начинается террор в отношении мирного населения Донбасса, нужно усиливать работу разведки и диверсионных групп в тылу противника, чтобы они предоставляли нашей авиации и РСЗО целеуказания и вести с ними вести контрбатарейную борьбу.

На подходе еще есть американская система HIMARS. Есть два ее варианта. Первый вариант — на гусеничном шасси устанавливается пусковая установка и производится залп на 70 км (что-то вроде нашего «Смерча»). На колесной модификации устанавливается всего одна ракета. Она может быть с дальностью в 300 или в 500 км. Да, попасть в них сложно, но ракеты, которые они запускают, мы можем перехватывать нашими системами ПВО «Бук», «Тор», «Панцирь» и С-300. Вопрос только в том, сколько комплексов нам надо иметь, чтобы полностью прикрыть всю линию фронта. Такого количества систем мы выделить не можем, чтобы прикрыть всю территорию ЛДНР и России.

А атаки такие вполне могут быть, потому что идет мощнейшая эскалация со стороны Запада.

— С чем вы ее связываете?

— Дня три назад в США был проведен опрос среди молодежи относительно того, кто из них готов служить в армии — таких всего несколько процентов. К тому, что глава дипломатии Евросоюза Боррель прямо сказал, что запасы оружия у них фактически иссякли, и что если бы началась война между Россией и ЕС, то европейцы смогли бы сопротивляться лишь несколько недель, а потом бы им пришлось капитулировать. То есть Запад прекрасно понимает, что у него нет готовых военнослужащих, которые могли бы вести боевые действия с Россией. Только ВСУ могут противостоять и вести жесткую борьбу с армией России и армией ЛДНР.

Отсутствие личного состава и отсутствие желающих служить в армии вынуждает США и Запад делать все, чтобы руками украинцев добиваться целей НАТО и Евросоюза: ослабление и уничтожение России, а потом расчленение ее по югославскому сценарию с изъятием ядерного оружия. Это крайне опасный сценарий.

Естественно, что НАТО в этих условиях будет воевать с Россией до последнего украинца. Сейчас эта борьба России и НАТО на Украине. Возникает новый этап этой борьбы, который может вылиться в третью мировую войну.

— Вернемся все же к тяговым подстанциям. Почему нельзя их уничтожить, чтобы поезда на Украине не ходили в принципе?

— Конечно, уничтожать их надо, но мы не можем уничтожить их полностью. Потому что ряд направлений используется для перевозки продовольствия и эвакуации пассажиров. Например, из Славянска и Краматорска сейчас не выпускают людей. Там отключили газ и электричество, людей готовят к тому, чтобы они стали живым щитом для ВСУ. Но из Северодонецка люди успевают выбраться на гражданских составах, и какие-то маршруты нам приходится щадить, несмотря на то, что большинство мирного населения Украины не ценит такой подход.

С мостами ситуация сложнее. Во-первых, ВСУ сами взрывают мосты. Они даже взорвали мост между двумя районами Киева, когда наши силы стояли в Гостомеле, отрезав одну часть города от другой. Во-вторых, несколько ключевых мостов на Украине совмещены с дамбами на Днепре. Если мы выведем их из строя, затопит десятки поселков и деревень. И мы тоже вынуждены искать другие формы. Даже во время Великой Отечественной войны специальные десантные группы захватывали такие плотины и разминировали их, а потом уже наши войска шли в наступление.

Я бы вообще не стал говорить о том, что мы обрежем все мосты и все закончится. Есть же пример моста между Одессой и Молдавией. По этому мосту стреляли трижды. Два попадания были несущественными, эти повреждения восстанавливали от трех дней до недели. Только третье попадание привело к тому, что один из пролетов вышел из строя, восстановлением они будут заниматься около месяца.

В том же Северодонецке и Лисичанске был выведен из строя мост с помощью нашего крупнокалиберного миномета. Там было обрушено сразу два пролета. Саперам ВСУ надо месяца два ковыряться, чтобы что-то исправить. Так что работа ведется, но мы не можем полностью реализовать наши планы из-за мирного населения и из-за того, что не всегда точно удается попасть в опору.

— США и Запад несмотря на наши предупреждения не отказываются поставлять Украине свои РСЗО, которые якобы более дальнобойные, чем наши. Как мы будем конкретно с ними бороться?

— Я бы не сказал, что они дальнобойнее. Хотя «Смерч» — 220 км, а HIMARS — от 300 до 500 (это уже как тактический ракетный комплекс «Искандер»). Более того, они оснащены спутниковыми системами наведения. Мы пока еще не стреляли по этим ракетам, но у меня складывается впечатление, что наши комплексы «Тор-М2» и «Панцирь-С» с вероятностью в 95% с этими задачами должны справиться.

Алексей Леонков: После поражения в Донбассе ВСУ при поддержке США и НАТО будут атаковать Херсон
Алексей Леонков: После поражения в Донбассе ВСУ при поддержке США и НАТО будут атаковать Херсон
© РИА Новости, Сергей Мамонтов
Все зависит от того, будет ли эти комплексы находиться на территории полета. Есть ли у них техническая возможность для перехвата. Когда идет атака такими ракетами, мы берем эти ракеты на сопровождение, открываем огонь и уничтожаем. Но противник может нанести удар туда, где таких комплексов нет, а таких мест в Донбассе немало. Такая же ситуация с территорией РФ. Мы можем прикрыть стратегически важные объекты, но мы не можем прикрыть все населенные пункты, если ВСУ решит стрелять в целях демонстрации, что они получили дальнобойную артиллерию.

