- Александр Николаевич, какое у вас сложилось впечатление: Александр Лукашенко после массового митинга оппозиции в Минске серьезно сдал свои позиции в глазах простых белорусов и политической элиты страны или остался верен себе? И насколько ему сегодня преданы силовики?

— Я считаю, что Лукашенко не был готов к такому неповиновению такого большого количества людей, потому что возможность лишать себя сильных оппонентов на выборах на протяжении такого длительного периода могла создать у него впечатление полного контроля ситуации, полного подчинения руководству Беларуси всего белорусского народа и полного контроля над всеми происходящими процессами.

Я думаю, он был уверен в том, что народ побоится выходить, и он был не готов к случившемуся. На протяжении нескольких дней он производил впечатление человека, находящегося в легком шоке. То есть он опешил от такой «дерзости» его верноподданных.

Силовики ему лояльны. Я вам даже больше скажу, они будут ему лояльны благодаря украинским националистическим отморозкам, потому что многие силовики, думаю, помнят, что протестующие националисты сделали с "Беркутом" после незаконного смещения Януковича на Украине. И я не думаю, что кто-нибудь из взрослых и серьезных силовиков поведется на эти розочки и обнимашки. Потому что то, что случилось с украинскими силовиками, не оставляет им выбора.

Аркадий Гольдин: Протестующие в Белоруссии владеют стратегической инициативой
Аркадий Гольдин: Протестующие в Белоруссии владеют стратегической инициативой
© vk.com, Аркадий Гольдин

- Насколько серьезной для Лукашенко может стать угроза всеобщей забастовки? Если забастовки начнутся, смогут ли они свалить режим Лукашенко, или он все же сможет выстоять? 

— Я думаю, что он сможет выстоять, если пойдет на очень крайние меры. Но я думаю, что он не сделает больше того, что уже было сделано. Дело в том, что когда уходят какие-то сотрудники, этот процесс решается увеличением заработной платы и сменой руководителя предприятия, если он является организатором этих забастовок.

Конечно же, для предприятий невозобновимыми являются потери опытных работников, с высоким стажем и квалификацией. А, насколько я понимаю, в забастовках участвуют более молодые сотрудники.

- Может ли Кремль потребовать от Лукашенко настоящей интеграции в рамках Союзного государства? Если да, то пойдет ли он на это?

— Не думаю, что Лукашенко пойдет на это. Первым, кто его поздравил, был Китай. И я думаю, что Лукашенко теперь рассчитывает на его поддержку. К тому же, пытаясь получить лояльность Запада, Лукашенко очень много чего наговорил про Россию.

Интеграция нужна и важна, но есть, к сожалению, объективный фактор: белорусский народ боится, что их национальные предприятия могут попасть под власть российских олигархов. