- Константин, Меркель едет в США на встречу с Байденом, где будет среди прочего обсуждать «Северный поток-2» — проект, который реализуют «Газпром» и пять европейских компаний. В Вашингтоне уже заявили, что Меркель и Байден не будут принимать никаких решений по проекту…

— Вообще это анекдот. Президент Соединенных Штатов с канцлером Германии обсуждает «Северный поток-2».

Совершенно непонятно, почему глава немецкого правительства должна отчитываться перед американским президентом относительно коммерческого проекта, который идет по территории Германии.

В этом плане ФРГ и США фактически сами признают, что они политизировали эту трубу и что Германия должна получать какую-то санкцию Соединенных Штатов для решения внутреннего вопроса.

В то же время мы понимаем, что Германия этот проект отстояла.

- Как вы считаете, эта встреча американского и немецкого лидеров повлияет на дальнейшую судьбу газопровода?

— Прежде всего тут нужно смотреть на техническое состояние трубы. Мы знаем, что одна нитка завершена полностью, на ней уже идут пусконаладочные работы. Вторая — если брать Германию, то там остается два километра стройки, и к концу августа вторая нитка "Северного потока" будет завершена.

«Северный поток - 2»: Проект не будут обсуждать в «нормандском формате», а строительные работы планируют завершить до конца августа
«Северный поток - 2»: Проект не будут обсуждать в «нормандском формате», а строительные работы планируют завершить до конца августа
© РИА Новости, Nord Stream 2 / Aксель Шмидт/ Paul Langrock
Соединенные Штаты уже признали невозможность остановить этот проект. В этом плане я думаю, что встреча, конечно, не изменит судьбы «Северного потока-2», если мы берем этап строительства. Практически все возможные санкции были введены, однако это ничего не дало.

Конечно, при желании есть вариант ввести полный запрет, санкции в отношении закупок российского газа Европой. Можно попытаться. Но фактически это будет объявлением энергетической войны.

- А почему вы считаете, что до этой войны не дойдет? Есть какие-то объективные экономические причины?

— Газ рассматривается европейцами как ценный товар. В этом плане и конъюнктура рынка сейчас за нас, потому что, когда на хабах газ стоит по $450 за тысячу кубов, говорить о том, что российский газ не нужен, уже не получается.

Раньше же такой был тезис: кругом газа полно, американский СПГ нас прикроет, так называемые «молекулы свободы», а сейчас выясняется, что на самом деле газ — это дорогое удовольствие, о чем мы предупреждали неоднократно.

Так вот, если взять конъюнктуру, то глупо при таких ценах останавливать строительство газопровода. Поэтому я думаю, что политически уже каких-то адских санкций вводить не будут.

Соединенные Штаты это публично признали, к тому же у них есть хорошая отговорка — что это Трамп недоглядел, а Байден уже ничего не успевает сделать.

Тем более сейчас то, что происходит в отношениях России и США, называть перезагрузкой глуповато, но, по крайней мере, наметился какой-то разговор. Сейчас они снова встретятся на полях саммита.

В этом плане сейчас дубинкой лупить по башке, мне кажется, не самое лучшее время для Соединенных Штатов.

«Северный поток – 2»: главная политическая и экономическая интрига начала XXI века
«Северный поток – 2»: главная политическая и экономическая интрига начала XXI  века
© Nord Stream 2 / Wolfram Scheible

- Что могут потребовать США и на что может согласиться Германия?

— Думаю, что будет следующее: со стороны Меркель заявят, что проект очень нужный, но Россия обязательно сохранит транзит газа через Украину.

Кстати, с чего она решила, что мы обязательно это сделаем, совершенно неясно. У нас с Украиной коммерческие отношения, есть контракт до конца 2024 года.

Нет ни одного юридического документа, обязывающего нас продлить этот контракт.

- Почему Меркель так уверенно рассуждает о том, что должна Россия?

— Ей же нужно что-то говорить. Потому что США спрашивают: «А что вот вы русским помогаете?» А ФРГ в ответ: «нет-нет, мы русским не помогаем, и вообще они сохранят транзит через Украину».

Байден скажет, что проект, конечно, «плохой», но этот проект достроили из-за Трампа. Меркель скажет: ну, вы знаете, вообще-то этот проект нам немножко нужен, а Украина все равно останется в транзите, мы будем настаивать на этом.

Так что в политическом плане встреча закончится вот этим — ничем, по большому счету. Рисков для нас она не несет.

- Как после этого будет развиваться ситуация вокруг проекта?

— Хотя он будет достроен в конце августа окончательно, это не означает, конечно, его спокойного существования.    

Начнется борьба за эксплуатацию «Северного потока-2» — это тоже все вполне предсказуемо. Европейский союз будет настаивать на жестком применении «третьего энергопакета» и сохранении 50% мощности газопровода пустой. 

А дальше начнется вокруг этого большая политическая и энергетическая игра, но это будет уже следующая история.

Сейчас нужно до конца августа завершить стройку, это тоже будет важным этапом. Потому что еще несколько месяцев назад масса экспертов кричала, что его достроить просто невозможно.

