Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Николай Янович, как бы вы охарактеризовали текущую политическую и экономическую ситуацию в Украине?

Николай Азаров: кто он
Николай Азаров: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина / Перейти в фотобанк
— Отвечая на такой достаточно обширный вопрос, надо прежде всего сопоставить те бравурные заявления, которые сделали Зеленский, Шмыгаль и пропагандисты этого режима в различных СМИ — они опубликовали данные о том, что произошел небывалый рост валового внутреннего продукта (ВВП), что средняя зарплата больше 500 долларов, что минимальная зарплата выше, чем в России, ну и так далее, и так далее. И вот слушаешь их, и не понимаешь: где эти ребята находятся, где живут, о чем они говорят? Ведь все эти понятия, все эти вещи относительны. Конечно, можно сравнивать с 2013 годом, можно и с 1913-м. Но тогда надо сравнивать в абсолютно понятных сопоставимых единицах.

Даже если сравнивать ВВП по доллару, тогда давайте учтем девальвацию доллара, сделаем скидку на эту величину. Но это всё, откровенно говоря, мало кого волнует, это волнует только тех специалистов, которых не так много, которые оценивают реальное состояние экономики Украины. А реальное состояние экономики Украины продолжает ухудшаться. И оно не может не ухудшаться, поскольку, скажем, нет оснований для роста экономики — вот же самое главное. Не появилось новых предприятий, не появились новые продукты, не появились новые товары, не появились новые рабочие места, не растёт реальная зарплата. Номинальная может и расти, а вот реальная зарплата, к сожалению, падает. Украина стала самой нищей страной в Европе, это о чем-то говорит?

То есть получается парадоксальное сопоставление. С одной стороны, экономика, по понятию Шмыгаля, растёт, а с другой стороны, страна беднеет — и стала самой нищей, самой бедной страной Европы. По уже объективными данным комиссии ООН, на Украине сейчас значительное количество людей испытывает недостаток продуктов питания. Когда-то мне даже в голову не могло прийти, что такое может быть.

Вот сейчас, если у тебя всё хорошо, Шмыгаль, то почему же не хватает угля, отключаются целые населённые пункты — якобы для плановых каких-то ремонтов, а на самом деле потому, что не хватает элементарно электроэнергии. Ты вынужден принимать решения о поставке газа по льготной цене для хлебопекарной промышленности. А что же это за льготная цена? Это ни много ни мало порядка 40 гривен за куб, на минуточку. Это, вообще говоря, будь здоров… И если сравнивать с 2013 годом, то мы за 72 копейки брали вообще-то за куб газа. 72 копейки.

Катастрофа Украины и уроки Казахстана: Азаров о том, к чему готовиться в ближайшее время
Катастрофа Украины и уроки Казахстана: Азаров о том, к чему готовиться в ближайшее время
Говорить об успехах не приходится… Вот мне иногда пишут: скажите что-нибудь хорошее об Украине. Я об Украине готов говорить много хорошего. Я люблю Украину, я отдал много лет жизни своей Украине. Но я про киевский режим сказать ничего хорошего не могу. И поэтому давайте сразу дистанцируем эти понятия — Украина и киевский режим.

Что можно сказать хорошего про киевский режим? В центре Европы в XXI веке учредился после государственного переворота практически неонацистский режим, который ведёт людоедскую политику по отношению к своему собственному населению. Подчёркиваю, людоедскую политику по отношению к своему собственному населению, которая выражается в очень простом факторе: это убыль населения, физическая убыль населения. Как оценивать эту политику, если в результате значительно возросла смертность и резко упала рождаемость? На каждые 100 умерших — примерно 35 новорожденных, то есть в три раза меньше. Такого на Украине никогда не было. Это что? Как назвать по-другому эту политику?

Давайте спросим у наших кураторов, которые, так сказать, аплодируют киевскому режиму во всех формах — американцев спросим, европейцев спросим, цивилизованные так называемые страны. Хотя все эти тривиальные, банальные фразы — они абсолютно ни о чем не говорят. Мы называем страны цивилизованными, а там, вообще-то говоря, простых граждан на демонстрациях даже и убивают, избивают, в тюрьму сажают, так сказать, за между прочим. И всё это страны цивилизованные. Мы называем их цивилизованными, а там вообще-то свободы слова никакой нет. То же самое — в отношении прав человека.

