О нынешнем состоянии экономики Украины и её перспективах изданию Украина.ру рассказал писатель Игорь Лесев.

- Игорь, на ваш взгляд, сможет ли Украина остаться социальным государством с пенсиями, медициной, образованием, социальными институтами развития? Учитывая то, что это дорогое удовольствие, а промышленный потенциал страна за последние 6 лет во многом утратила.

— Вы этот вопрос задаете из прошлого. Украина уже не социальное государство. Нет ни доступной медицины, ни качественного образования, ни человеческих пенсий, ни доступного ЖКХ, ни качественной социальной инфраструктуры, в общем ничего, что было еще привычным каких-то 7 лет назад.

И это притом что времена Януковича тоже трудно назвать Эльдорадо, но сегодня они кажутся невероятно тучными. Такой Украина уже не будет, по крайней мере, не при нашем поколении.

Никонорова: Курс Донбасса на интеграцию с РФ не зависит от существования «Минска»
Никонорова: Курс Донбасса на интеграцию с РФ не зависит от существования «Минска»
© из личного архива Натальи Никоноровой

Однако что-то здесь все равно будет, и это «что-то» зависит от той модели экономики, которую у нас по итогу деиндустриализации выстроят.

Если это будет «страна айтишников и сельских работников», то населения у нас еще слишком много. Но говорить хотя бы о социально-ориентированной политике в стране мы можем только при условии, когда украинцы вернут субъектность своей стране.

При действующей власти, ориентированной на грантовые структуры, которые составили уже глубинное государство, социальную политику проводить также противоестественно, как в концлагерях читать лекции о гуманизме.

- По разным оценкам, чтобы вернуться к экономическому уровню 2013 года, Украине необходимы десятки миллиардов долларов. Как вы считаете, может ли откуда-то взяться эта сумма? От США, Евросоюза, России? От внутренних реформ?

— Вопрос ведь не в том, где взять десятки миллиардов долларов. Вопрос в другом — а кто ставит задачу возвращаться к экономическому уровню 2013 года? Украина уже 6 лет под полным контролем Запада. Под тотальным.

У России вряд ли есть столько влияния в Белоруссии, сколько у Штатов в Украине. И при этом Украина ничего, кроме кредитов и реструктуризации старых долгов на кабальных условиях, от Запада не получила.

Евросоюз выступает даже против скромных инициатив украинского правительства учитывать при тендерах небольшую локализацию производства. Мы докатились до того, что «смотрящих» от западных структур — членов набсоветов при наших стратегических компаниях — оплачиваем из своего же бюджета.

Члены набсоветов, на 70% состоящих из иностранцев, получают здесь самые высокие зарплаты в мире. По сути мы говорим о паразитической колонизации такого себе африканского типа первой половины ХХ века.

Но и с Россией стратегического партнерства быть, естественно, не может. Украина свою главную задачу для Запада уже выполняет — она стала антиРоссией вне зависимости от меняющихся президентов.

Никаких в обозримом будущем — 5-7 лет — совместных экономических проектов быть не может, потому что есть Крым и есть Донбасс.

И здесь не действует логика — «давайте торговать и дружить, потому что так выгоднее будет для всех». Еще раз, о каком-то проектно-светлом будущем Украины можно рассуждать только после возвращения субъектности стране.

- Может ли Украина стать серьёзным игроком на мировых рынках — экспортировать свою продукцию? И если да, на каких?

— Сегодня и в обозримой перспективе наши рынки — это только сельское хозяйство. Это уже не мало, да и сейчас по ряду направлений — зерновые, подсолнечное масло — Украина занимает лидирующие позиции в мире.

Другое дело, что сельхоз-экспорт у нас с очень низкой добавочной стоимостью. Грубо говоря, мы на мировых рынках продаем зерно, а не макароны.

Хотя и в этом направлении есть нюансы. Летом Рада проголосовала за рынок земли. В самом рынке земли ничего страшного нет, но тут надо учитывать низкую международную субъектность нашей страны.

