— Господин Рэнкас, Россия поставила вопрос о нераспространении вблизи ее границ ракетных ударных комплексов США и НАТО. Эта тема в эти дни обсуждается между Москвой и Вашингтоном, Москвой и НАТО. Как вы считаете, насколько правомерна такая позиция России?

— «Холодная война» всегда была ближе всего к переходу в «горячее» состояние именно тогда, когда речь шла о стратегическом балансе, измеряемом местами базирования и дальностью действия ракетных комплексов. Так было, когда в 1962 году Советский Союз сорвал попытку разместить американские ракеты в Турции, что не совсем точно называют «Кубинским кризисом».

Конрад Рэнкас: кто он
Конрад Рэнкас: кто он
© vk.com, Конрад Ренкас

Так было уже при моей жизни, когда символами агрессивного империализма Рейгана и Тэтчер были «Першинги», «Томагавки» и система «Трайдент» (которую Великобритания продолжает развивать и по сей день). Всякий раз, когда в евроатлантической зоне берут верх ястребы войны, это проявляется в перебазировании наступательных боевых систем всё ближе и ближе к границам Российской Федерации.

На практике с тех пор, как антикитайская политика Дональда Трампа убила Договор о запрете ракет малой и средней дальности (ДРСМД), не существует эффективного международного регулирования продолжающейся, хотя официально и не объявленной гонки вооружений между США и остальным миром. Гонки весьма односторонней, ведь хотя никто не отрицает современности и подготовки вооруженных сил РФ и мощи Китайской Народной Армии, но именно американцы тратят на вооружение больше всех в мире — 778 миллиардов долларов в год. Это также больше, чем тратят одиннадцать других стран, имеющих самые мощные армии, вместе взятых, — причём восемь из этих стран являются американскими союзниками или зависимы от США.

Такая связка политики США с интересами военно-промышленного комплекса, неизменная со времен «холодной войны», всегда вызывает беспокойство: не соблазнит ли кого-то такой огромный арсенал, чтобы его наконец-то использовать. Даже просто для того, чтобы освободить место для новых закупок вооружения.

Теперь американцы не смогут навязать миру свою игру. Как прошли переговоры РФ и США в Женеве
Теперь американцы не смогут навязать миру свою игру. Как прошли переговоры РФ и США в Женеве
© РИА Новости, Алексей Витвицкий / Перейти в фотобанк

Поэтому переговоры о разоружении или, по крайней мере, о нераспространении стратегических наступательных вооружений являются необходимостью не меньшей, чем во время самых опасных кризисов эпохи противостояния двух блоков — НАТО и Варшавского договора.

Польша имела значительные дипломатические достижения в этой области, достаточно упомянуть План Рапацкого из 1950-х годов. Напомню, министр иностранных дел Польши Адам Рапацкий предложил создать безъядерную зону в Центральной Европе, охватывающую территории обоих германских государств, Польши и Чехословакии. Несмотря на поддержку Москвы, Праги и Восточного Берлина, а также весьма благожелательный прием антивоенно настроенных западных кругов, эта инициатива разбилась о сопротивление атлантических милитаристов.

Однако я уверен, что стоило бы обратиться к ней сегодня, создав такую зону, исключающую передислокацию ракетных комплексов, — по крайней мере, на территории Польши, Украины, Румынии, Чехии, Словакии, Скандинавии и Прибалтики. Аналогичные зоны должны быть созданы также в Азии и других регионах мира. В противном случае нам грозит перманентное состояние всеобщей гибридной войны — с возможностью перерастания её в любой момент в полномасштабный глобальный конфликт.

— США и НАТО в качестве причины распространения ударных ядерных комплексов называют «агрессивные планы» России относительно Украины. Россия отрицает наличие таких планов, а скопление войск у границы с Украиной объясняет правом их размещать на своей территории, когда и как угодно. С вашей точки зрения, чья аргументация убедительнее?