Ну давайте сейчас не будем про эти страны говорить, а скажем с точки зрения вот этих кураторов. Они организовали у нас, например, реформу здравоохранения. Может быть, в результате этой реформы уменьшилась смертность, например? Цель-то какая реформы? Наверное, в увеличении продолжительности жизни? Продолжительность жизни резко упала. Возьмите статистику, и вы увидите, что продолжительность жизни у мужчин упала почти на 10 лет. И сейчас Украина может приравниваться… не знаю, может, к самым малоразвитым странам Африки. У нас мужчина живёт в среднем 63,5 года — где вы такие цифры увидите?

Может быть, уменьшилась детская смертность? Тоже нет, она увеличилась. Более того, я недавно прочитал одно директивное письмо Минздрава (Украины. — Ред.) так называемого, о том, что порядка 70 родильных домов надо ликвидировать за ненадобностью. Я в своё время строил перинатальные центры, модернизировал роддома, открывал детские ясли. Мы более тысячи детских садов открыли. А сейчас они не нужны, они закрываются. Так спрашивается, реформа здравоохранения, о которой рассказывают, что это самая прогрессивная европейская реформа, — она дала позитивный результат? Нет.

Экономические реформы, которые с такой настоятельностью проводили, — они-то что дали? Может быть, переход к новому укладу экономики, к новым технологиям, может быть, к высококвалифицированным рабочим местам? Да нет же! За эти годы мы съехали к чему — к производству самых примитивных продуктов. К полуфабрикатам металлургии, пшенице, кукурузе, рапсу, подсолнечнику… И вот мы хвастаемся, что, благодаря высоким ценам на продовольствие, которые подняли сейчас, мы экспортируем на большие суммы наш товар, причём, самый, что ни на есть, такой первичный товар, без всякой обработки — зерно вывозим.

Кстати сказать, по зерну что интересно. Я сегодня, готовясь к встрече с вами, прочитал, сколько же продовольственного зерна сейчас потребляет Украина. Они (власти. — Ред.) считают, что им 3,5 миллиона тонн продовольственной пшеницы достаточно. Я скажу: а в 2013 году мы потребляли 6 миллионов тонн продовольственной пшеницы. Сейчас — 3,5 млн тонн. Задумайтесь, пожалуйста, о чём это говорит? Ведь хлеб — это не тот товар, который народ не ест, хлеб для определенной категории населения — это основной продукт питания.

И вот что удивительно, почему такую цифру они приводят — да потому, что продовольственная пшеница в основном была вывезена, экспортирована. Никто ж не думает о населении Украины. И вот, столкнулись с дефицитом качественных сортов. То есть первый и второй сорт пшеницы, которые идут на хлебопекарную промышленность, этих сортов фактически не хватает на Украине. И в связи с этим возможен рост цен.

Так что какую бы реформу мы ни взяли… Реформа образования. Что она дала, кроме искажения истории, упрощения и дебилизации образования? Я себе не могу представить. Тоже — ничего. Громадное количество школ закрывается…

Какую бы еще реформу назвать? Реформа правоохранительных органов. Ну, тот беспредел, который в стране воцарился после переворота, разгул криминалитета… Просто разгул. Ни одно резонансное убийство не расследовано и точка не поставлена. Ни одно. Реформа системы правосудия? Это вообще… В центре Европы появилась страна, в которой правосудие напрочь отсутствует. Вот смотрите, (в СССР. — Ред.) были годы террора перед войной, все об этом знают. Были пресловутые «тройки», которым было доверено решать судьбы людей. А сейчас? Сейчас у нас вместо «тройки» — СНБО, Совет национальной безопасности и обороны. Но это те же самые «тройки», потому что там есть люди, которые «для мебели» присутствуют, а в основном всё решают Зеленский, Данилов (секретарь СНБО. — Ред.), еще кто-то, может быть, генпрокурор. Вот те же самые «тройки».

И, представьте себе, в феврале месяце прошлого года они начали выносить решения о внесудебных расправах — о закрытии телеканалов, о наложении санкций и т. д. Преступниками стали называть людей, сами определять. Потом суд арестовывал их и так далее. Так вот, за весь год ни Конституционный суд, ни Верховный суд не удосужились рассмотреть жалобы людей, которые подверглись этим внесудебным расправам. Можете себе представить? Граждане Украины, которые подверглись внесудебной расправе, лишены права на правосудие.

