Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Олег, сейчас участились нападки на Россию, причем по всем контурам. И в космосе нам предъявляют претензии, и за миграционный кризис на границе Белоруссии с Польшей мы ответственны. И силы на границе с Украиной мы копим, якобы угрожаем напасть. «Северный поток — 2» на этом фоне, говорят, надо срочно сворачивать и прекращать поддержку страны-«агрессора». А Борис Джонсон сказал, что надо выбирать: либо «Северный поток», либо поддержка демократии и целостности Украины. Почему так резко обострились нападки на нашу страну, с чем это может быть связано?

— Действительно, идет шквал бесконечных обвинений. Такого не видели уже давно, со времен холодной войны. Я прекрасно помню холодную войну — с восьми лет, с девяти лет, еще в конце семидесятых годов я любил смотреть передачу «Международная панорама», другие политические передачи.

Так вот, я не помню, что даже в холодную войну было то, что происходит сейчас. Мне кажется, что накал обвинений в несколько раз больше, нежели было во время той самой пресловутой холодной войны. 

Политолог Матвейчев сказал, у кого из стран бывшего СССР получилось построить нормальное государство
Политолог Матвейчев сказал, у кого из стран бывшего СССР получилось построить нормальное государство
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк

Действительно, творится что-то безобразное. Неужели война завтра будет, что это вообще происходит? Чтобы понять, война, или не война, сразу отвечу на этот вопрос. У наших партнеров, как их называет Владимир Владимирович Путин, нет никаких иллюзий по поводу того, могут ли они выгадать в этой войне. Они понимают прекрасно, что мы можем дать адекватный ответ, что нашего ядерного оружия и прочего хватит. Более того, впервые в истории мы обгоняем Запад по видам вооружения, в том числе по атомным и по носителям, которые у нас имеются. И ещё есть ряд разных видов вооружений, аналогов которого у Запада нет.

Поэтому у них нет иллюзий, что они могут выгадать именно в некоей битве. Тогда спрашивается, к чему ты это ведешь, зачем это нужно — подталкивать к войне, стягивать войска на границе с Польшей, на Украине, все время говорить, что ужасные русские сейчас нападут? Черноморский бассейн своими кораблями и самолетами наводнять. Зачем это все нужно? Неужели собрались воевать? Ведь это же невозможно!

Здесь есть причины определенные, и есть план желаемого ими развития событий.

Сначала про причины — почему сейчас им это все понадобилось? Есть причины, далеко лежащие, а есть и близко лежащие.

Начиная с семидесятых годов прошлого века Америка стала радикально меняться. Впервые в начале семидесятых годов произошла ситуация, когда внешнеторговое сальдо у США стало отрицательным. Это означает, грубо говоря, что Америка больше у мира забирает, чем миру дает.

Это для них стало возможно благодаря тому, что доллар на тот момент стал мировой валютой, они всегда могли доллары печатать. Государство может взять взаймы, соответственно, покрывать дефицит и дальше двигаться. Что, собственно, все эти годы они и делали. То есть они не наращивали производительность труда. Более того, они посадили половину страны на велфер, когда есть куча людей, которые не работают. Они вынесли свои производственные мощности в другие страны — Китай, Индонезия, Япония, Южная Америка и т. д. А эти страны научились работать и сами стали задавать моду в хайтеке. В Америку, где дорогая рабочая сила, эти мощности не вернулись и не вернутся никогда.

То есть страна (США. — Ред.) начала жить в долг. Благо, есть печатный станок. Печатаешь-печатаешь… Однако это все равно ведет к скрытой долларовой инфляции. И сейчас мы видим, к двадцатому году, что есть уже порядка тридцати триллионов долларов долга… Кстати, совсем недавно, при Обаме, было в районе двадцати триллионов. То есть они на тридцать процентов увеличили долг за несколько лет. Более того, сейчас Байден просит еще увеличить, и это значит, что будет и сорок триллионов, и пятьдесят и т. д. Соответственно, будет инфляция доллара и все равно из доллара будут выходить. Она уже сейчас, эта инфляция, ведет к тому, что люди выходят из доллара.

Это сопровождается политическими кризисами. Мы видели, что каждые выборы в Америке становятся чуть ли не гражданской войной. Когда Трамп победил — люди выходили на улицу и т. д. Когда победил Байден — был захват Капитолия. Что будет в следующий раз, на следующих выборах в Америке — одному богу известно. Может быть, революция какая-нибудь.

