— Грег, ровно 30 лет назад развалился СССР. 25 декабря о своей отставке заявил Михаил Горбачёв, и это стало последней точкой в истории СССР. Чем для вас СССР был тогда и чем является сейчас?

— В 1991 году я был молодым коммунистом-активистом. Годом раньше я переехал со Среднего Запада США в Нью-Йорк. Я работал помощником у Сэма Марси, теоретика марксизма и организатора, который незадолго до этого написал критический анализ горбачёвской программы «перестройки» и её возможных последствий. В то время Марси начинал привлекать к себе внимание в международном коммунистическом движении как один из немногих серьёзных марксистов, критиковавших Горбачева и его предательское сотрудничество с империализмом США. Так что мне, как молодому активисту, посчастливилось помогать Марси с исследованиями для его статей в этот критический момент истории. Это был отличный опыт обучения.

Грег Баттерфилд: кто он
Грег Баттерфилд: кто он
© wpered.su

Начиная с августа 1991 года, когда ГКЧП попытался остановить худшие из контрреволюционных «реформ», потом во время первого визита Бориса Ельцина в США, а затем во время событий «Чёрного Октября» в Москве в 1993 году, наши товарищи организовали множество уличных акций протеста и уличных просветительских мероприятий в Нью-Йорке, Сан-Франциско и других городах. Мы пикетировали представительство России при ООН в знак протеста против ареста членов ГКЧП, запрета КПСС и газеты «Правда», а затем и расправы над защитниками Дома Советов. Я участвовал во всех акциях в Нью-Йорке. Тридцать лет спустя я горжусь тем, что был на правильной стороне истории, защищая Советский Союз и социализм.

Грег Баттерфилд: Мы всё ещё живём в тени поражения СССР

— Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию на постсоветском пространстве?

— Разрушение СССР было величайшим поражением для мирового рабочего класса со времён разгрома Парижской Коммуны.

Бремя этого поражения тяжелее всего легло на народы бывших советских республик. Мы знаем о катастрофических событиях девяностых годов, когда продолжительность жизни людей в России и других советских республиках падала самыми высокими темпами в истории, если брать в расчёт только мирное время. Мы наблюдали, как огромные достижения советской промышленности, созданные общими усилиями рабочих, распродавались по частям или же им просто позволяли рассыпаться в прах. А рабочие и специалисты, получившие образование при социализме, были вынуждены эмигрировать и продавать свою квалифицированную рабочую силу за низкую заработную плату на Западе.

Сегодня ни одно из постсоветских государств не приблизилось к уровню экономики и качеству жизни советских времён. Некоторые люди стали очень богатыми, многие впали в бедность, а большинство рабочих бьются на грани пропасти, как и в любой капиталистической стране. Некоторые постсоветские государства стали неоколониями американского империализма и Евросоюза. А те, которые пытаются сохранить свою независимость, подвергаются санкциям, постоянным угрозам войны и «цветных революций».

— По истечении 30 лет после развала СССР возник новый геополитический конфликт между США и теперь уже Россией, которые борются за свою гегемонию в мире. В этом процессе активно участвуют Китай и ЕС. Как вы считаете, эти процессы как-то связаны с развалом СССР или нет? И если связаны, то как?

— Разумеется! Конфликт между США и НАТО и Россией, а также между США и Китаем — прямой результат разрушения СССР.
Россия унаследовала от Советского Союза ядерный оборонительный потенциал. Как только новый олигархический капиталистический класс России встал на ноги (а это произошло одновременно с первыми выборами Владимира Путина), его представители поверили, что Вашингтон и европейские империалисты могут признать их равными. Они думали, что их примут в «клуб». Но это было не так. Империалисты, особенно в США, не хотели открывать двери для русских новичков; всё, что они хотели, — это продолжать неоколониальные отношения, как при Ельцине.

Илья Намовир: после развала СССР Казахстан превратился в сырьевой придаток Запада
Илья Намовир: после развала СССР Казахстан превратился в сырьевой придаток Запада
© Facebook, Ilya Namovir
На мой взгляд, современная Россия не является империалистической державой, несмотря на претензии некоторых её политических элит. Идея о том, что Россия является реальной угрозой для США, — это миф, созданный Западом с целью расширения НАТО и получения общественной поддержки для новых военных авантюр. А правящие классы западных стран фактически смотрят на Российскую Федерацию так же, как на небольшие постсоветские государства — то есть как на потенциальный источник сырья и дешёвой рабочей силы.