- На Украине официальные лица, в том числе глава «Нафтогаза» Витренко, говорят, что Украина должна получить компенсацию за «Северный поток-2», а сам газопровод США подвергнут санкциям. Как вы считаете, получит ли Украина какую-то компенсацию за газопровод, о которой говорят в Киеве?

— Заявления Украины понятны, как и их желания, но с чего они решили, что мы должны это делать? На основании чего? Мы имеем дело с желанием Украины. Но на чем оно основано, понять совершенно невозможно.

Есть труба. Есть услуга, которая называется «транспортировка газа». Мы этой услугой пользуемся. У нас есть обязательства до 2024 года. Мы эти контрактные обязательства выполним.

За пределами 2024 года у нас никаких юридических обязательств нет. На основании чего мы должны платить Украине компенсацию?

Украина по многим позициям разорвала экономические отношения с Россией. Отказалась от поставок некоторых видов товаров.

Мы могли бы сказать: вот вы отказываетесь поставлять нам двигатели с «Мотор Сич» — платите компенсации. Мы же остались без движков, у нас возникли сложности.

Киев ждал помощи США в борьбе с «Северным потоком-2», а Штаты санкциями ударили по интересам Украины
Киев ждал помощи США в борьбе с «Северным потоком-2», а Штаты санкциями ударили по интересам Украины
© president.gov.ua / Перейти в фотобанк
А на основании чего Украина решила, что ей полагаются какие-то компенсации? Я понимаю эмоции: Россия не будет качать через нас газ, заплатите два миллиарда.

Но мы тоже можем сказать: заплатите нам хотя бы те деньги, которые вы взяли при Януковиче и не вернули. Эти три миллиарда хотя бы верните — есть решение английского суда.

А здесь хотя бы объясните, юридически на основании чего вы требуете компенсации? Украина просто понимает, что инициатива уходит у нее из рук, и фонтанирует какими-то странными идеями.

«А давайте судьбу транзита переведем в "нормандский формат"». Что за бред? При чем здесь «нормандский формат»? Он создан для решения проблем Донбасса, при чем здесь газовый транзит?

«А вот Россия нам должна денег». А почему мы должны? Вы пользуетесь коммерческой услугой, у вас есть контрактные обязательства, где четко прописан период получения этой услуги. 

За периодом этой услуги, если у вас нет каких-то обременений, вы на рынке свободны, можете сами выбирать наиболее комфортный для себя маршрут.

Ну мы этот маршрут сами создали, он для нас наиболее комфортный и дешевый — «Газпром» будет платить сам себе. Почему он должен пользоваться услугами Украины?

Украина должна отказаться от эмоций и объяснить с юридической стороны, на чем основано это очень странное ее предположение. Но она этого не будет делать, потому что этих аргументов нет.

Поэтому Киев разгоняет политические эмоции, его представители будут ездить по брюсселям и вашингтонам, говорить «Россия нам должна».

Их там поддержат, потому что если Россия заплатит за Украину, то европейским и американским старшим товарищам за нее платить не придется. Но почему мы должны это делать — никакой ясности нет.   

- Украина и США не говорят о «Турецком потоке», хотя его продолжение — «Балканский поток» — уже начинает поставлять газ в Венгрию, что лишает Украину существенной доли транзита. Почему этот проект не вызывал и не вызывает такой критики США и Украины, как «Северный поток-2»?

— Ну, вы не подсказывайте Украине идеи (Смеется.), а то начнут и его критиковать. На самом деле в свое время «Турецкий поток» тоже критиковался.

Но морская часть его уже давно построена, и сухопутная часть уже действительно достроена до Венгрии.

«Северный поток-2» физически еще не достроен, и у Украины есть некая иллюзия, что если поднажать, поплакать, поговорить, то что-нибудь, может быть, они успеют.

В этом плане главное отличие ясно — морская часть «Турецкого потока» уже давно функционирует, поставки начались в 2019 году. 

В 2021 году уже эксплуатируется «Балканский поток». Уже готова линейная часть. Еще не все компрессоры достроены, но уже физически, вы правы, можно определенные объемы в Венгрию поставлять.  

Борясь с «Северным потоком-2», Украина пропустила гораздо более тяжелый удар от России — эксперт
Борясь с «Северным потоком-2», Украина пропустила гораздо более тяжелый удар от России — эксперт
© nord-stream2.com
По статистике, можно посмотреть, какой дикий рост у нас в первом полугодии физических объемов поставок в Турцию, Румынию, Сербию, Грецию, Болгарию — везде у нас очень впечатляющий рост как раз потому, что появился новый, более дешевый для нас маршрут.

В этом плане бороться с уже построенным невозможно. «Северный поток-2» пока еще не достроен, поэтому есть некая иллюзия, что можно «зацепится».

Но я думаю, что самое главное заключается в том, что, когда «Северный поток-2» достроят, начнется борьба за эту выплату Украине.

А там уже не будет привязки — «Северный поток-2» или «Турецкий поток». И первый «Северный поток» тоже лишил Украину существенной части транзита.   

Поэтому будет борьба в целом за какую-то выплату, сохранение какой-то нагрузки. Уже не будет борьбы с «Северным потоком-2», а будет борьба за сохранение какого-то объема транзита, попытка выжать хоть что-то.