Мы видим, что начались очень серьезные кризисные явления. Пустые полки, резкий рост тарифов ЖКХ, резкий рост цен на бензин. Криминальная обстановка чудовищная. То есть в стране (в США. — Ред.) что-то похожее на наши девяностые годы. Еще не такой размах, но это начало… Может быть, можно сравнить с концом восьмидесятых (в СССР. — Ред.), уже близко к этому.

Страна подходит к своему закату, и все, кто говорит, что «да они еще напечатают долларов, у них сейчас 50% дефицит бюджета, они на 50% бюджета долларов напечатают», они не понимают, что есть определенные ограничения, что долларовую инфляцию до определенных границ можно делать, а дальше — нельзя. Есть законы экономики, бесконтрольно они не могут печатать доллары. В противном случае они бы напечатали и Украине, и Грузии, всем бы по сто миллиардов выдали, это были бы цветущие страны, мы бы им все завидовали. У себя бы революцию сделали. 

«Будет как с Маньчжоу-го». Политолог Матвейчев о дальнейшей судьбе Украины
«Будет как с Маньчжоу-го». Политолог Матвейчев о дальнейшей судьбе Украины
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк

Они этого не делают. Более того, сворачивают операцию в Афганистане, позорно бегут оттуда. Хотя что — напечатай долларов и дальше держи людей в Афганистане. Почему же этого не сделали? Потому что уже понимают, что бесконечно печатать нельзя.

И вот вся эта кризисная ситуация… Как и в Англии, где тоже пустые полки, где люди замерзают, где мы видели бензиновый кризис чудовищный, которого не было в Англии сто лет, даже во время войны, после войны такого не было. И вот теперь все это происходит. Мне возражают, говорят: и при Советском Союзе говорили, что Америка скоро рухнет, что ее скоро не будет, а оно по-другому оказалось. Но, знаете, я бы здесь привел пример, показывающий, что нужно не путать одно с другим.

У нас некоторые люди, которые так рассуждают, «а вот при Советском Союзе говорили, что Америки скоро не будет», они ведут себя, как собака Павлова. Если кусок мяса собаке показать, она подбежит, но если её по носу в этот момент пнуть, то у нее сложится условный рефлекс, что в следующий раз, когда тебе мясо показывают, то не надо бежать, задрав хвост, можно получить по носу. И вот люди рассуждают примерно так же, как собака, недалеко от нее ушли. «А вот нам прошлый раз обещали, да не получилось, рухнули мы сами, вместо Америки, — значит, и в следующий раз так будет».

То есть примитивное абсолютно, на уровне собаки Павлова, мышление. Человек отличается от собаки тем, что он не на условных рефлексах, он размышляет. И нужно понимать, что когда в Советском Союзе это заявляли, то просто брали «Капитал» Маркса, а там было написано ещё в XIX веке, что когда-нибудь капитализм обязательно рухнет, выйдет на сцену пролетариат, и он победит, и обязательно настанет социализм и прочее.

Вопрос к этой теории. Она еще в XIX веке устаревала, более того, она всегда была довольно примитивная, и на это указывали философы, экономисты. Поэтому это и не сбылось, нужно было более адекватными инструментами пользоваться. Сейчас, когда мы говорим о так называемом конце Америки, это уже держится на более серьезном анализе и даже на практике того, что сейчас происходит.

Так вот, находясь в агонии, Америка и англосаксы в целом пытаются действовать точно так же, как они действовали всегда. Были палочки-выручалочки, которые их выручали во всех такого рода исторических ситуациях.

Вспомните события двадцатого века. В Америке, в Англии, в Западном мире — Великая депрессия, тридцатые годы: голод, люди разоряются массово, кончают жизнь самоубийствами, выпрыгивают из окошек. Армии безработных, растёт популярность социалистических движений. Американские фирмы, у которых нет работы в собственной стране, едут в Советский Союз, и у нас занимаются их инженеры проектированием наших заводов и сталинской индустриализации.

Вроде бы социализм этот так называемый, им классово чуждый, вроде бы это враг, вообще не признавали ведь Советский Союз. Но признали спустя несколько лет, и они кинулись сюда работать и нам помогать, своему геополитическому врагу. Почему? Да у них работы дома не было, они разорялись. Поэтому вынуждены были нам помогать. Симпатии проявляли, великие писатели приезжали в Страну Советов, рассказывали о том, как здесь здорово, какие стройки идут и что они увидели будущее здесь, и прочее…

И как они спаслись от этой ситуации? Ситуация простая: война. Они хотели Гитлера натравить на Советский Союз сразу, чтобы он еще в конце тридцатых годов, когда мы были не готовы, разгромил Советский Союз, и естественно, сам потрепанный из войны вышел. Две стороны друг друга борют, убивают как можно больше, а в выигрыше — англичане и американцы.