Повторюсь, из-за этих сложностей нам придется задействовать не только оперативно-тактические ракетные комплексы, но и работу разведки и РСЗО нового поколения, а не те, которые часто показывают на экране и которые бьют по площадям. Нам нужны высокоточные системы.

К сожалению, Польша заказала 500 машин HIMARS. США напрямую поставлять ВСУ ничего не будут. Они дадут их Польше, а Польша передаст их киевскому режиму. Более того, есть данные, что из Румынии такие комплексы были переданы Польше для последующей передаче Украине. Так что угроза появления подобного рода техники есть. Назревает серьезная эскалация с точки зрения террора в отношении мирного населения.

По военным они боятся стрелять, потому что военные работают очень хорошо. Отстрелялись — сменили позицию — провели наступление — заняли оборону. А вот гражданское население защищено слабо.

— А насколько наш Черноморский флот готов к тому, что Украине поставят натовские противокорабельные ракеты, учитывая, что мы до сих пор не знаем точных причин гибели крейсера «Москва»?

— Дело не в крейсере «Москва». Крейсер «Москва» был построен в советские времена, и система ПВО там была морально устаревшая. Она была рассчитана на борьбу с крылатыми ракетами 30-40 летней давности. Современные ракеты для тех систем ПВО оказались сложными целями.

Современные системы ПВО устанавливаются на все наши новые фрегаты. На них ставится система «Полимент-Редут», которая хорошо работает по таким целям, как «Гарпун». Кроме того, в ближайшее время пойдет «Панцирь-М» (морской) для работы по противокорабельным ракетам, которые атакую цели на высоте от 5 до 10 метров. Такую ракету тяжело обнаружить из-за отражения сигналов РЛС от воды, которые ищут такую цель. Уничтожить ее на такой малой высоте сложно.

Средства борьбы есть. Вопрос только в том, чтобы правильно разместить корабли, способные отражать такие атаки. Отмечу также, что комплексы С-400 тоже могут отражать эти цели на высоте 5 метров, если мы говорим о безопасности Крымского моста.

А вообще, опыт Великой Отечественной войны показывает, что важно не только отражать такие атаки, но и выявлять места базирования и бить по ним. Нужно бить по местам базирования, по пусковым установкам и по складам. Весь комплекс мер задействован.

Шокирующая правда о кризисе в США и что делать с поставками на Украину дальнобойного огня
Шокирующая правда о кризисе в США и что делать с поставками на Украину дальнобойного огня
© Украина.ру
В этой связи я бы хотел отдать должное Народной милиции ЛДНР. Мы с вами как-то говорили об американском беспилотном боеприпасе, на который установлен электродвигатель, не издающий шума. ПЗРК его тоже не может захватить, потому что нет теплового излучения от двигателя, потому что двигатель холодный. Так вот, Народной милиции удалось захватить партию этих беспилотников в рабочем состоянии. Мы их изучим, внесем изменения в системы РЭБ, и наши системы будут работать по этим целям. Такая же ситуация будет с американскими гаубицами. Как только HIMARS появится на Украине, мы попытаемся его образцы заполучить, чтобы продумать, чем, помимо традиционных перехватов, можно воздействовать на это оружие.

Есть комплексы РЭБ, которые могут воздействовать на взрыватели этих установок, в результате чего ракета взрывается в воздухе, фактически, не причиняя ущерба. Но это завтрашний день. Пока же мы будем вести контрбатарейными борьбу имеющимися у нас средствами.

— На протяжении нашего разговора мы говорили о военных преступлениях, так вот, власти Донбасса напомнили, что за это и за наемничество у них предусмотрена смертная казнь. Нужно ли нам применить высшую меру наказания?

— У меня даже вопросов по этому поводу не возникает. Меня вообще возмущают звонки Макрона и Шольца, когда они просят Путина отпустить нацистов из «Азова». С какой стати? Почему вы не просите Зеленского отпустить российских военнопленных, которым простреливают ноги и распинают на ежах? Там такие преступления, что кровь стынет в жилах, но они почему-то просят за этих эсэсовцев.

Я двумя руками и ногами за такой трибунал. Потому что это преступники, которые ненавидят людей только за то, что они говорят по-русски. У них, извините, поехала крыша, и они внушили себе, что они наследники арийцев, а все остальные — унтерменши, которых можно убивать и расстреливать. Это извращение, которое подлежит смертной казни, потому что их перевоспитать невозможно.

Они же покрывают себя татуировками, которые носят сатанинский характер. Рамзан Кадыров правильно сказал, что это война, в которой христиане и мусульмане вместе воюют с шайтанами (силами дьявола). Я много могу говорить на тему «западных ценностей», давосского форума и «четвертой промышленной революции». Это страшные вещи. Нашим людям, которые исповедуют традиционные ценности, это не подойдет не под каким соусом.

Естественно, что мы должны за свои ценности бороться. Мы должны судить всех военных преступников. У нас же был киевский трибунал, харьковский трибунал, а потом нюрнбергский трибунал. Точно такой же трибунал должен быть и сейчас на основе документов. Есть информация, что некоторые государства согласились участвовать в работе этого трибунала.

Все те, кто запятнал себя убийствами военнопленных и мирных жителей, должны отвечать. Если законодательством предусмотрена смертная казнь, то должна быть смертная казнь.