Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Из-под Харькова приходят тревожные новости. На фоне обстрелов Белгородской области сообщается о чуть ли не контрнаступлении ВСУ. В то же время приходят сведения об успехах российских войск, связанных с освобождением Попасной и зачисткой крупного порохового завода возле Рубежного.

- Геннадий Тимофеевич, учитывая эти факты, как вы в целом оцениваете ситуацию на фронтах?

— Я бы не стал драматизировать ситуацию на харьковском направлении и называть это неудачей. Никакого контрнаступления нет. Там есть попытки диверсионно-разведывательных и бронированных групп отодвинуть наши подразделения ближе к государственной границе в районе Белгорода. Сейчас эти несколько сел (Циркуны, Тишки, Русская Лозовая) находятся в так называемой серой зоне. Поэтому бравурные реляции киевской пропаганды во главе с Арестовичем - на 90% фейки.

Геннадий Алехин: Кто он
Геннадий Алехин: Кто он
© скриншот видео "ГТРК Белгород"

Нужно еще учитывать обстановку и оперативно-тактические моменты. Например, если наши подразделения выходят из каких-то сел, то они занимают господствующие высоты, что позволяет им вести прицельный огонь по огневым позициям нацбатов и ВСУ, а также по скоплению техники и личного состава, которые продвигаются и предпринимают попытки контрнаступления. Мы по сути выманиваем эти подразделения, чтобы нанести по ним огневой удар. Это же подтверждается в официальных сводках Минобороны.

Поэтому я бы не предавал значения информации об оставлении и занятии каких-то сел в серой зоне.

С другой стороны, недооценивать противника на этом направлении нельзя, потому что боевые действия ведутся на участках в 20-30 км от российской границы. К тому же на харьковском направлении противник подтянул резервы из центральных и западных областей Украины. Пришло пополнение в ряды теробороны и нацбатов. В Харькове людей буквально отлавливали в торговых центрах и на базарах, вручали повестку и ставили строй. Хотя в рядах диверсионных групп хватает проверенных и опытных контрактников и офицеров ВСУ.

Кроме того, ключевые должности в ДРГ и мобильно-тактических отрядах (стрелок, снайпер, гранатометчик) занимают наемники из западных стран.

В целом обстановка, конечно, не радужная. Но я бы не говорил, что это контрнаступление. Это просто попытка прорвать некоторые участки, где находятся наши подразделения. Главная же их цель — отвлечь наше внимание от изюмского направления, потому что мы там собрали мощный боевой кулак, который продавливает хорошо подготовленную оборону противника по линии Славянск-Барвенково. Такова обстановка на северном фасе донбасской дуги.

- А что на южном?

— Взятие Попасной позволило нашим войска занять выгодный плацдарм и выйти на разные направления. Это позволит нам организовать малые котлы в районе Лисичанска. Завершается оперативное окружение в районе Авдеевки и поддавливается с этой стороны, чтобы соединиться с подразделениями ДНР/ЛНР на изюмском направлении и полностью замкнуть донбасскую группировку.

Сейчас, по данным нашей разведки, только в треугольнике Попасная-Лисичанск-Северодонецк находятся 10-15 тысяч хорошо подготовленных и обученных человек. За последнюю неделю они перебросили из других регионов Украины всё, что могли. Сейчас на донбасском фронте находится от 75 до 80% боеспособных частей и подразделений ВСУ.

Окружение у Авдеевки, Кучма, Ющенко и Порошенко обратились к миру, «Белгороду приготовиться», обстрелы Донбасса. Хроника событий на Украине на 14:00 13 мая
Окружение у Авдеевки, Кучма, Ющенко и Порошенко обратились к миру, «Белгороду приготовиться», обстрелы Донбасса. Хроника событий на Украине на 14:00 13 мая
© Public domain
К этому можно добавить, что мы усилили и перестроили работу ПВО на харьковском направлении. С их стороны прилетают РСЗО (бьет на 40-50 км) и «Точки-У» (120км). Кроме того, противник задействует турецкие беспилотники Байрактар, которые могут нести ракеты и бомбы разного калибра для поражения различных территорий. Сейчас это все сбивается, но никто не застрахован от прилетов на территорию приграничных сел в Белгородской и Курских областях, потому что линия фронта расположена достаточно близко к границе. 20-25 км — это небольшое расстояние даже по меркам локальной войны.

