В субботу, 10 октября, Лукашенко провел встречу в СИЗО КГБ Белоруссии. Там он 4,5 часа общался с фигурантами уголовных дел, заведенных в предвыборный период и после президентской кампании. На встрече присутствовали в том числе отец и сын Бабарико.

 - Марат, на ваш взгляд, какую цель преследовал Лукашенко, идя на эту встречу?

— Лукашенко на самом деле очень талантливый политик, и его очень тонкие политические усики позволяют ему уловить основные тренды в настроениях населения и элиты, и он не боится их реализовывать.

То, что его оппонентов увели потом в наручниках в камеру, его мало волнует. Ему важен эффект встречи, которая демонстрирует, что он готов менять Конституцию. То есть контекст и эмоции, которые вызывают такие встречи, заключаются в этом. Ему важно убедить в том, что он намерен изменить политическое устройство Белоруссии. Такой неожиданный ход, но это работает.

-  На следующий день после встречи из СИЗО освободили бизнесмена Юрия Воскресенского и директора минского офиса крупной IT-компании PandaDoc Дмитрия Рабцевича. Однако в тот же день по всей стране прошли новые масштабные протесты, силовики очень жестко задерживали протестующих, в том числе и журналистов. Как вы считаете, почему силовики на этот раз отреагировали так жестко? Ведь казалось, что уличное насилие пошло на спад.

Новая Конституция или новый Лукашенко? Что может разрешить политический кризис в Белоруссии
Новая Конституция или новый Лукашенко? Что может разрешить политический кризис в Белоруссии
© РИА Новости, Алексей Майшев | Перейти в фотобанк
- Это как раз связанные вещи, когда во время протестных акций власть должна демонстрировать, что она власть. С другой стороны, это контраст: те, кто намерен работать на новую Конституцию, будут встраиваться в этот процесс. Те, кто не готов к этому, опять пойдут на улицы, не обращая внимания на новые обстоятельства. Им наглядно демонстрируют: или вы конструктивно работаете, или дубинки, СИЗО и так далее…

- Готов ли Лукашенко к изменению Конституции и внеочередным президентским выборам? Или его нужно будет принуждать к трансферу власти?

— Не важно, когда он среагирует на эти вызовы, то есть пойдет на выборы. Важно то, насколько быстро пройдут процессы трансформации политического и экономического поля. Мы не обсуждаем экономику, а это самая важная часть. Потому что экономика Белоруссии серьезно недооценена, там не прошла приватизация, там не было перестройки на рельсы, которые есть в России или в Евросоюзе.

Вот это самый важный вопрос, а политические отголоски вторичны. Это сложно объяснять массовому читателю, но это главное.

- Какие же процессы следует запустить в белорусской экономике и к чему это приведет?

— Идет процесс обсуждения основных вещей, связанных с энергетикой. Это цена на газ, единые энергосистемы между Белоруссией и Россией. Это транспортная система, автомобильные перевозки, которые влияют на работу портов Прибалтики и России. Но эти вещи сейчас только обсуждаются, а они на самом деле будут влиять на наполнение кармана людей, которые ходят на митинги.

Мы с вами пережили в 90-е приватизацию, но у нас это было под контролем консультантов США, которые работали на Центр приватизации. А в Белоруссии пока не очень понятно, кто это будет координировать. Если мы — это будет одна ситуация, если собственными силами, тогда это будет очередной бардак, политический в том числе.

- Какой сценарий развития событий в Белоруссии кажется вам наиболее вероятным?

«Американка» президента. Лукашенко хочет поставить оппозиции мат в два хода
«Американка» президента. Лукашенко хочет поставить оппозиции мат в два хода
© скриншот видео president.gov.by

— Все-таки более вероятна частичная интеграция с Россией с сохранением в значительной степени независимости Белоруссии в части приватизации. Думаю, что они нас не допустят до приватизации основных объектов, но при этом мы будем в какой-то мере участвовать в роли консультантов части интеграции.

Элита Белоруссии и Лукашенко, он же не сам по себе, а вершина айсберга, будут пытаться все приватизировать под себя, обеспечив торговые отношения с российским рынком. То есть если даже появляется какой-то российский владелец, в доминанте всегда будут белорусские элиты.

Это хороший вариант на самом деле и для России, потому что владеть — не значит быть богатым. Торговать, где у тебя покупают, — вот формула успеха. Европа покупать нет будет, значит, промежуточный вариант вот такой. То есть новая белорусская экономическая элита, торговые рынки, ориентированные на Россию и страны СНГ. Из этого уже будут рождаться новые партии и новая Конституция.