Об это в интервью изданию Украина.ру рассказал социолог Евгений Копатько.

Руслан Бизяев: Решение о проведении местных выборов на Украине переходит в онлайн-режим
Руслан Бизяев: Решение о проведении местных выборов на Украине переходит в онлайн-режим
© Facebook, Руслан Бизяев
- Евгений Эдуардович, были ли в истории прецеденты, когда подобные опросы проводились прямо на местных выборах?

— Может быть, локально в каких-то странах нечто подобное было. Вопрос в том, как это организовывалось, как это проводилось и какова была степень доверия к таким мероприятиям. Я полагаю, что это зависит от правильности разработки сценария проведения и доверия к подобным процессам.

- Согласно исследованию КМИС, около 40% граждан не будут доверять результатам этого опроса. О чем это может свидетельствовать?

— Это свидетельствует о том, что к власти вообще сейчас мало доверия. Но я бы хотел разделить эту историю.

Сама по себе идея неплохая, но есть такое понятие «казус исполнителя». Во-первых, простите за тавтологию, очень много вопросов возникло к самим вопросам. Так или иначе, все эти вопросы в том или ином ключе люди задавали. Много вопросов к самой подаче этой инициативы. Возникли юридические нестыковки.

Я много работаю в этой области и не собираюсь кого-то критиковать. Идея хорошая, но исполнение пока оставляет желать лучшего. Нужно было бы обозначить, что этим занимается негосударственная структура по поручению президента, что это был некий консорциум, что для этого выделено столько-то ресурсов такими-то компаниями, что этот опрос будет проведен по стране в день выборов, но он не будет мешать основному волеизъявлению.

Я вам рассказываю, как это делается правильно.

В этом случае люди проявили бы к этому интерес. Но для этого нужна соответствующая подготовка. Кулуарно они пытались как-то подготовиться, но здесь есть нестыковка фактора публичности и исполнения. Это вызвало массу вопросов и массу критики. Все эти моменты можно было бы легко нивелировать, но пока это вызывает больше вопросов, чем ответов.

Задача этого опроса была в том, чтобы дать дополнительные дивиденды партии власти. Я полагаю, что пока это ожидаемого эффекта не даст. Повторюсь: есть задачи, которые можно было бы решать. Но если это будет в таком ключе, как сейчас, то это вызовет больше вопросов, чем ответов.

- Теоретически сколько для такого опроса потребовалось бы людей и денег?

— Говорить публично о финансовой стороне было бы некорректно. Тем более что там задействованы социологические организации. Мы ведь до конца не понимаем, сколько людей должны опросить. Но мы понимаем, что, возможно, явка на выборах в местные советы будет порядка 35%, как ожидают эксперты, исходя из опыта прошлой кампании.

Любой опрос, если он грамотно построен и реализован, — это ценная для власти и общества информация. Вообще, чтобы сделать репрезентативный опрос по Украине и получить ответы, достаточно 2000 респондентов. Можно работать по большей выборке. Можно посмотреть, как думают различные референтные группы в разных регионах и населенных пунктах, чтобы они были репрезентативными. Можно опросить несколько десятков или несколько сотен тысяч.

Для этого нужны не столь большие ресурсы, как кажется. Профессиональные люди это сделают. Но должна быть хорошая организация и четкое обоснование этой идеи. Тогда все вопросы вообще снимутся. Я не знаю как, но эти ребята пошли по другому пути.

Любой опрос имеет ценность, если он грамотно организован и если заданы грамотные вопросы. А претензии есть к самим вопросам.

- Да, к вопросам есть претензии. То, что решили задать именно их, — это некомпетентность или общественное мнение к чему-то подготавливают?

— Население нельзя ни к чему подготовить. Если что-то грамотно сделано, то общество этому доверяет. Даже критики этому доверяют. Когда социологи делали exit-poll перед выборами, то они это делали с разных сторон, это заказывали разные партии, и это нивелировало какие-то фальсификации. Это и стратегическая информация, и контроль за своими оппонентами, и социально значимая информация для людей, принимающих решение.

Но если заданы так называемые формирующие вопросы, то это имеет мало общего с социологией. Это профанирует работу. Давайте дождемся самого опроса. После этого все станет понятно, что власть сделала, как она подготовилась и как она его реализовала.

Еще раз. Чтобы получить значимую информацию о стране, социологи обычно проводят опросы 2 или 3 тысяч респондентов. Можно опросить несколько десятков тысяч. Но выборы — это тоже опрос населения, только по закону страны. Это не просто общение власти с обществом, это тест на доверие.

Если все сделано грамотно, заданы четкие вопросы и это не вызвало противоречий в обществе, то можно хоть несколько миллионов опросить, и это все равно будет иметь эффект. Но этим должны заниматься профессионалы.

- Вы неоднократно указывали, что на президентских выборах Зеленскому был оказан колоссальный кредит доверия. Сколько он еще может продержаться?

— Пока личный уровень доверия чуть более 30%. Его политическая сила сильно просела, но такие политические проекты создаются под выборы и долго не живут. Проект Яценюка тоже просуществовал год, и этой политической силы мы больше не видим.

Политолог Владимир Воля: Зеленский откажется от затеи со всеукраинским опросом
Политолог Владимир Воля: Зеленский откажется от затеи со всеукраинским опросом
© скриншот с видео ФАН
Проект Зеленского живет немножко дольше, потому что его подписали под реализацию проекта местные выборы. Причем там тоже были сомнения относительно того, идти на выборы, или нет. Но теми людьми, кто вкладывал в него деньги, особенно на местах, покупая франшизу, была сделана ставка на то, что он еще раз должен сработать.

Судя по тому, как развивается партийное строительство на Украине, я думаю, что если он и дальше будет так это реализовывать, долго он не проживет.

- Отмечается, что у Зеленского такой высокий рейтинг, потому что ему нет альтернативы. А технологически кто мог бы прийти ему на смену?

— «Технологически» никто не придет на смену. Ему должна быть альтернатива. Но оппозиционное поле зачищено.

Вы правильно обратили внимание, что хоть рейтинг у него и просел, но никто даже близко не догнал его по личному рейтингу. Он все равно остается самым рейтинговым политиком в стране. Это говорит о слабости оппонентов.

Надо понимать, что технически такие задачи не решаются. Надо понять, что нужны более глубокие вещи, чтобы изменить ситуацию в стране. Но пока ни ресурсов, ни возможностей у украинского общества для таких решений нет. Политической воли тоже.

Нужна объединенная оппозиция, которая консолидированно, внятно и грамотно выступала бы против Зеленского. Уровень доверия к этим политическим силам тоже остается крайне низким. Это подтверждают и рейтинги, которые отражают политическую ситуацию в стране.