А как вы думаете, сколько в Украине может тянуться расследование уголовных дел, возбужденных этой хунтой? С переворота прошло восемь лет практически, скоро будет восемь лет. И вот, восемь лет тянутся эти расследования. Это нормально? То есть человек находится под следствием восемь лет, против него ведутся следственные действия. Это…

Вот, что это за страна, в которой, вообще говоря, человек ничего не стоит, человек труда — он лишен всяких прав. Сейчас они хотят изменить Кодекс о труде. Это мы в свое время его принимали, и человек труда достаточно защищен был социально, и в правовом плане защищен. Сейчас они хотят очень простой Кодекс принять. Для того, чтобы уволить кого-то, хозяин может сказать: «Пошел вон!» — и на этом дело закончилось, ни один суд его не восстановит. Это напоминает рабовладельческий строй, но это так называемое либертарианство по Зеленскому.

Поэтому, когда меня просят сказать что-то хорошее про Украину, я могу сказать только одно: что народ на Украине, в принципе… в принципе, да, хороший. Я горжусь нашим народом, среди которого я многих людей знаю, знал, и среди которого очень много талантливых людей, способных людей. Но где вы их сейчас видите? Вы найдете хоть одного талантливого человека, которого пригласили в студию телевидения, чтобы он что-то рассказал интересного и полезного? Нет. Вы, включив телевизор, увидите штатных болтунов, которые каждый день рассказывают одно и то же. Народ внимает, потому что нет альтернативного мнения абсолютно никакого.

Я, наверное, долго отвечал на этот вопрос, но тем не менее я постарался сказать объективно. Любой может сказать: а вот в этом ты не прав. Пусть скажут, в чём я не прав.

— Хотелось бы узнать ваше мнение о судьбе Петра Порошенко. Печерский суд Киева принял решение о задержании экс-президента по возвращении его на Украину, об этом сообщил его адвокат. К каким последствиям может привести задержание? И будет ли он задержан, или же это очередной политический фарс, а не «весна придёт, сажать будем», как два года тому назад обещал Зеленский?

— Всё это пиар. Зеленский всё, что может делать, и у него это относительно неплохо получается, — это пиарить себя. И ему продолжает верить какая-то четверть часть населения Украины. Часть людей в общем-то прикормлена… Всегда, при любой власти, процентов десять — это те проценты, которые прикормлены, они всегда эту власть поддерживают.

Естественно, Порошенко поедет сам, добровольно, в этот суд. Естественно. Он же всё-таки не дурак. Он подлец, конечно, редкостный, негодяй — но дураком его назвать нельзя. Поэтому он поедет в суд сам, суд не посмеет его, естественно, арестовать, задержать не посмеет. А предпишет какую-нибудь меру, которая для него что слону дробина. И он с гордой, так сказать, осанкой, выйдет из зала суда. Под судом будут бушевать пара сотен проплаченных молодчиков, которые будут кричать: «Свободу гетману Петру Порошенко!».

Кстати, интересное название «Европейская солидарность». Слово «солидарность» в свое время было подарено донецкими ребятами, Юрием Болдыревым и Александром Болдыревым — основателями партии «Солидарность». Но они не тянули, денег у них не хватало для раскручивания этой партии. И вот её передали по моей инициативе человеку, которого тогда ещё я очень мало знал, начинающему бизнесмену Петру Порошенко. Условие было какое? Что когда будет формироваться Партия регионов, эта партия («Солидарность». — Ред.) с ней сольётся, войдёт в единую Партию регионов, прекратит своё существование. Разумеется, он поклялся, что всё это реализует, и даже стал заместителем председателя Партии регионов на объединительном съезде. Но, следуя своему характеру, неотъемлемой частью которого является исключительная лживость, — исключительная лживость, такого лживого человека я вообще в своей жизни не встречал, — естественно, он всех обманул. Он не подал документы на ликвидацию этой партии. Она так числилась, тлела, как будто существовала. А потом он добавил слово «Европейская», и стала «Европейская солидарность».

Что там европейского, трудно сказать. Сам Петя никакого отношения к Европе не имеет, кроме единственного: знания английского языка, уж не знаю, насколько он его хорошо знает… Ну, и за долгие годы болтания… он всё время был при власти, надо заметить. Начиная с какого-то 94-го года, когда он впервые избрался в Верховную Раду, он всегда был депутатом, всегда был членом какого-то исполнительного органа… А, кстати, Конституция Украины запрещает как депутатам, так и членам исполнительного органа власти, заниматься бизнесом. Однако, наоборот, для него занятие политикой было возможностью обеспечивать себе политическую поддержку для принятия бизнесовых решений. Именно поэтому, став президентом, он умножил свое состояние раз в десять, наверное, стал долларовым миллиардером. Он задекларировал официально: 50 млн долларов налички у него дома лежит и 500 млн гривен, тоже налички. Так что… Никто не задал ему, естественно, вопрос: откуда, Петя, у тебя такое громадное количество налички? Вот откуда? Если ты снимал со своих счетов, — ну расскажи. Вот ты пришел в банк и 500 миллионов снял наличными. На чем перевозил — на КАМАЗе? На чём?