Но Сталин их переиграл, он заключил пакт Молотова — Риббентропа, и Гитлер не стал нападать на СССР, он стал завоевывать Европу для начала. И пока он завоевывал Европу, мы подготовились к войне, Сталин сделал все, чтобы оттянуть эту войну и потом победить.

Тем не менее нас столкнули лбами, тем не менее у нас сорок процентов промышленности погибло, и огромное количество людей, кто говорит, двадцать миллионов, кто говорит, двадцать семь. Это гигантский ущерб. 

«Россия начала расширяться»: Политолог Матвейчев назвал страны, которые присоединятся к РФ
«Россия начала расширяться»: Политолог Матвейчев назвал страны, которые присоединятся к РФ
© кадр из видео Украина.ру

Германия разгромлена, а победителями всего этого выступают американцы, которые потом всем навязали доллар.

Вот их способ выйти из этого кризиса. Точно так же они наживались на Первой мировой войне, когда опять-таки столкнули Россию и Германию. Все то же самое. То есть эта максима — трудно нам, англичанам, англосаксам, жить, когда Россия ни с кем не воюет — она у них остается. Взята она, естественно, из наполеоновских времен, когда разыграна была точно такая же схема, только вместо Гитлера выступал Наполеон, который напал на Россию, а они (англичане. — Ред.) помогали нам кредитами — лишь бы мы воевали и русские жизни клали, воюя с Наполеоном.

Напомню, что каждый раз были противники этих войн в нашей элите. В начале ХХ века у нас был генерал Дурново, который подал свою записку и говорил: «не надо воевать с Германией, давайте дружить, не дадим нас стравить англичанам». Перед наполеоновскими войнами император Павел с Наполеоном дружил против англичан и не хотел, чтобы была вот эта самая война, не давал себя к ней подталкивать. Каждый раз это было, но… каждый раз нас сталкивали.

Кто сейчас выступает для них Наполеоном или Гитлером, кого бы удобно было бы столкнуть с нами? Удобнее всего, конечно, столкнуть нас с собственными же братьями-славянами. Украина. Вот, пожалуйста: «Воюйте с Украиной, прекрасно, замечательно, убивайте, славяне, друг друга! Мы будем радоваться»!

И под сурдинку, что «война-война-война», всех убеждать: мол — агрессивный Путин напал на Украину, а в следующий раз будет Польша, потом будет Турция или еще кто-то. Дальше Венгрия, Чехия и все остальные. Поэтому — «нам (Европе. — Ред.) нужно обороняться, нам нужно брать под козырек перед США, нам нужно срочно деньги тратить на натовские вооружения, закупать самолеты». Опять-таки, закупать в Америке, то есть поднимать американский военно-промышленный комплекс, потому что «вот-вот Россия, страшный Путин на нас нападет».

Соответственно, сворачиваются социальные программы, Европа должна затянуть пояса и профинансировать Америку с Англией, для того чтобы продлить свое существование… А то они (европейские страны. — Ред.) «Северные потоки» строят, обнаглели, без американского одобрения. Да еще какие-то проекты с русскими ведут. Надо все это сворачивать.

Они понимают, что, конечно, Украина — это война на две недели, и сильно много не выжмешь из Европы в такой ситуации. Много можно кричать, но это недолгая война. Было бы интересно с Турцией устроить войну. Особенно хорошо, чтобы и с Украиной, и с Турцией одновременно, а если еще и с Польшей, и еще с кем-то — вот будет широкий фронт! И везде Россия — «агрессор». 

Матвейчев сказал, за какой срок и благодаря чему можно вновь объединить украинцев и русских
Матвейчев сказал, за какой срок и благодаря чему можно вновь объединить украинцев и русских
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк

То есть вот эта война может, что называется, всех (англосаксов. — Ред.) вытянуть. Несмотря на то, что Польша и Турция — это страны НАТО, помогать никто не будет, если случится какая-то провокация, взаимные обстрелы самолетов, потопление кораблей и прочее.