— Стоит отметить, что «агрессивные планы России в отношении Украины» благодаря западным СМИ и политикам обсуждают за кружкой пива в пабе и на семейных обедах, то есть они известны каждому.

Нетрудно догадаться, что если что-то является предметом такой явной и навязчивой пропагандистской кампании, то можно быть совершенно спокойным: это не имеет отношения к действительности. Я много раз повторял, причем на протяжении восьми лет, когда каждый день после «евромайдана» пророчили ввод российской армии в Украину: если Россия пожелает, то после утренней переклички в Ростове её солдаты съедят ланч в Харькове, пообедают в Киеве и ещё успеют попить чаю во львовских кафе. А на ужин в таком случае я пригласил бы вас на нынешнюю польско-украинскую границу…

Дмитрий Дробницкий: Россия «региональная держава», потому что от ее «региона» зависит весь мир
Дмитрий Дробницкий: Россия «региональная держава», потому что от ее «региона» зависит весь мир
© РИА Новости, Нина Зотина

Однако, к сожалению, Россия в Украину не вошла, — но русские и не должны решать проблемы за других (в данном случае за украинцев). Чем больше мы узнаём о первых годах существования народных республик на Донбассе, тем очевиднее становится сдерживающая роль России, которая пыталась остановить эскалацию конфликта.

Сложно судить о том, была ли правильной такая политика «хватания за руки» полевых командиров Донбасса, чтобы те не заходили слишком далеко на запад. Однако факт в том, что так оно и было. Россия давно могла бы освободить (или завоевать, если кому-то так нравится больше) всю Украину, и никто, — по крайней мере, Запад, — ничего не смог бы с этим поделать. Почему же тогда она должна вдруг изменить свою политику и с многомесячным разбегом броситься в украинский омут? Лишь для того, чтобы помочь западным ястребам и оружейникам, а также киевскому комику, мечтающему о войне, чтобы спасти собственную табуретку?

Так или иначе, все чаще «трубы» западных СМИ играют сигнал «Отступление!». После нескольких месяцев постоянного сложения и умножения тысяч российских танков, которые вот-вот ворвутся в мирную Украину, вдруг слышим и читаем, что это, наверное, был… «блеф Путина», а Россия никуда не хочет входить?

Для читателей, имеющих опыт чтения между строк, изменение нарратива очевидно. «Мы никогда не признаемся, что солгали, но теперь уже можем сказать, что войны не будет». Что ж, глядя на внушительный украинский военный бюджет (323 миллиарда гривен — то есть более 10 миллиардов евро), следует отметить, что часть своих задач «российско-украинская война» уже выполнила. Денежные средства, которые Запад «одалживает» Киеву, возвращаются на Запад в виде оплаты военных заказов, бизнес процветает, а ВПК с услужливыми СМИ подсчитывают прибыли.

Канада планирует построить на Украине завод по производству боеприпасов
Канада планирует построить на Украине завод по производству боеприпасов
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

— Как вы считаете, с чем связан конфликт между Россией и Украиной, а также Россией и США: геополитическим переделом мира? «Агрессией России»? Устаревшими подходами США к мировым политическим процессам? Чем-то ещё?..

— Период однополярного мира завершился, но новый международный порядок ещё четко не сформировался. Поэтому вполне естественными являются трения и конфликты в процессе установления новых правил и определения новых сфер влияния.

Приходящая в упадок империя всегда борется с этим, особенно когда ранее она тщательно скрывала от себя собственную слабость. США должны корчить грозные мины, позвякивать ракетами — так они понимают свой престиж, это их внутренняя потребность, и так они хотят гарантировать подчинение оставшихся вассалов. Попытка преодолеть кризис последней попыткой расширения зоны влияния, отвлечение соперников, отсрочка неизбежного — это нормальные тактические приемы.

К сожалению, это также попытка подменить реальность, поставив всё на одну карту и создав угрозу глобальной войны, — такой вариант тоже на «игровом столе».