Вот такой человек Петя. Поэтому он пользуется поддержкой Запада, естественно. Запад поддерживает абсолютно всех подлецов, которые на Украине есть. На протяжении 25 лет я это наблюдаю и вижу, что чем человек подлее, чем он лживее, чем он негодяй больший, тем… обязательно он находит поддержку — в фондах Сороса, в правительственных коридорах. А уж если он ещё при этом — а это, как правило, обязательно — матерными словами, так сказать, ругает Россию, то это наш (для Запада. — Ред.) человек, это замечательный человек. И поэтому для него все эти антикоррупционные шараги, которые учредил Запад, они не существуют, он может пройти сквозь них, как вода сквозь сито проходит, не задерживается. А вся эта так называемая антикоррупционная система нацелена только на людей оппозиционных. Только. Придумываются различные «дела», пытаются они [этих людей] привлечь, потому что придуманные «дела» трудно рассматривать даже абсолютно продажными и абсолютно покорными судами в Киеве.

— Как вы считаете, стоит ли в 2022 году ожидать каких-то реальных изменений в политической жизни Украины? Возможны ли досрочные выборы, реальна ли перезагрузка власти?

— Давайте вместе порассуждаем. Чтобы были реальные изменения, необходимо появление сильной оппозиционной силы в Украине. Не той оппозиции разрозненной, которая дерется между собой, друг друга обвиняет, друг друга разоблачает. Конечно, некоторые её части режим разоблачают и ведут реальную политическую работу. Но большая её (оппозиции. — Ред.) часть занимается сведением счетов между собой. Оппозиция разрознена и не имеет своих средств влияния на массы. Не имеет.

Вот смотрите, например, телеканал «1+1». Это самый рейтинговый телеканал. Уже всем известно, что он абсолютно лживый. Вот недавно, кстати сказать, выпустили (на Украине. — Ред.) глоссарий, то есть темник — как освещать те или иные события. Вот события в Казахстане — оказывается, это восстание народа против коррумпированной власти. Что нельзя называть восставших мародёрами, бандитами, террористами, ни в коем случае нельзя. Это благородные люди, которые борются за свободу казахского народа. Назвать хоть одного такого благородного Ринальдо они не могут, потому что они не знают. И мы не знаем с вами вместе, мы ведь тоже следим внимательно… У меня большое количество друзей в Казахстане. Я с ними разговариваю и спрашиваю, кто же там Ринальдино, известный герой-патриот? Да вот нет таких, оказывается. А те, кого называют, они, вообще-то, и под судом ходили, и сроки получали, и получали за дело… Удивительно. Вот этот канал «1+1», но у него миллионы просмотров.

А взять какие-то оппозиционные сайты, каналы… Например, мой канал в Ютубе трижды закрывался администрацией Ютуб. Трижды! Вот, он набирал полмиллиона просмотров — закрыли. Я снова открыл, вышел на 150 тысяч просмотров. Снова закрыли. Сейчас я уже в третий раз открыл. Но там пока не так много просмотров.

В глазах американцев украинцы выглядят как туземцы - Азаров
В глазах американцев украинцы выглядят как туземцы - Азаров
Возьмём оппозиционные сайты любых других политиков Украины — реально оппозиционных, подчёркиваю, не тех, которые, с разрешения власти, занимаются расколом оппозиции — естественно, им позволено что-то говорить против власти, что-то, умеренно… Пока не появится объединённой платформы, так бы я её назвал (Не путать с «Оппозиционной платформой», в которой разный народ. Часть сотрудничает с Администрацией президента, а часть не сотрудничает. Поэтому не путать.) И пока не появится какая-то объединённая платформа людей, которые могут вызывать доверие у народа Украины, которые не только могут хорошо говорить…

Хорошо и правильно говорить, в том числе и оппозиционные вещи, умеют многие. А вот как это реализовать на деле? Как ты программу свою реализуешь на деле? У товарища Сталина, которого многие критикуют, но который был блестящий администратор, был такой принцип: критикуешь — предлагай, предлагаешь — делай, делаешь — отвечай. Это его золотые правила кадровые. Не зря он говорил: «Кадры решают всё». А как он кадры подбирал? Следуя определённым принципам. Иначе невозможным было бы достижение тех феноменальных результатов, которые достигали его наркомы в реализации тех задач, которые перед ними ставились. Ведь ставились гигантские задачи.