Понимают прекрасно Лондон и Вашингтон то, что мы сказали: любая попытка с их стороны на нас напасть будет означать, что мы бьем по их центрам принятия решения. По Лондону, Вашингтону, по всем их центральным базам. Бежать, помогать странам НАТО, и так, чтобы не получить последствия, у них не получится. Поэтому они, конечно, Турцию кинут в этом вопросе, как и Польшу и всех прочих, если им удастся нас стравить. Мы будем тратить огромные деньги, у нас будут проблемы — у нас куча пацифистов, выйдет «пятая колонна», будет кричать: «зачем, мы влезли, Путин со всеми поссорился, войну устроил, а мы и так тут еле-еле живем, коронавирус, а тут еще и война — во всём Путин виноват». То есть «пятая колонна» вылезет и будет все это петь и рассказывать. Для этого все и делается.

Они готовы пожертвовать этими странами. Другое дело, что, например, Эрдоган точно не дурак и не хочет быть в роли пешки в этой игре, потому что понимает: Турция неминуемо понесет потери. Все прекрасно понимает и Зеленский. Он как шавка может лаять, но он прекрасно понимает, что если он на кого-то нападает, то это — ликвидация украинской государственности за пару недель вместе с Зеленским. Поэтому он тоже всеми силами этой войны не хочет. Поэтому трудно им (англосаксам. — Ред.) подтолкнуть, трудно все это сделать.

Мы тем более не хотим войны, мы на эти провокации не ведемся, сохраняем спокойную позицию. Хотя у нас есть некоторые и политологи, и политики, которые требуют: «нужно срочно наказать Эрдогана, нужно срочно войти, захватить Донбасс или на Польшу напасть», размахивают шашкой. В этом смысле они действуют, конечно, в интересах тех же англичан и американцев.

У них есть и другой план, план-минимум. Максимум — если втянуть Россию в большую войну, а вот план-минимум — это держать войска. И в час икс, когда они посчитают, что это возможно, когда ситуация дозреет — они считают, что смогут совершить у нас государственный переворот.

То есть здесь модель, как с революцией 1917 года, модель как с Первой мировой войной. Мы победили Германию фактически, и летом 1917 года должно было начаться наступление союзных войск, Германия должна была подписать акт о капитуляции, а мы должны были получить репарации, Восточную Европу, проливы Босфор и Дарданеллы. Для того, чтобы все это не отдавать, англичане организовали у нас февральский переворот и отречение царя. 

Олег Матвейчев: Через 10 лет русские и украинцы будут жить в едином государстве
Олег Матвейчев: Через 10 лет русские и украинцы будут жить в едином государстве
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Вот это все было ими срежиссировано, все это было ими сделано, механизмы эти во всех книгах по истории расписаны, как все это происходило. Соответственно, они рассчитывают на то, что в какой-то момент они здесь у нас организуют очередную революцию, причем их абсолютно не смущает, какая это будет революция — социалистическая, либеральная, антиковидная или еще какая-то. Им важны любые антигосударственники, любые, кто выйдет на улицу.

Если выйдут либералы, навальнисты, которые хотят, чтобы была свобода, права человека, как в Европе — замечательно. Пусть выходят. Если хотят борцы с коррупцией выйти за справедливость, за отмену повышения пенсионного возраста — отлично, пусть выходят. Те, кто против кьюар-кодов и вакцинации — пусть тоже выходят. Отлично, все в кассу.

Те, которые хотят, чтобы мы действовали решительно, разгромили Турцию, разгромили всякие Украины, Польши, дошли до Парижа, ультрапатриоты, которые говорят: «ух, что-то Путин трусливый, видимо, он сам с Западом якшается, а мы-то смелые, мы-то сейчас разгромим» — эти тоже пускай выходят на улицы. Экологи, которые против мусорных свалок… Все пусть выходят. Главное — побольше протестующих, главное, чтобы они были готовы свергнуть власть.

А когда они ее свергнут, когда начнется хаос такой же, как на Украине, от России будут отваливаться куски. Украинская армия готова будет в этой ситуации Крым быстро взять? Готова будет. А что, у нас командования нет, у нас же нет законной власти, кому будут подчиняться крымские подразделения, каким президентам, кому? У кого будет ядерная кнопка, если будет свержение очередное, если вся Москва горит?