И не секрет, что есть американские круги, которые, не колеблясь, подожгли бы мир по принципу «всё или ничего» и «если не мы, то никто!» Однако есть, конечно, и прагматики, а также те круги финансового капитала, которые скептически относятся к любой политике, проводимой государствами. Ведь реальными субъектами мирового порядка становятся именно крупные корпорации, а не державы, пусть даже великие. Именно большой бизнес в конце концов будет решать, ВОЙНА или МИР. Причём не только по линии Вашингтон — Москва, но, вполне возможно, и в большей степени в многоугольнике Уолл-Стрит — Сити — Пекин — Шанхай…

Что же касается несчастной Украины… Что ж, она будет предметом спора между Западом и Россией в первую очередь, до тех пор, пока у неё ещё есть что украсть. Хотя организованный грабеж шел практически с первых минут после «евромайдана», но Украина всё же потенциально очень богатая страна. Разве мы не помним, как в предыдущую мировую войну немцы даже черноземы эшелонами оттуда увозили? Если сами украинцы ничего с этим не сделают, их страна будет предоставлена сама себе только тогда, когда последний эшелон с их ресурсами уйдет на Запад. Но даже тогда Украине может быть отведена роль поля боя, в том числе атомного.

Как известно, команда Зеленского уже легализовала торговлю сельскохозяйственной землёй, легализовав, прежде всего, крупную иностранную собственность, ранее скрытую в виде аренды и совместных предприятий. В 2022 году с молотка уйдут 700 из оставшихся 3500 госпредприятий, прежде всего объекты электроэнергетики, горнодобывающие и металлургические комбинаты. Именно поэтому Зеленский объявил свою комическую «войну с олигархами» (т. е. с кем, с самим собой?) — чтобы никто не мешал западному капиталу «пастись» на украинской собственности. Чтобы самому спокойно жрать — западный капитал должен пугать других войной, вот и вся загадка «российских планов агрессии против Украины».

— Почему в мире ощущается столь напряженная политическая ситуация, насколько мы вообще близки к глобальной войне? Или это только внешнее впечатление, а на самом деле всё идет без особых потрясений? Что вы думаете по этому поводу?

— Несколько лет назад была популярна теория о том, что Третья мировая война практически уже началась, но мы просто не видим всех её симптомов. Нехватка более драматичных моментов заставила скептиков усомниться в этой гипотезе — мол, лучше, хуже, но как-то живется, международная ситуация движется из кризиса к кризису, но это нормально и можно сосредоточиться на других проблемах — от жизни знаменитостей до изменений климата и пандемии. Но проблема в том, что провидцы Третьей мировой войны были правы. Только как в стихотворении польско-литовского поэта Чеслава Милоша о конце света, которого никто не заметил, — другой глобальной войны, кроме перманентно-гибридной, пожалуй, больше не будет. И жители тех частей света, которые она не охватит, вообще смогут усомниться в том, что эта война идёт. Между тем повсюду вокруг, на всё новых и новых фронтах, будет продолжаться бесконечная война за новый мировой порядок.

Война, которую мы знаем по Донбассу, Сирии, Йемену, Закавказью, а теперь ещё и Казахстану, скоро, может быть, охватит Тайвань, Украину или Прибалтику. Но речь также о множестве других конфликтов, в которых враги с другого театра военных действий будут заключать внезапные тактические союзы против союзников своих недавних друзей на противоположном конце света. Причём это может быть война не только между государствами, потому что мы уже знаем, что воевать можно почти полностью частным капиталом и войском, а государства можно только «нанимать» для проведения более тяжелых рейдов. Наконец, это война, в которой, как и раньше, целые города могут исчезнуть под бомбами и ракетами, — но также и война, в которой убийственное устройство в виде детской игрушки влетит только в одно окно и выиграет решающую битву.

И большинство из нас, если нам просто повезет, может этого даже не заметить.