Вот наши болтуны, которые умеют только болтать, рассказывают, что они посадят миллиард деревьев. Посадил ты (Зеленский. — Ред.) миллиард деревьев? Обещал построить 24 аэропорта. Построил хоть один? Вот мы с 2010 по 2013 гг. построили не один аэропорт, построили пять аэропортов. Но мы имели всего три с половиной года, это не так много. А вы за восемь лет построили хотя бы один мост? Через Днепр, например, два моста находятся в состоянии, что их можно за год-полтора достроить. Это Киево-Подольский мостовой переход и Запорожский мост. Восемь лет! Построили? Не построили. Так что же вы, болтать умеете, а делать не умеете.

А мы, кроме аэропортов, много чего сделали. Построили много жилья. Я каждый день на своём Facebook посвящаю один пост какому-то объекту, который мы ввели в действие. Мою страницу тоже, кстати, закрывали несколько раз, но я все-таки сохранил эту традицию и обязательно каждый день пишу про какой-либо объект. Писать есть о чём, на Украине порядка десяти тысяч населённых пунктов, которые мы газифицировали. Сотни тысяч людей… получили газ. Мы это сделали. А вы, ребята (нынешние власти Украины. — Ред.), что сделали? Что вы сделали, скажите? При нас была стабильность ценовая, валютная стабильность. При нас экономика развивалась, появлялись новые рабочие места, строились новые предприятия. Что вы построили за 8 лет?

— Есть же проект Зеленского «Велике будiвництво» («Большое строительство». — Ред.)…

— Ну, это «Велике крадiвництво» («Большое воровство». — Ред.) — его так окрестили. Ну, одно дело — дороги ремонтировать. Нужное дело, безусловно. Но это то дело, на котором, как сами же украинцы говорят, пятидесяти-, а то и семидесятипроцентные откаты. Действительно, при хорошо поставленной административно-управленческой системе можно проконтролировать размер затрат. Можно, но это только в том случае, когда есть организация-заказчик, есть организация-подрядчик, и есть организация, которая занимается приёмкой — и всё это не совмещается в одном лице. Если есть организация, осуществляющая контроль качества, она может пробурить несколько скважин на дороге, посмотреть, какая грунтовая подушка, какая балластная подушка, сколько было выемки грунта, сколько слоев асфальта положено, оценить в лаборатории его качество, сопоставить с ценой… Вот то, чем мы занимались. Мы не выбрасывали деньги на ветер, проводили приёмки. И то, при нас занимались всякими делами, мягко скажем. А сейчас, при отсутствии любого контроля… Не то что контроля, а наоборот, при покровительстве — идёт разворовывание.

Ещё раз подчёркиваю: конечно, ремонт дорог для нас чрезвычайно важен, особенно учитывая, что уменьшились грузоперевозки по железным дорогам, значительное количество грузов перешло на автодороги, появились автопоезда с громадной осевой нагрузкой на асфальт, соответственно, с разрушением асфальта. Потому что все наши дороги, балластные подушки строились под совершенно другие параметры, совсем под другие нагрузки, под другие скорости.

Все эти декоммунизаторы — они, как правило, редкостные идиоты или предатели. Они ж не знают, что во главе (СССР. — Ред.) стояли далеко не дураки. Была одна технология для перевозки сыпучих грузов, для этого использовались в основном речные перевозки, и работали, так сказать, наши реки по полной программе. Люди более взрослые помнят, что наши реки были судоходные. И громадные объемы сыпучих грузов перевозились не железной дорогой и тем более не автомобильным транспортом. Дороги использовались для менее стратегических перевозок… А все большие расстояния охватывались железнодорожным транспортом.

— Вы затронули уже тему Казахстана. Какие уроки следует извлечь из недавних трагических событий в этой стране украинским и российским политикам?

— Украинские политики… нет, киевские политики никаких уроков не извлекут, потому что они сами пришли в результате такого же госпереворота к власти, учредили карательный режим. Поэтому… Они, вообще-то говоря, марионетки, как они могут учитывать. Они делают то, что им говорят, ни о какой самостоятельности говорить не приходится.

