Сергей Марков: кто он
Сергей Марков: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Ранее президент РФ Владимир Путин на инвестиционном форуме «Россия зовет», комментируя информацию о якобы подготовке вторжения России на Украину, заявил: о вводе войск РФ на Украину говорили еще в начале года, но этого не случилось. По словам Путина, дело не вводе войск — надо наладить отношения, и если это удастся, то угроз никто испытывать не будет.

- Сергей Александрович, означает ли это, что если Украина будет представлять серьезную угрозу для Донбасса или самой России, то Москва все же отправит свои войска на территорию Украины?

— Россия не будет вводить войска на территорию Украины против Украины. Она может ввести войска только в качестве помощи тем гражданам Украины, которые выступят против марионеточного предательского антиукраинского режима, пришедшего к власти в 2014 году.

Я бы хотел выделить еще несколько важных моментов в выступлении Путина. Он сказал, что идет военное освоение территории Украины странами НАТО, которые считают Россию своим врагом. Это военное освоение Украины представляет большую угрозу безопасности России, и что это красная черта, которую Россия не позволит перейти. Но с нашей точки зрения они уже перешли эту красную черту и уже требуется прямой жесткий ответ. Натовская инфраструктура на Украине должна быть ликвидирована. Это исключительно важно.

Кроме того, угрозой безопасности является попытка сделать из Украины АнтиРоссию путем террора. На Украине нет никакого законного правительства. Есть группа иностранных агентов, военных преступников и авантюристов, которые террором проводят политику против граждан Украины.

Также есть четкая формула Владимира Путина, что граждане Украины лишены возможности легальным способом сформировать правительство, которое отвечало бы их чаяниям. Из этого мы можем сделать вывод, что украинским гражданам придется сделать это формально нелегальным способом, возможно, с помощью братского народа России, который окажет ей эту помощь в разных формах — газ по сниженным ценам, ликвидация нацистских подразделений, которые представляют угрозу.

Речь идет не о войне с Украиной или оккупации Украины, а о спасении украинского народа и об освобождении Украины от оккупации.

- Россия не раз говорила о красных линиях вроде полноценного нападения на Донбасс или размещения оружия. А если, скажем, Украина раз в месяц с помощью артиллерии или беспилотников будет уничтожать важные объекты инфраструктуры ДНР/ЛНР, это красная линия или еще нет?

— Не знаю. Четко обозначено, что красной линией является наступление в Донбассе и размещение военной инфраструктуры НАТО на территории Украины. С моей точки зрения, вторую красную линию страны НАТО уже пересекли.

Если в боевых действиях будут задействованы не армии ДНР/ЛНР, а российские подразделения, то, по моим оценкам, за две недели боевых действий на сторону России перейдет до 70% украинской армии.

Офицеров и солдат волнует только одна главная вещь — кто контролирует города, в которых живут из семьи. Поскольку большинство состава украинской армии с Юго-Востока, то если пророссийские силы будут контролировать Одессу, Харьков, Днепропетровск, Запорожье и Николаев, больше половины офицерского и солдатского состава ВСУ перейдет на сторону России.

- С вашей точки зрения, как было бы идеальнее всего поступить с Украиной? Единое государство с РФ, Союзное государство, контролируемый суверенитет, нейтральное государство?

— С моей точки зрения было бы правильно разделение Украины. Запад Украины из-за электоральной поддержки неонацистских партий должен быть лишен права быть частью России, пусть остается где-нибудь с Польшей. Люди на Юго-Востоке это право заслужили, и было бы правильно присоединить их к России.

Второй вариант — формирование Украины или Новороссии как отдельного независимого государства вроде Белоруссии и воссоединение в рамках Союзного государства.

И в том, и в другом варианте возникают проблемы с Киевом. Российского солдата сильно ждут во многих территориях, но его не ждут ни во Львове, ни в Житомире, ни на Волыни. Там он не должен появиться. В Киеве его тоже не ждут, но Киев — это мать городов русских, поэтому его нужно выделить в отдельную структуру.

В подавляющем большинстве других регионов люди проголосуют за полное воссоединение с Россией. Например, в Крыму действительно 96% проголосовали за вхождение в состав РФ, но в референдуме не участвовала существенная часть крымско-татарской общины. То есть реально за вхождение проголосовали 85% крымчан.

Александр Костин: России достаточно завоевать портовые города и Юго-восток Украины
Александр Костин: России достаточно завоевать портовые города и Юго-восток Украины
© Facebook, Alexandr Kostin
Если бы такой референдум прошел в Харькове или в Николаеве, то в 2014 году за воссоединение с Россией проголосовали бы 90%. Сейчас бы это число уменьшилось на 10%, но это все равно явное большинство. Те же, кто был бы против, просто уехали бы.

- Путин также заявил, что нет внятного ответа на вопрос, зачем НАТО в 1990х и в начале 2000 приблизилось к российским границам. Есть у вас этот ответ?

— Есть. После окончания Холодной войны НАТО должен был исчезнуть, но бюрократия Альянса хотела сохраниться. И чтобы сохранить бюджет и статус, ей надо было придумать себе работу, и эта работа заключалась в экспансии куда только возможно. Именно поэтому они начали присоединять к себе бывшие страны Варшавского договора и бывшие советские республики. Это не рациональное решение, а почти животное стремление к захвату территории. Это как собака, которая метит столбы. Это бессознательное, почти биологическое стремление к экспансии.

- Путин еще сказал, что Россия не стремится жить за «крепостными стенами», просто повышает суверенитет, включая экономический. Мы дождемся ситуации, когда окончательно будем жить в мире, или Запад всегда будет «завидовать» нам и «бояться нашей огромности»?

— Думаю, дождемся. Бывают разные ситуации. Когда мы воевали против Гитлера, мы были с США и Великобританией союзниками. В 90е годы отношения нельзя назвать идеальными (у нас была тяжелая ситуация внутри), но были партнерские отношения, рассматривался вариант присоединения к Евросоюзу и к НАТО. Думаю, на одном из будущих поворотов отношения России и Запада улучшатся. Просто Запад относится к России плохо, когда мы слабые. Когда мы ведем себя жестко, он начинает относиться к нам лучше.