В 1992 году, сразу после распада СССР, в газету «Нью-Йорк таймс» был «слит» политический документ Пентагона. В нём объяснялось, что долгосрочной задачей США является недопущение появления любого нового конкурента уровня Советского Союза. В частности, политика в отношении Китая и России будет направлена на раздробление этих крупных государств, чтобы таким образом их было легче контролировать политически и  «переваривать» экономически. За 30 лет правления как демократов, так и республиканцев, это мировоззрение правящего класса США не изменилось.

Сегодня мы видим, как это империалистическое мировоззрение неизбежно ведёт к новому крупномасштабному военному конфликту, который может быстро охватить весь мир.

— Развал СССР привел к формированию так называемого однополярного мира, который существует по лекалам правительства США. Как вы оцениваете его, что, с вашей точки зрения, является плюсом, а что минусом в этой однополярной системе?

Александр Рар: Для меня крушение Советского Союза означало крушение великой Российской империи
Александр Рар: Для меня крушение Советского Союза означало крушение великой Российской  империи
© РИА Новости, Михаил Климентьев

— У такой ситуации я не могу найти никаких плюсов. Возглавляемая США однополярная система стала настоящим несчастьем для людей всего мира.

У СССР после Ленина, с точки зрения революционера, были политические недостатки. Несмотря на это, он был оплотом народных движений во всём мире — движений рабочих, национального освобождения, борьбы за гражданские права и права человека. Само существование такого мощного социалистического гиганта, объединявшего многие национальности для мирного совместного труда, было громадным аргументом в пользу социализма. Это вынуждало капиталистические страны повышать уровень жизни трудящихся и предоставлять им гражданские права. СССР оказывал материальную и дипломатическую поддержку антиколониальной борьбе и правительствам, которые хотели быть независимыми.

А однополярное правление США привело к падению уровня жизни и потере прав рабочего класса и угнетённых как в богатых, так и в бедных странах. Здесь, в США, три десятилетия подряд продолжается откат в области прав профсоюзов, избирательных прав чернокожих, основных прав женщин и других угнетённых групп. В результате разрушения СССР каждый трудящийся мира пострадал материально, независимо от того, понимал он это или нет, и оно по-прежнему продолжает негативно сказываться на нас.
После избрания Уго Чавеса в Венесуэле в 1999 году [в мире] появилось несколько положительных моментов, которые показывают, что борьбе за социализм суждено возродиться. Но до сих пор это все ещё только  предчувствие грядущих побед. Мы всё ещё живём и боремся в тени поражения СССР.

Грег Баттерфилд: Мы всё ещё живём в тени поражения СССР

— Как вы считаете,  почему в мире в последние полтора-два десятка лет произошло так много войн? Что является их движущей силой? Почему мир после развала СССР не стал гармоничнее, добрее, милосерднее?

— После разрушения Советского Союза правящий класс США пообещал «мирный дивиденд» (улучшение жизни в результате перераспределения расходов с военных целей на гражданские.  — Ред.). Однако он так никогда и не случился, да и не мог случиться. Капиталистический империализм, как столь убедительно показал Ленин более века назад, постоянно ведёт к войне с целью расширения рынков и передела мира. В течение десятилетий могущество СССР было сдерживающим фактором этого необузданного империалистического стремления к войне. Без гигантского социалистического государства, с которым приходилось считаться, стремление империализма к войне «сорвалось с цепи», что и привело к беспрецедентным «бесконечным войнам»: от вторжения в Ирак в 1991 году (при попустительстве Горбачёва) и до наших дней.
Не требуется никакого особого понимания марксизма, чтобы увидеть, что сегодня уровень агрессии США в отношении России и Китая неизбежно приведёт к новой разрушительной мировой войне — если мировой рабочий класс не сможет остановить её революционными средствами. Это стремление к войне тесно переплетается с разрушением климата Земли и возрождением фашистских тенденций во всём мире. Наша главная задача как революционеров — создать движение, чтобы победить их.

— Какая ещё тема, связанная с развалом СССР, вам кажется достойной упоминания в интервью?

— Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы привлечь внимание к антифашистской борьбе народов республик Донбасса, которая продолжается с 2014 года. Их непрекращающаяся борьба против американско-украинских реакционных сил — это яркая красная звезда, сияющая на бывшей советской земле. Самопожертвование людей в Донецке, Луганске и внутри самой Украины показывает, что советские люди могут победить и они придут к победе.