Одни генералы за одну власть, другие за другую. Одни, что называется, за Думу, другие за президента, третьи еще за кого-то. Все распадется, начнут регионы целые отваливаться. Кавказские республики сразу заявят о суверенитете. Татарстан, Башкортостан и прочие… Мы в Гражданскую войну все это проходили. И ни одна страна после революции не осталась целостной. Возьмите Армению, которая потеряла Карабах. Пусть это считалось отдельным неким государством, но они-то же знают, что это их, армянская земля. Возьмите Грузию, которая потеряла Абхазию и Южную Осетию. Возьмите Украину, которая потеряла Крым и Донбасс. Начнется революция у нас — мы потеряем еще больше. Мы страну потеряем. 

Олег Матвейчев: англосаксам трудно жить, когда Россия ни с кем не воюет
Олег Матвейчев: англосаксам трудно жить, когда Россия ни с кем не воюет
© скриншот видео Украина.ру

И вот эти все польские войска в Прибалтике, на Украине — это не просто шавки лающие. В случае, если мы упадем, то это те собаки, которые кинутся терзать нас и рвать мясо клыками своими. Как уже объявили украинцы, что они до Воронежа дойдут — и захватят, к себе присоединят. Польша тоже Белоруссию собралась присоединять. И Прибалтика тоже много что собралась присоединять. Японцы с островами и прочие…

Все ждут одного: чтобы наши протестники так называемые, антигосударственники, ненавистники Путина, недовольные пенсионной реформой, недовольные коррупцией, недовольные кьюар-кодами — чтобы все повылазили из своих щелей и устроили здесь бучу. Вот этого они все ждут и готовят под это почву, нагнетая ситуацию, которую мы сейчас видим во всех СМИ.

— Здесь вопрос по первому сценарию, который является наиболее предпочтительным для Соединенных Штатов. Складывается впечатление, что ввиду глобализации отсидеться Соединенным Штатам, как во Вторую мировую, не получится. Они так или иначе будут втянуты в конфликт. Там же тоже должны это понимать.

— Они это будут делать, как они сейчас это делают — гибридно. Если начинается такого рода война, они уже и сейчас как делают — они поставляют оружие на Украину. Для того, чтобы ситуация была более кровопролитной, чтобы не две недели сопротивлялась украинская армия, а три недели или месяц. Поэтому они поставляют. Соответственно, в случае с Турцией или еще с кем, если им удастся зажечь факел войны, они будут присылать всевозможных добровольцев, ЧВК и пр. Но официально заявлять, что неприменима шестая статья устава НАТО… Скажут: тут непонятно, с чьей стороны агрессия, может быть, Турция сама напала. Провокация может быть организована так, чтобы непонятно было, кто, и поэтому они откажутся (выступить всеми силами НАТО. — Ред.). Будут исподтишка, втихаря помогать, для того, чтобы иметь возможность заявить, что «нет, мы не помогаем, мы же НАТО не включили, мы войну России не объявили, поэтому нас не трожьте»!

Вот эта хитрая их и подлая позиция, она, естественно, и будет заявлена. Но надеюсь, что этот план не сбудется. На все провокации наше руководство отвечает максимально адекватно. А самое главное… Тот же самый Эрдоган — он прекрасно понимает, какую судьбу ему уготовили, и, конечно, такой судьбы не желает.

— В таком случае возникает вопрос, что нам делать со всеми этими нападками и как долго мы еще будем играть от обороны? Если только обороняться, ситуация будет ровно такой же — нас будут продавливать и дальше какими-либо провокациями на разных контурах.

— Дело в том, что информационная война имеет определенную специфику. В горячей войне оборона часто является предпочтительным способом ведения боя, и выигрышным. У нее есть очень много различных преимуществ, она изматывает соперника… Но в информационной войне оборона — это всегда изначально проигрыш. Обороняться просто невозможно. То есть если забрасывается какая-нибудь утка информационная, что вы украли шапку, вы можете сколь угодно говорить «я шапку не крал», в голове у миллиарда людей… останется одно, «что-то там с шапкой, воровством и с Россией». Все! «Вот она что-то, значит, украла».

Любые оправдания и спор на эту тему как раз выводят эту тему в топ повестки дня, на верхушку повестки дня, что и требуется. Любой отрицательный комментарий, любые разговоры на определенную тему, которые они запускают — они работают на эту самую тему. В этом и эффект информационный, что здесь оборона абсолютно бессмысленна, более того, она вредна. Когда ты просто не реагируешь, а молчишь, не отрицаешь, ничего не делаешь — это даже лучше, чем если ты начинаешь спорить, отрицать, говорить: «нет, мы не такие, мы на самом деле хорошие, это вы плохие». Это все приводит к эскалации конфликта, который им и требуется. 

