— Ян, стали ли результаты первого тура президентских выборов в Молдавии неожиданностью и если да, то почему? Как по-Вашему, чем обусловлен низкий результат в первом туре действующего президента Молдавии Игоря Додона, который четыре года уже в первом туре был близок к 50% голосов избирателей?

— На самом деле в Молдавии не произошло ничего удивительного: явка в первом туре ожидалась низкой из-за эпидемии COVID-19, избирательная кампания была пассивной, кандидаты рассчитывали на второй тур — всё это привело к тому, что в республике пришли на избирательные участки на 170 тысяч избирателей меньше по сравнению с 2016 годом.

Аты-баты, стоп дебаты: в Молдавии прозападный кандидат Майя Санду сорвала предвыборные дебаты с президентом
Аты-баты, стоп дебаты: в Молдавии прозападный кандидат Майя Санду сорвала предвыборные дебаты с президентом
© Facebook, Maia Sandu
Все социологические опросы показывали разницу приблизительно в 5—7% в пользу Игоря Додона, преследуемого Майей Санду и Ренато Усатым. В принципе, всё так и случилось: Игорь Додон набрал на территории Молдавии 36,2% голосов, а Майя Санду — 31,9%. Неожиданность произошла за пределами республики, где проголосовали около 150 тысяч граждан Молдавии — это приблизительно 12% от общего количества принявших участие в выборах. Из них 70% отдали голоса Майе Санду, и лишь 4% — Игорю Додону. Это рекордное количество голосов из-за рубежа инвертировало финальный результат: Майя Санду получила в результате 36,1%, а Игорь Додон — 32,6%. Никто из специалистов не предполагал такого массового голосования за рубежом: к примеру, в 2016-м там проголосовали около 66 тысяч граждан Молдавии.

Напомню, что четыре года назад самым популярным лидером молдавской оппозиции был Андрей Нэстасе из партии «Платформа Достоинство и правда» (ПДП), у которого были реальные шансы выиграть президентские выборы. По словам самого Андрея Нэстасе, в 2016 году Европа и США «убедили» его снять свою кандидатуру в пользу Майи Санду, и произошло это достаточно скандально, на последних «метрах» перед первым туром. Разногласия между этими двумя оппозиционерами и ограниченное время не позволили произвести «передачу» всего электората Андрея Нэстасе лидеру партии «Действие и солидарность» (ПДС) Майе Санду. Санду понадобилось 3 года для того, чтоб полностью поглотить электорат Андрея Нэстасе и занять должность премьер-министра Молдавии — после отстранения от власти Владимира Плахотнюка.

— Одна из главных интриг второго тура — за кого проголосуют избиратели Ренато Усатого, занявшего третье место. С одной стороны, он призвал их не голосовать за Игоря Додона, с другой — эти люди в основном придерживаются пророссийских взглядов, потому им придётся переломить себя, чтобы проголосовать за прозападную Майю Санду. Как распределятся их голоса?

— Интригой на самом деле является поведение во втором туре не только электората Ренато Усатого (16,9% в первом туре), но и Виолетты Ивановой от партии «Шор» (6,49%), так как борьба будет идти за каждый голос. Распределение голосов сторонников этих двух кандидатов во втором туре смоделировано компанией Intellect Group на основании опроса избирателей, и я рад сообщить читателям Украина.ру эту эксклюзивную информацию.

Роковые яйца, или Почему «яичная» тема стала символом президентской кампании в Молдавии
Роковые яйца, или Почему «яичная» тема стала символом президентской кампании в Молдавии
© CC0, Pixabay
Итак, за неделю до выборов 36% избирателей Усатого не определились, за кого голосовать, и примут это решение в последние дни кампании. 34% из них готовы проголосовать за Майю Санду при определённых условиях, и это можно объяснить тем, что нынешний Ренато Усатый — это далеко не тот пророссийский политик, которым он был до 2019 года. Его предвыборная кампания в 2020-м была скопирована у правых партий и рассчитана на протестный электорат, ту нишу, которую когда-то занимал Андрей Нэстасе, набравший в первом туре всего 3,26% голосов. И лишь 20% электората Усатого продолжают по геополитическим причинам предпочитать дружеские отношения с Россией, видят угрозу в лице Майи Санду и проголосуют во втором туре за Додона. При этом 10% не пойдут на голосование.

А вот значительная часть сторонников партии «Шор» (38%), скорее, проголосует за Додона, и лишь 13% рассматривают кандидатуру Майи Санду, при этом 40% из них на сегодняшний день еще не определились. Однако, в отличие от неопределившихся избирателей Усатого, которые, скорее всего, просто проигнорируют второй тур, большинство этой части электората партии «Шор» склонно поддержать Додона как пророссийского кандидата.

Отмечу, что Intellect Group сможет проверить свои прогнозы, как говорится, «в поле». Согласно принятому 10 ноября решению Центральной избирательной комиссии Молдавии, наша компания во втором туре голосования проведёт экзитпол, который состоится в стране впервые за десять лет. Причём впервые его будет проводить именно молдавская компания.

— Большинство аналитиков ныне прогнозируют победу экс-премьера Майи Санду во втором туре, поскольку у неё ощутимо более высокая поддержка в Кишинёве, а кто выигрывает в столице — тот выигрывает всё. Тем более что в биографии Игоря Додона есть проигрыш на выборах мэра Кишинёва в 2011 году. А каковы Ваши прогнозы?