- Вы, как житель Белгорода, чувствуете панику среди населения?

— Никакой паники нет. Я не могу сказать, что люди к этому привыкли, но они понимают и осознают, что находятся в прифронтовой зоне. Люди уже разбираются, как работает наша система ПВО, какой прилёт, как именно сбиваются ракеты и какие самолеты летят на перехват целей.

В соцсетях некоторые ура-патриоты пишут, что всем надо встать на защиту «нашего святого Белогорья», но это смешно и глупо. Не надо излишне драматизировать ситуацию. Здесь работают соответствующие органы контрразведки и Росгвардии, которые вычищают лазутчиков, пытающихся проникнуть через границу под видом беженцев и выдать секреты о расположении наших подразделений на территории Белгородской области. Губернатор наш регулярно выступает и успокаивает население, дает на каждый их «выбух» (взрыв) соответствующий комментарий.  

Конечно, никто не радуется и не хлопает в ладоши, но люди понимают всю сложность и специфику проведения спецоперации, а также что линия фронта находится недалеко.

- Мне рассказывали, что решающий вклад в освобождение Попасной внесла «ЧВК» с сирийским опытом. Вы что-то знаете об этом?

— В Попасной в первую очередь действовали подразделения спецназа российской армии, которые имеют опыт Сирии и Чечни, спецподразделения ДНР/ЛНР, а также подчиненные Рамзана Ахматовича Кадырова. Что касается ЧВК, то они действительно работают. Не скажу, в каком количестве и как, но они действуют достойно, грамотно и умело. В основном это хлопцы от 35 до 50 лет с опытом боев в городских кварталах и населенных пунктах.

- Вы упомянули тактическое окружение Авдеевки. Денис Пушилин сообщил, что о котле там говорить рано. Почему с ней такие сложности?

Владимир Евсеев: Имитируя наступление под Харьковом, ВСУ понимают, что Славянск и Краматорск долго не выстоят
Владимир Евсеев: Имитируя наступление под Харьковом, ВСУ понимают, что Славянск и Краматорск долго не выстоят
© РИА Новости, Нина Зотина
- Авдеевка уже восемь лет находится на линии соприкосновения, и противник все это время не сидел, сложа руки. Они готовили там такие оборонительные сооружения из бетона и опорные пункты, что, как говорят у нас в Харькове, «мама не горюй». Когда мы отодвинем противника от Горловки и Авдеевки, прилётов в сторону Донецка будет чуть меньше.

По последним данным можно сказать, что плотного кольца в районе Авдеевки еще нет, но оперативное окружение уже вырисовывается. Наши поджимают противника, но действуют не спеша, четко и методично, нанося огневые удары. Потому что никто не снимал задачу сохранять жизни наших солдат и офицеров. Глупо идти в лоб на какой-то оборонительный пункт, если его можно поразить ракетами, снарядами и минами. Люди действуют в зависимости от конкретной ситуации.

- Наверное, вас уже неоднократно просили сравнить нынешнюю спецоперацию с чеченской кампанией. Что есть общего — с военно-технической точки зрения?

— Действия разведывательно-штурмовых групп и штурмовых отрядов. Такая же тактика применялась во Второй чеченской кампании, когда штурмовали Грозный и друге населенные пункты.

Нечто похожее на Чечню происходит сейчас в тылу. В Чечне очень четко велась работа по созданию военных комендатур и военно-гражданских администраций, а также по зачистке и фильтрации. В Чечне этим занимались внутренние войска, а сейчас по той же схеме этим занимается Росгвардия.

Наконец, если Чечня географически маленькая, то здесь у нас линия фронта растянута значительно дольше (от Харькова и Северо-Донецка до Одессы и Николаева), да и частей в Чечне было поменьше. Но тактика и способы ведения боевых действий очень похожи. Хотя, конечно, произошли изменения в экипировке, средствах связи и ведения разведки.

- Тревожные новости приходят по поводу вступления в НАТО Швеции с Финляндией, Латвия объявляет Балтийское море натовской территорией, поговаривают о планах Польши зайти на Западную Украину. Среди наших бойцов сейчас кто-то думает всерьез о том, что нам придется напрямую воевать с Западом?

— Нет. 99,9% наших солдат и офицеров сейчас думают о том, как выполнить задачи в зоне проведения специальной военной операции. И правильно делают, потому что сейчас это главное. О Швеции с Финляндией должны думать политики и дипломаты.