Казахстанский бизнесмен займется реформами на Украине
Казахстанский бизнесмен займется реформами на Украине
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
- Эдуард, Маргулан Сейсембаев 21 сентября на своей странице в Facebook рассказал о встрече с Владимиром Зеленским и заявил, что займется реформами на Украине. Действительно ли он может рассчитывать на какой-то крупный пост?

— Насчет поста мне сложно сказать. Он ведь гражданин Казахстана, а насколько я понимаю, ни на Украине, ни в Казахстане двойное гражданство не разрешено. Возможно, он просто будет осуществлять консалтинговые услуги без вовлечения на госслужбу или в какие-то квазигосударственные структуры (Советы по продвижению реформ, или что на Украине еще придумают).

Маргулан Сейсембаев — известный менеджер в Казахстане. Несмотря на то, что была череда дискредитирующих его работу моментов (возбуждение уголовных дел и так далее), он известен как человек, который выстраивает эффективные коммерческие процессы.

Он руководил банками, достаточно крупными сельскохозяйственными организациями и в последнее время стал публичным человеком, через социальные сети в первую очередь, через появление на различных общественных мероприятиях.

Последняя его крупная акция была связана с тем, что он вывез определенную группу лиц в Украину. Эта группа успела съездить как раз в узкий период, когда можно было заехать на Украину (сейчас она опять карантин ввела), и встретилась там с рядом людей, в том числе с Саакашвили. Как оказалось, потом Сейсембаев контакты с Украиной продолжил.

- Какие цели преследует Сейсембаев?

— О его целях мне неизвестно. Как он сам заявил у себя в "Фейсбуке", для него это определенный вызов, дескать, он может реализовать себя в том, что он, как он считает, хорошо делает. То, что он умеет делать в бизнесе, он попытается сделать на госслужбе,  наладить системную работу. Возможно, это некий аналог Кахи Бендукидзе, который возродился через определенное время.

Когда Саакашвили в Грузии реформы начинал, он же его вытащил в первую очередь. И он был известен именно как бизнесмен, а не как политик. Возможно, эта такая реинкарнация. Тем более что казахский бизнес в свое время вложил неплохие деньги в развитие Грузии, когда она открыла широко двери иностранным инвесторам при Саакашвили. Определенные суммы вкладывались в транзитные инфраструктуры по нефти и газу, в Батумский морской порт, в гостиницы и так далее.

Как это будет на Украине, мне тяжело сказать. Я не очень хорошо знаком со структурой привлечения иностранных граждан. Понятно, что после 2013-2014 годов в Украине было много иностранцев, которые советовали по продвижению различных реформ. Но насколько они будут встроены в структуру государственной власти — это большой вопрос. Учитывая, что самого Саакашвили держат на коротком поводке в определенной степени и не дали хорошую должность. Другой вопрос, насколько это нужно самому Сейсембаеву.

Украина у нас известна тем, что несколько человек, связанных с оппозицией, получили возможность пожить там (дали им статус политических беженцев или нет, неизвестно). Но это еще не значит, что Сейсембаев слишком надолго приехал в Украину. Как он себя там реализовывать будет, тоже неизвестно. Скорее всего, это будет просто консалтинг.

- СМИ пишут, а Сейсембаев тут же опровергает, что он и Саакашвили могут готовить в Казахстане некую «цветную революцию». Действительно ли он столь влиятельная фигура, чтобы организовать нечто подобное?

— Практика показывает, что во время «цветных революций» на первый план выходят малоизвестные люди и во время свержения власти свой политический вес быстро наращивают.

Сейсембаева можно назвать в определенной степени околополитической фигурой, поскольку достаточно много внимания уделяется обсуждению его деятельности, его прошлого, когда он работал в бизнесе. Но он не принимал участия в политической деятельности, не играл активную роль в политических партиях и акцентировал все внимание на бизнесе.

Наверное, это один из немногих обеспеченных бизнесменов Казахстана, которые демонстрируют открытость, выступают в соцсетях, общаются с журналистами и блогерами. Но конкретных политических действий, направленных на изменение существующего строя, он не осуществлял и не показывал.

- А в чем причина его разногласий с казахстанской властью?

— Там были свои сложности. Некоторое время назад он заявлял, что вынужден был покинуть Казахстан. Видимо, на него какое-то давление оказывалось. Но потом вроде как вопрос был решен, он в Казахстан вернулся. В публичной плоскости никаких фамилий, которые мешают его деятельности, он не называл.

Сейсембаев — мощная фигура, которой тяжело спрятаться под ковром и там, как бульдог, с кем-то грызться. Он уже сделал свой выбор, когда стал общественной фигурой. Он у нас неформатная фигура для основной массы бизнесменов, которая старается не лезть в публичные дела и лишний раз не высовываться.

Мне сложно сказать, есть ли у него сейчас разногласия с действующей властью. Возможно, кто-то из каких-то высокопоставленных фигур недолюбливает его за его открытость и какие-то критические высказывания. Но в публичном пространстве этого вообще не чувствуется.

Я не уверен, что его визит в Украину обусловлен какой-то боязнью или побегом. Скорее всего, он пытается реализовать себя на каком-то ином поприще.