А вот самостоятельным государствам надо иметь ввиду, что работа по разложению постсоветского пространства проводится целенаправленно. Она проводилась и в советское время, потому национализм прорастал в Украине, особенно в Галичине, еще тогда. И в советское время недооценивались эти вещи. Ради дружбы народов скрывалось участие УПА в проведении карательных операций в Белоруссии, например. Об этом же вообще разговора не было. Я знаком с письмом Щербицкого, который, когда открывался памятник в Хатыни, и где сам бог велел — потому что Хатынь сожгли как раз бандиты УПА, немцы рук не марали в таких операциях… И вот, когда сам бог велел сказать, кто сжигал. Но известно письмо Щербицкого в ЦК КПСС о том, что нежелательно эту тему поднимать, она, мол, чьи-то чувства разбередит. Это, конечно, недопонимание в то время крайней опасности таких ядовитых националистических идеологий.

Ни для кого не секрет, что, по существу, идеи нацизма были положены в идеологию той же самой бандеровщины. Хотя бандеровщина — какая там идеология? Там никакой идеологии, по сути, нет, кроме одной: бей ляхов, москалей, жидов, коммунистов, вот и вся идеология. И пусть три четверти, так сказать, нещирых украинцев сгинет, но зато появятся щирые, которые Украину [построят] — конечно, Галичину имея ввиду, прежде всего.

К большому сожалению, эти ядовитые семена во всех постсоветских государствах давным-давно посеяны, и они (эти идеи. — Ред.) сейчас расцветают повсюду. Оказывается, даже в Казахстане, который своим существованием, созданием своей экономики обязан, прежде всего, Советскому Союзу, а в Союзе первую скрипку играла Россия, безусловно. Ведь никакой экономики до Советской власти в Казахстане практически не было. Это хорошо известно, и сами ответственные деятели Казахстана это прекрасно понимали. Все эти академии наук, все театры оперы и балета, и т. д. появились же при Советской власти. И сейчас изображать, что Казахстан был жертвой советской оккупации или российской оккупации, потому что русофобия развивается — это просто бессовестно и безответственно.

То же самое можно сказать и о других — о Киргизии, Узбекистане… Да, когда-то была великая таджикская культура, но после этого прошла эпоха, и Таджикистан представлял собой достаточно жалкое зрелище. И именно Советская власть сделал всё для того, чтобы таджикский народ получил доступ к современной по тому времени культуре, к науке, к образованию. Кстати, там достаточно гибко подходили — например, разрешали паранджу носить. Мало кто знает об этом, но, учитывая мусульманские традиции и взгляды, по-моему, до 1927 года, в республиках Средней Азии было разрешено ношение паранджи. Никто там шашкой не махал, а подходили с пониманием вековых традиций. И уважали эти традиции. Но проводили и политику приобщения женщин к науке, к культуре, образованию, к работе. Эта работа начиналась еще тогда, в 20-30-е годы прошлого века.

Вернемся к событиям в Казахстане. Еще раз подчеркну: все эти ростки, все эти движения, они поддерживаются, организуются и направляются западными кураторами. Вот это надо понимать. Кто-то начинает рассказывать: да нет, там кумовство, там племенные дела… Но так может говорить только человек непонимающий. Как одновременно в девяти областных центрах вывести людей синхронизировано на улицы и делать везде одно и то же — захватывать акиматы, захватывать управления полиции, службы безопасности… Это никакие не стихийные дела, это хорошая организация и люди подготовленные. Спящие ячейки или не спящие, но кто-то же их готовил, кто-то финансировал, обучал.

Простой человек не побежит громить службу безопасности, где сидят вооружённые люди. Даже зная, что они не получили приказа стрелять — но есть же законы, охраняющие сотрудников полиции, службы безопасности. Кстати, на Украине, когда Майдан был — а в законе прямо говорится, что работник милиции при нападении на него имеет право применять оружие. Поэтому это (участники беспорядков. — Ред.) не простые люди. Конечно, в этих событиях и межплеменные разногласия были использованы, конечно, борьба за власть — всё это было. Но всё это вторично. А первична организационная работа спецслужб — не исключаю, что и Турции, потому что там идеология пантюркизма, но, в первую очередь, американцы вездесущие, которые имеют в мире 800 баз. Назовите мне какое-нибудь государство, которое имеет 800 военных баз вне своей территории. И кричит везде, что Россия — агрессор. Уникально. Вообще, у нас все по Оруэллу