И есть все основания полагать, что международные агрохолдинги со временем будут контролировать основной банк украинской земли. В таком случае рассуждать о «нашей земле» и «нашем сельском хозяйстве» можно будет очень условно.

- Власти Украины во главе с Зеленским регулярно говорят, что планируют сделать Украину «раем для инвесторов». По вашим прогнозам, удастся ли это?

— Я помню, что Зеленский на берегу Черного моря собирался построить с нуля новый город. Вот как только он его построит, непременно все инвесторы на планете туда прилетят и не захотят уходить обратно.

Для того чтобы рассуждать об «инвестиционном рае», просто прикиньте, что вот вы инвестор, и у вас, скажем, есть лишний миллиард долларов, и вы его очень сильно хотите вложить именно в Украине.

Куда вы его вложите? В дорожное строительство? Приготовьте сразу откат в 20%. В строительство жилого комплекса? Попробуйте получить землеотвод в Киеве или Одессе, не зная ни одного чиновника. В сельское хозяйство? Без прикрытия силовых структур нет никаких гарантий, что ваш урожай не заберут рейдеры.

Сегодня самое выгодное вложение у иностранцев в Украине — это покупка облигаций внешнего займа, да и то туда вход только для своих, потому что это откровенное мародерство украинского бюджета. Чтобы инвестировать в Украину сегодня, нужно быть очень отчаянным инвестором.

- Украина ушла с российских рынков. Удастся ли стране их заменить или восстановить свои позиции на рынках сбыта украинской продукции в России?

— Самой России это вряд ли нужно. Высокотехнологичное сотрудничество потеряно уже навсегда, и мы друг для друга стали взаимно непредсказуемыми партнерами. Ничего сложного, вроде транспортного самолета или ракеты, мы уже совместно построить не сможем. Нет доверия и слишком большие риски.

А с простой продукцией, вроде пищевой, при текущей геополитической конъюнктуре нет смысла вкладываться. Это отношения Индии и Пакистана или Армении и Азербайджана. Вроде бы торговать всегда выгодней, чем воевать, но если нет политического урегулирования между двумя странами, не будет и экономического взаимодействия.

- Как повлияют на будущее Украины намеченные на 25 октября местные выборы? Не станут ли они толчком к фактической феодализации страны?

— Это важные выборы. В стране прошла достаточно успешная реформа финансовой децентрализации — пожалуй, лучшее, что произошло еще со времен Гройсмана. В регионах, особенно в крупных городах, появляются существенные по местным меркам бюджеты.

И борьба сейчас идет именно за них. И особенность этих выборов — в каждом крупном городе на лидирующих позициях региональная партия местного мэра — в Киеве, Харькове, Днепре, Одессе, Львове, Виннице. «Слуги народа» эти выборы, скажем так, не выигрывают.

Наталья Никонорова: ДНР твёрдо стоит на пути интеграции с РФ, независимо от реализации Минских соглашений
Наталья Никонорова: ДНР твёрдо стоит на пути интеграции с РФ, независимо от реализации Минских соглашений
© из личного архива Натальи Никоноровой

Учитывая, что их год назад вообще не существовало, а теперь у них будет неплохое представительство во всех областных советах, то формально это даже не плохо. Но мы ведь отталкиваемся от их результата на прошлогодних парламентских выборах, когда они сенсационно сколотили по итогу монобольшинство в парламенте.

Теперь этого не будет. У них не будет ни одного своего мэра в крупном городе, и ни одного большинства хоть в каком-то областном совете.

И да, в какой-то мере это можно назвать процессом ползучей феодализации. Чем-то это напоминает Россию 90-х, где была своя Чечня, у нас это Донбасс и свои дерзкие губернаторы, только у нас это мэры крупных городов. И все же это будут очень интересные выборы.

Они будут отображать настроения людей в регионах. И какие бы силы ни пришли к власти на местах, эти силы будут представлять местные общины, а не транснациональные или грантовские организации. А значит, есть надежда, что возврат субъектности Украине произойдет хотя бы на региональном уровне.