- Из-за протестов в Белоруссии начались разговоры о переносе переговорной площадки по Донбассу из Минска в том числе в Нур-Султан (Астану). Насколько это все реально и нужно ли это Казахстану?

— В свое время Астана уже предлагала себя как площадку. Это еще при Назарбаеве было. У нас также был опыт межсирийского диалога, когда представители оппозиции собирались, несколько раундов было. Это было достижение внешней политики Казахстана. Мы далекая от Ближнего Востока страна, но при этом не поссорившаяся ни с кем, где живет определенный процент мусульманского населения, но в то же время являющаяся светским государством.

Очень удобно такую нейтральную площадку найти. В свое время Минск просто оказался ближе и оперативнее. Теоретически вполне возможно, что площадка может переместиться в Нур-Султан. Но насколько это нужно, вопрос. Минск был долгой, но малорезультативной площадкой. Нужно проанализировать, насколько переговорная площадка в Нур-Султане будет эффективнее, чем в Минске. Пока сложно какие-то очень мощные аргументы предоставить.

Тем более в эпоху пандемии вопрос, как они будут ездить и собираться. Сейчас многие международные проблемы по видеоконференции постепенно начинают решаться. У нас 75-я Генассамблея ООН в онлайн-формате проводится, а на таких площадках как раз-таки все эти коммюнике носят компромиссный характер, а все дела решаются на переговорах межличностного уровня.

«Реформаторы Зеленского» готовят «цветную революцию» в Казахстане - СМИ
«Реформаторы Зеленского» готовят «цветную революцию» в Казахстане - СМИ
Те политики, которые сейчас есть, к этому привыкли. Это не молодежь, которая тыкает в телефон и налаживает контакты. Сейчас сама внешняя среда такая, что мирные переговорные площадки на второй план отходят. Нужно подождать, пока это все закончится.

- А как в Казахстане оценивают белорусские протесты?

— Удивительно, но официальные СМИ и пресса очень мало внимания этому уделяли. Во-первых, у нас внутриполитическая повестка, вне зависимости от ситуации в Беларуси, усилилась. Даже в послании президента народу Казахстана от 1 сентября (основной документ на ближайшую перспективу) про внешнюю политику вообще ничего не было сказано. Кроме того, что нужно развивать экономические отношения с северными приграничными регионами России. Хотя сам Токаев — дипломат мирового уровня, работал в ООН на высокой должности, был главой МИД.

Сама пандемия и другие вещи, которые у нас происходят, например скандалы с Министерством здравоохранения и коррупционные скандалы, сильно сфокусировали повестку внутри страны. В основном это людей волнует.

События в Беларуси каким-то таким внешним фронтиром прошли. Тем более, у нас нет с ними общей границы. У нас в Турцию чаще и больше летают. Картинка о происходящем в Беларуси больше формируется российскими СМИ. Хотя в социальных сетях очень многие высказали свое мнение. Там был весь спектр оценок, от поддержки протестующих до одобрения действий Лукашенко и его команды.

Какую-то конкретную общественную позицию я бы не смог сформулировать, потому что она очень разная. Наверняка, когда люди давали эту оценку, они руководствовались местными источниками информации. Либо своими впечатлениями, когда кто-то один-два раза в Беларуси побывал и думает, что хорошо знает эту страну.

Естественно, что Беларусь — это ближайший партнер и союзник Казахстана. Мы связаны с Беларусью во многих интеграционных объединениях, ОДКБ, ЕАЭС. В ЕАЭС как раз Беларусь председательствует. По идее, осенью должна быть вживую встреча президентов, надо стратегию Евразийской интеграции до конца года на пять лет принять. Не знаю, будут ли они собираться. Может, эта встречу перенесут. Там должны приняться важные решения для интересов Казахстана.

- А сами что думаете, чем завершится белорусский кризис?

— Государство сумело справиться с площадным кризисом. Но теперь нужны большие и долгосрочные выводы. Нужно менять и внутреннюю, и внешнюю политику. По внешней политике видно, что идет сближение с Россией, закрываются границы с Польшей и Литвой, многовекторность сдвигается в сторону Востока.

Армянский эксперт рассказал, что в его стране думают о белорусских протестах
Армянский эксперт рассказал, что в его стране думают о белорусских протестах
© РИА Новости, Евгений Одиноков | Перейти в фотобанк
Казахстан тоже на востоке находится. Мы, конечно, не столь влиятельны, как Россия и Китай, но как очередная страна-партнер — почему бы и нет. Все-таки у нас помимо интеграционных контактов развивается двустороннее сотрудничество. Например, в районе, где я живу, белорусские магазины начали открываться с какой-то бешеной скоростью. За последние пару месяцев 6-7 штук открылось. Мы уже скоро забудем, что местные производят. Это хоть и не про политику, но вещь знаковая.

У нас народ довольно миролюбивый. Все хотят, чтобы там все это спокойно разрешилось. Наверное, власть сделает выводы. Можно как угодно называть и ругать протестующих, но не считаться с таким количеством людей нельзя.

Если в конституцию Беларуси внесут изменения и в мягкой форме переход власти будет на следующих президентских выборах или даже на досрочных, это будет спокойный вариант для Беларуси.