Зеленский должен «вылизывать» американские сапоги лучше, чем Порошенко — Матвейчев
Зеленский должен «вылизывать» американские сапоги лучше, чем Порошенко — Матвейчев
© president.gov.ua

Поэтому оборона — действительно проигрышный вариант. Другое дело, что в информационной войне, если ты имеешь дело со стойкими людьми, то им абсолютно плевать — ветер носит, а эти что-то кричат, эти что-то сказали… Ущерба-то никакого это не нанесено, экономика работает, люди работают. Но это если имеешь дело со стойкими людьми. Если все сто сорок, сто пятьдесят миллионов в нашей стране прекрасно понимают, для чего это делается, какую политику ведет государство, что нам нельзя на провокации реагировать…

К сожалению, конечно, это не так. У нас огромное количество людей… Идет война, но — «кьюар-код, мне мешают, моим правам», и прочее. Идёт война, а их интересуют какие-то совершенно другие вещи, и они плевать хотели на всякие геополитические противостояния и на то, что вообще с ними может быть. Они готовы и на площади выходить, и что-то там требовать, они в этих геополитиках не разбираются… И, собственно, на этих людей-то и расчет у наших врагов.

Когда мы можем действовать проактивно, то есть можем сами задавать некую свою повестку дня, сами как-то на них нападать и раздергивать? Вопрос дискуссионный. Нужно ли нам на них нападать или их раздергивать? Мирные инициативы различные мы предлагаем, демонстрируем для их населения определенную вменяемость.

Путин для многих людей является на Западе кумиром, очень уважаемым человеком — именно потому, что он ведет себя спокойно, не хочет никакой войны и демонстрирует здравый смысл и логику.

Потому что в их обвинениях, как правило, одно противоречит другому, просто какой-то хаос лжи, но люди, у которых еще сохранилось образование, у которых не клиповое мышление, которые смотрят на это и сравнивают — они слушают Путина и говорят: «так он же правильно все говорит». И это думают и немцы, и французы, и итальянцы, и американцев огромное количество. И таким образом у них внутри появляется гигантская «пятая колонна» наша, которая говорит: «подождите, что у нас власти-то делают? Они просто с ума все сошли! Россия же себя адекватно ведет».

Поэтому наша задача не нападать, не раздергивать их. Наша повестка — миролюбивая, вменяемая. Это, естественно, снискало уважение того же Китая, который прекрасно все видит и понимает, и видит, что Россия, Путин — адекватный партнер, который выполняет свои договоренности, в отличие от Америки. 

Матвейчев: Что у Медведева на языке, то у Путина на уме
Матвейчев: Что у Медведева на языке, то у Путина на уме
© Скриншот из видео Украина.ру

Практически все центральноазиатские республики, наши бывшие республики советские, они тоже прекрасно понимают, что, собственно, делает Россия. Тот же Эрдоган прекрасно понимает, что лучше с Путиным дружить, чем с этими своими так называемыми союзниками по НАТО. И многие другие страны понимают.

На самом деле, этот Запад так называемый — он съежился до Америки-Англии, дальше — подгавкивающие, подхрюкивающие шавки в виде Прибалтики, Польши, иногда еще Чехия поддакивает что-то. С большим трудом на все эти их провокации, на все эти истории уже идут другие страны. Германия очень откровенно саботирует их усилия. То есть даже в Европе, даже на Западе огромное количество понимающих Путина. И наша задача — пока они пытаются информационные войны вести, дождаться того момента, когда они выдохнутся и экономически, политически, и прочее. А выдыхаются они со все усиливающимися скоростями.

Поэтому я и говорю, что десять лет максимум так называемому Западу остается. Нам нужно просто выстоять, причем нам даже не нужно воевать, нам нужно просто продержаться все это время без внутренних потрясений. И, как говорится, нам на блюдечке с голубой каемочкой само все упадет — весь этот Запад, и мы будем сами решать потом, делить сферы влияния. С тем же Китаем или с тем, кто останется, делить это американское и прочее наследство. О чем я неоднократно говорил. Всего-то нужно не нервничать, не устраивать внутренних распрей, внутренней гражданской войны. Просто сохранять единство в стране, четко понимать, чего хотят наши враги — и не вестись на их провокации.