Сергей Лущ: Россия предлагает Белоруссии адекватный выход из кризиса
Сергей Лущ: Россия предлагает Белоруссии адекватный выход из кризиса
© из личного архива Сергея Луща
Власти Белоруссии разработали план выхода страны из кризиса. До 2022 года в Конституцию страны должны внести поправки, ослабляющие власть президента в пользу правительства и парламента, после чего в стране проведут новые выборы.

- Павел, как вы полагаете, действительно ли президент Лукашенко пойдёт на эти реформы, и согласится ли оппозиция с таким сценарием?

— Лукашенко однозначно пойдет на эти реформы, потому что они назрели еще до выборов. Лукашенко во время своих выступлений уже говорит, что он не вечный и что система должна работать и без него. Поэтому вариант передачи большинства полномочий парламентской коалиции — самый оптимальный для Беларуси. В интересах государства этот вариант стоит провернуть.

Что же касается оппозиции, то все зависит от того, кто ей сегодня руководит и кого этой оппозицией считать. Если вы оппозицией называете иностранных интервентов, которые сидят в Варшаве и призывают к бунтам, то эти точно не пойдут. Варшавскому заказчику не интересна стабилизация Беларуси, ему интересен бунт.

Если же в Беларуси есть национальная оппозиция, то она должна пойти на эту конституционную реформу, а ее партия должна будет бороться за голоса избирателей. Мы придем к немецкому варианту, когда правящая партия будет назначать премьер-министра, и Беларусь будет развиваться в европейском русле.

- Лукашенко в интервью российским журналистам заявил, что, возможно, пересидел на своем посту. Могут ли такие заявления повлиять на настроения его сторонников?

— Нет, я не думаю, что такие заявления могут повлиять на его сторонников. Его сторонники поддерживают его во всем, и даже в этом понимании, что он, возможно, пересидел на своем посту.

На самом деле, конституционная реформа у нас зрела давно, но события у соседей, когда технологии Майдана перевернули ту же Украину, Грузию и Армению, вынудили Лукашенко немного подождать с этой реформой.  Но она назрела. Даже в правящей элите все понимают, что реформа нужна.

Я думаю, что это только прибавит сторонников Лукашенко, потому что он сам озвучил это понимание — что власть должна меняться и должна развиваться.

-Лукашенко еще сказал, что в случае его ухода его сторонников будут резать. Действительно ли есть такой риск?

— Это так. Со стороны оппозиции раздаются угрозы в адрес сторонников Лукашенко. Происходит травля родственников работников МВД и родственников чиновников. Оппозиция, которая сидит в Варшаве, как раз-таки курирует такую агрессию.

Вообще агрессия Беларуси не свойственна. Мы много веков дружно жили в этих лесах и болотах, и нам незачем пожирать соседа. Но сегодня нам пытаются навязать интервенцию и агрессию, пытаются настроить друг против друга.

Пока правят бал эти интервенты, то есть риск, что если сегодня Лукашенко уйдет по их сценарию, то его сторонникам будет так же плохо, как было плохо сторонникам Януковича на Украине.  Вы же сами видите, что там творится, когда расстреливают автобусы с оппонентами, когда оппонентов без суда держат в тюрьмах по году-два. То же самое ждет сторонников Лукашенко в Беларуси.

- Лукашенко предрёк крушение России в случае краха Белоруссии. По словам Лукашенко, протесты координируются через соцсети, и он предупредил российского лидера Владимира Путина, что «этому противостоять нельзя». Способна ли Россия противостоять координируемым через соцсети протестам и подобным акциям?

Александр Лукашок: Лукашенко пойдёт на реформы, только если Россия будет сильной
Александр Лукашок: Лукашенко пойдёт на реформы, только если Россия будет сильной
© Facebook, Александр Лукашок
- Давайте обратимся к истории. В 41-м году мы были не готовы противостоять бронированному кулаку вермахта. Наши бойцы встречали вражеские танки с саперными лопатками. Но благодаря самоотверженной борьбе бойцов под Вязьмой, которые дали время подготовиться к атаке, подвести сибирские дивизии, сделать больше танков Т-34 и больше «Катюш», позволило советской армии отразить нападение.

То, что сегодня истекла кровью Украина, и то, что сегодня предпринимается попытка цветной революции в Беларуси — дало России возможность подготовиться к этому.

Я вижу, что в России уже есть ботофермы, есть возможности влиять на соцсети. И поскольку Беларусь выстояла после этой атаки (следующая будет лет через 5), то Россия еще больше подготовиться к атаке на своей территории и встретит информационную войну во всеоружии.

- «Росморпорт» сообщил, что порты Санкт-Петербурга, Усть-Луги и Калининграда готовы принять с 2021 года ряд номенклатур из Белоруссии. Насколько реальна переброска белорусского транзита из Литвы в российские порты, какие риски и возможности вы видите в этой ситуации?

— В этом случае транзит будет немножко дороже, потому что логистика будет чуть длиннее. Да, порты Калининграда политически нам подходят, но там есть еще кусок польской территории, через который нужно пройти транзитному транспорту. Через Ленинградскую область — то же самое, дополнительный кусок дороги.

Мы благодарны российским портам за готовность принять этот грузопоток, но я думаю, что Литва рано или поздно образумится. Надеюсь, литовское правительство поймет, что они сыграли не в пользу своих национальных интересов, у нас наладятся отношения со странами Балтии, и транзит будет, как прежде, проходить через прибалтийские порты, потому что это ближе.

- На 14 сентября запланирован приезд Лукашенко в Москву и его встреча с Путиным. Ждать ли от этой встречи каких-то судьбоносных решений и переговоров?

— Дело в том, что в российско-белорусских отношениях уже нет места судьбоносным решениям. Все судьбоносные решения были приняты еще много лет назад. Сегодня мы просто движемся по тому же пути, который мы определили лет сто назад, когда белорусский и российский народ начали вместе строить и развивать свою историю.

На момент развала Советского Союза протесты были в Киеве и в Москве, а Беларусь была за сохранение СССР. Нас просто оставили без него. Нас не спрашивали, хотим мы выйти из Союза или нет. Мы просто вышли из него, потому что Союз из нас вышел.

Поэтому я бы не ждал от этой встречи каких-то судьбоносных решений. Я бы ждал продвижение по тем союзным картам, которые были приняты ранее.