— Действительно, политические силы левого спектра, которые в Молдавии классифицируются как пророссийские, за последние десятилетия смогли выиграть выборы в столице лишь один раз — в 2019 году. Тогда мэром Кишинёва стал кандидат от президентской Партии социалистов Республики Молдова (ПСРМ) Ион Чебан. Однако, с моей точки зрения, сегодня ещё рано делать прогнозы: у действующего президента есть большой потенциал в самой Молдавии, чисто математически он может мобилизовать около 400 тысяч голосов потенциальных сторонников. Майя Санду, в свою очередь, продолжит делать акцент на голосах из-за границы и будет придерживаться стратегии борьбы с властью. Всё будет завесить от действий этих кандидатов перед вторым туром, и шансы победить есть у обоих.

— Как будет выглядеть Молдавия через год, если Игорь Додон сохранит президентский пост? И что радикально изменится через тот же год, если 15 ноября победит Майя Санду?

— Оба кандидата в случае победы будут стремиться получить полную власть в стране, хотя Молдавия — это парламентская республика, где полномочия президента ограниченны. Предположить, каким президентом будет Игорь Додон, намного легче, его действия лишь немного будут отличаться от политики в 2019—2020 годах. Он продолжит выступать за хорошие отношения со всеми странами и стратегическое сотрудничество с Россией, за развитие отношений как с ЕС, так и с ЕАЭС.

Диаспора решит: в Молдавии президента могут выбрать те, кто давно не живет в стране
Диаспора решит: в Молдавии президента могут выбрать те, кто давно не живет в стране
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк
Что касается Майи Санду, здесь больше рисков для страны. И вопрос не столько в её прорумынской ориентации, сколько в потенциальном конфликте между институтами власти. Парламент, правительство и местные администрации будут противостоять президенту, конституционные полномочия которого незначительны. Это может привести к обострению внутреннего политического кризиса в Молдавии, последствия которого не заставят себя ждать и на международном уровне, ведь в такой период все переговоры приостанавливаются.

Так что в случае победы Майи Санду ожидается битва за парламент, которая куда важнее президентских выборов. Роспуск парламента и досрочные парламентские выборы были одной из ключевых тем кампаний Санду и Усатого. При этом распустить парламент Молдавии с соблюдением закона очень трудно, для этого нужен союз двух антагонистичных парламентских фракций — ПДС Майи Санду и ПСРМ, неофициальным лидером которой является Игорь Додон. Лишь объединившись, эти две партии могут набрать необходимое большинство голосов депутатов для самороспуска парламента. Все остальные парламентарии категорически не желают досрочных выборов, так как их партии могут не преодолеть избирательный барьер. Конечно, есть и другие возможности для роспуска парламента, но они также труднодостижимы, учитывая все факторы молдавской политики.

— В первом туре граждане Молдавии, проживающие на территории Приднестровья, силовым способом были лишены возможности проголосовать. Будет ли так же и во втором туре и как такие действия прозападных политиков отразятся на отношениях Кишинёва и Тирасполя — в ближайшее время и в перспективе?

Санду опасается, что у нее украдут победу во втором туре выборов президента Молдавии
Санду опасается, что у нее украдут победу во втором туре выборов президента Молдавии
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк
— К сожалению, некоторые молдавские политики лишь говорят о демократии и свободе, а в реальности нарушают все принципы демократического государства и даже законодательство в борьбе за власть. Отношения между гражданами Молдавии, проживающими на территории Приднестровья, и политиками Кишинёва уже осложнились. Глупый и необдуманный прецедент со стороны депутатов ПДС, которые незаконным образом помешали нескольким гражданам нашей страны проголосовать на выборах 1 ноября, повлечёт за собой печальные последствия. Ради нескольких десятков голосов эти «борцы за справедливость» показали, что они на самом деле далеки от европейской политики и демократических принципов и своими действиями могут обострить отношения с Приднестровьем.

— Перед каждыми выборами на постсоветском пространстве (хотя теперь уже и во всём мире) традиционно ищут «руку Москвы». В Молдавии, правда, нашли не «русский спецназ», о котором кричали в Киеве в 2014-м и в Минске летом этого года, а «русских политтехнологов». Какова же реальная роль России в этих выборах в частности и в молдавской политике вообще?

— В настоящее время влияние России на предвыборную кампанию в Молдавии минимально, особенно по сравнению с открытой поддержкой Майи Санду со стороны западных политиков и политических партий.

Отмечу, что в ходе избирательных кампаний в Молдавии всегда использовалось «геополитическое запугивание» и нынешняя — не исключение. При этом все кандидаты на руководящих ролях в своих кампаниях всегда использовали и используют иностранных политтехнологов, а местные занимаются лишь частичным анализом или сбором информации. В основном это специалисты из России, США, европейских стран (в частности, Германии), а также из соседних государств — Румынии и Украины.

Отмечу, что специалисты из России, Украины и Румынии во время кампании предпочитают находиться на территории Молдавии. А вот европейцы и специалисты из США в основном работают в удалённом режиме, используя для сбора информации местных подрядчиков. По этой причине, как мне кажется, о специалистах из России говорят намного чаще, чем о западных. На самом же деле, как вам известно, политтехнологи — самые аполитичные люди.