Трагедия ошибок. Как талибы напомнили США о Вьетнаме, а миру — о славе СССР
Трагедия ошибок. Как талибы напомнили США о Вьетнаме, а миру — о славе СССР
© AP, Rahmat Gul
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Ситуация в Афганистане особенно обострилась в последние недели, с наступлением запрещенной в РФ террористической организации «Талибан»* на крупные города. СМИ и источники сообщили 15 августа, что мятежники контролируют все пограничные переходы. Позже в тот же день боевики заявили, что вошли в Кабул и взяли под контроль президентский дворец.

- Александр, вывод войск из Афганистана — это проигрыш США, потому что им нанесен серьезный репутационный ущерб, или это тактический выигрыш, потому что они создали проблемы России, Китаю и Ирану?

— Мы пока не видим каких-то проблем, которые они доставили странам региона. Но для англосаксонской цивилизации, которую олицетворяет США, — это очень большой удар по их образу. Он еще долго будет играть против них.

Что касается Китая, то в этой ситуации у него меньше всего проблем. Я уже говорил, что китайский бизнес был достаточно заметен в том же Кабуле, и я думаю, что они будут договариваться с талибами про дальнейшее инвестирование.

Если говорить об Иране, то они добились того, что США ушли. На западе Афганистана проживает много шиитов, которые ездят в священный для них город Машхед на территории Ирана, у них очень плотные отношения.

Поэтому пока неизвестно, будет ли нанесён ущерб России, Китаю и Ирану. Но для США падение Кабула создало гораздо больше проблем.

- Вы полагаете, что со временем таджикская молодежь, которая не знает об ужасах гражданской войны, будет еще больше радикализироваться и будет в состоянии свергнуть действующую власть. А кто им может поставлять оружие и кто может их объединить?

— Если радикализация будет происходить, то не потребуется огромного количества стрелкового оружия. В Таджикистане неоднократно устраивали бунты в тюрьмах. Там достаточно с ножами напасть на какой-нибудь пост милиции, и вот ты уже завладел оружием.

К примеру, в 2010 году один из последних непримиримых полевых командиров Мулло Абдулло, который долгое время болтался на севере Афганистана, зашёл в высокогорный район Таджикистана и пребывал там со своей группой около года. А их было всего несколько десятков человек.

Повторюсь, для того чтобы дестабилизировать Таджикистан, не нужно каких-то невероятных усилий. А если появится очаг дестабилизации, то к нему сразу присоединятся те люди, которые сочтут себя сторонниками и последователями этой идеи.

- Подтолкнёт ли эта ситуация Узбекистан к тому, чтобы вступить в ОДКБ и ЕАЭС?

— Узбекистан ведёт тонкую игру. Надо понимать, что в ОДКБ первую скрипку играет Россия. Есть двусторонние соглашения между Ташкентом и Москвой. Я думаю, что Узбекистану хватит соглашений на двустороннем уровне. Зачем вступать в ОДКБ, если первый партнёр, который поможет в случае угрозы со стороны Афганистана, — это и так Россия? Сейчас проводятся учения с участием России, Узбекистана и Таджикистана, чего нельзя было представить даже пять лет назад. С Россией, повторюсь, соглашения уже есть.

- Вы упомянули строящийся туркменский газопровод TAPI (из Туркмении в Афганистан, Пакистан и Индию). Чем в итоге закончится эта затея?

— Всё зависит от того, договорятся ли туркмены с талибами. Пока перспектив никаких. Участки разведаны, но стройка не ведётся. В афганских провинциях пролегает небольшой, но самый проблемный участок трубопровода.

- Думаете, с талибами можно будет договориться?

— Всё зависит от того, смогут ли талибы построить иерархию своей власти. Судя по всему, они сами не ожидали, что власть так быстро попадёт в их руки. У них нет никакого плана действий. Мы видим множество сообщений о том, что пуштуны занялись местью по отношению к другим народам. Это не государственный подход. Если вы хотите создать единое государство в этой многонациональной каше, должно быть что-то другое.

- Говорят, что поток беженцев из Афганистана осядет в Казахстане. Насколько Казахстан этого боится и насколько к этому готов морально?

— Нет, со Средней Азии «взятки гладки». К узбекам зашли 150 гражданских и 650 военных, узбеки их выдворили обратно. Эти ребята беженцев принимать не будут. В Афганистане должна произойти какая-то жесточайшая резня, чтобы все ломанулись толпой, как в Кабульский аэропорт, невзирая на стрельбу американских солдат, колючую проволоку и страх попасть под колеса самолета.

Если там действительно начнется жестокая резня или хотя бы жесткая истерия, тогда действительно, афганцы будут на плотах из бутылок переплывать в узбекский Термез. Но в первую очередь они ломанутся в Таджикистан. Когда усыхает река Пяндж, она становится очень узкой в некоторых местах.

Казахстан и Киргизия не собираются никого принимать, и афганцы это знают. Основной маршрут афганской миграции, а я знаю это по личному опыту, — через Пакистан и Иран в Турцию и оттуда в Европу.

В Турции афганцы не задерживаются. У них очень низкий уровень образования, это не сирийцы, которым принадлежит часть «шаурмячных» в Стамбуле (там даже бывали сирийские погромы). В Сирии было очень хорошее образование. Они очень активные и ведут бизнес семьями.

В Стамбуле я не видел даже дворников-афганцев, там скорее сирийцы «своих» подтянут. Афганцы больше стремятся в Европу.

- Почему ни Британской империи, ни СССР, ни США не удалось построить в Афганистане государственность, и кто следующим попытается это сделать?

— Советскому Союзу удалось. Просто это государство просуществовало три года. Как я сказал, главной причиной его падения было отсутствие со стороны ельцинской России помощи в виде боеприпасов и топлива. Танки не ездили. Невозможно воевать, когда танки не ездят и не могут стрелять.

- Поставлю вопрос иначе. Почему самим афганцам не удаётся достичь мира и построить стабильное государство?

— Недолгое время существовал такой Афганистан. Главной причиной, по моему мнению, является неналаженность конфедеративной структуры. А это оптимальная форма существования.

Швейцария, горная страна, тоже до XV века воевала. Она состоит из разных кантонов, которые говорят на разных языках. Но в XV веке договорились и до сих пор процветают. Хотя, повторюсь, это горная страна, где вообще ничего нет.

Поэтому если в Афганистане найдутся те силы, которые сформируют конфедерацию, тогда это создаст возможность для создания того, что мы называем нормальным государством. Советский Союз ведь тоже пытался нечто централизованное там создать.

- Насколько наша идеология «просвещённого консерватизма» (мы за традиционные ценности, но при этом считаем себя европейской страной) подходит для исламского мира, и может ли она победить идеологию радикального исламизма?

— Я не могу сказать, что наше государство является носителем просвещённого консерватизма. Это дискуссионный вопрос.

Верхушка «Талибана»* в своих заявлениях эту концепцию уже провозглашает. То есть, с одной стороны, исламские ценности, с другой — сотрудничество с иностранными инвесторами и компаниями. Они пытаются строить свой просвещённый консерватизм.

- Удастся ли талибам удержать власть или они передерутся между собой?

— Сейчас очень трудно об этом говорить. Талибы не ожидали, что они придут к власти так легко. Судя по их заявлениям о том, что они сформируют правительство в течение нескольких недель, у них нет никакого пошагового плана действий. Красные кхмеры, к примеру, через три дня после захвата Пномпеня начали распределять людей на сельскохозяйственные работы. Они четко знали, что им нужно. Пока такой чёткости шагов у талибов я не вижу.

* — запрещённая в РФ террористическая организация