Руслан Бортник: кто он
Руслан Бортник: кто он
© Руслан Бортник
Об этом директор Украинского института политики Руслан Бортник рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Руслан Олегович, нам уже в целом известны ключевые назначения в администрации Байдена, и нельзя не заметить, что среди них довольно много представителей команды экс-президента Барака Обамы. Значит ли это, что во внешней политике Байден будет придерживаться курса свего бывшего босса?

— Я думаю, что только частично, потому что продолжить реализацию курса Обамы Байден банально уже не сможет из-за того, что старый консенсус, внутриполитическая американская стабильность разрушились. В период [действующего президента США Дональда] Трампа в мире усилились другие игроки, начиная с Китая и заканчивая Россией и Турцией. Поэтому нет уже тех условий для реализации политики Обамы, которые были раньше.

Думаю, что, несмотря на желание ее продолжать, с учетом подрыва авторитета США, внутренней нестабильности США, снижения роли мягкой силы, скорее всего, международная политика Соединенных Штатов станет более грубой и менее эффективной. Им придется все больше полагаться на силу экономическую, военную, политическую, а не на информационное проникновение или деятельность общественных организаций, то есть не на мягкую силу.

Кроме того, длительное время Байден будет занят внутренней повесткой — преодолением трампизма и последствий работы Трампа. Я думаю, что как минимум первые года два Байден будет концентрироваться на внутренней повестке дня, а с учетом того, что срок работы американских президентов — четыре года, я думаю, что Байден просто не успеет восстановить в полной мере политику Обамы. Какие-то ее элементы да, будут восстановлены, но полностью это не удастся.

«Мягкая сила» в действии. Как это делают США
«Мягкая сила» в действии. Как это делают США
© РИА Новости, Владимир Астапкович / Перейти в фотобанк
- Можете пояснить насчет снижения роли мягкой силы? Ведь всегда считалось, что это как раз главное оружие Демократической партии — работа через медиа и общественные организации. Разве это не должно было стать основой политики Байдена?

— Да, но мягкая сила требует авторитета. Все-таки прошедшие в США выборы подорвали американскую мечту и авторитет США как флагмана демократии. Из-за этого в других странах позиции США стали более хрупкими — им постоянно будут напоминать об этих выборах, нарушающих демократические стандарты. И мягкая сила будет подорвана вместе с этим авторитетом. Придется полагаться просто на силу, что, в свою очередь сужает поле для политического маневра.

- Не является ли это тоже каким-то последствием трампизма во внешней политике?

— Частично. В основном это последствие BLM-движения (англ. Black Lives Matter — рус. «Жизни темнокожих значимы». — Ред.) и, конечно, этих выборов и того, что случилось после них.

- Что значит этот уход от трампизма для отношений США с Россией и Китаем? В качестве кого Байден будет видеть Москву и Пекин? 

Плохо или еще хуже: что ждёт США в 2021 году
Плохо или еще хуже: что ждёт США в 2021 году
- С Китаем США попытаются найти компромисс, но этот компромисс будет гораздо тяжелее искать, нежели при Обаме, поскольку и роль Китая выросла, и запрос американского общества изменился, и это все в условиях экономического кризиса.

С Россией отношения будут находиться на очень низком уровне с возможными новыми обострениями. В целом да, Байден постарается отказаться от политики Трампа в отношении этих стран.

- Кстати, в команде Байдена появились такие эксперты по России, как экс-посол США в РФ Уильям Бернс, который должен занять пост директора ЦРУ, и Виктория Нуланд, которая во времена Обамы курировала евразийское направление, а теперь должна стать заместителем госсекретаря. Эти назначения о чем-то говорят?

— Это люди, которые считают, что нет смысла разговаривать с Россией. По их мнению, любое партнерство с «отсталой» Россией невозможно, невыгодно, то есть необходимо трансформировать Россию по сценарию [внешнеполитического идеолога США Збигнева] Бжезинского. Противостояние с Россией сохранится.

Конечно, по ряду направлений, где США это выгодно — ядерное разоружение или иранская сделка, — возможно сотрудничество. Но в целом будет продолжен курс на сохранение конфликта.

- В то же время в отношениях с европейскими державами Байден, судя по всему, намерен следовать курсу восстановления трансатлантического единства. Вообще у него уже исторически хорошие отношения, в частности, с Берлином и Парижем, чем не мог похвастаться Трамп. И эта личная неприязнь была одним из факторов, не позволяющих Киеву добиться расширения «нормандской четверки» хотя бы до пятерки с участием США. А могут ли Штаты присоединиться к «нормандскому формату» при Байдене?

— В свое время именно Байден и администрация Обамы отказались принимать участие в «нормандской четверке». Хотя привлечение США в «нормандскую четверку» было бы полезно для Украины, я считаю, поскольку все ключевые игроки должны сидеть за переговорным столом, пока я не вижу особой мотивации для США входить в «нормандскую четверку» и брать на себя обязательства. А участие в «нормандской четверке» предусматривает обязательства по выполнению Минских соглашений.

США опять вляпались в украинское болото
США опять вляпались в украинское болото
© president.gov.ua
И я не вижу сегодня пока особого желания со стороны нынешних участников «нормандского формата» — России, Германии и Франции — привлекать туда США. Такое привлечение означает признание факта, что эти самые большие европейские страны не способны урегулировать кризис на своем заднем дворе.

- А не существует ли, наоборот, возможности эскалации этого кризиса, учитывая то, что именно Байден, будучи «смотрящим по Украине», в свое время стал человеком, подтолкнувшим Александра Турчинова начать так называемую антитеррористическую операцию в Донбассе?

— Риск существует, но все же демократы достаточно ограничены. Напомню, в свое время Байден предлагал Украине федеративную модель, выступая в парламенте, и критиковал [экс-президента Украины Петра] Порошенко за попытку дестабилизации ситуации в Крыму. То есть тут все непросто: эскалация вполне возможна, но говорить, что это наверняка произойдет, нельзя.

- А как, на ваш взгляд, будут складываться отношения США с Беларусью?

— Этих отношений просто не будет. Сегодня США воспринимают отношения с Беларусью как часть отношений с Россией.

- Не будет ли попыток использовать Беларусь, как Украину, против России?

— Эта попытка уже провалилась, и в ближайшее время вряд ли ее эффективное повторение возможно. Если российское и белорусское руководство не допустят ошибок, повторение этой ситуации невозможно.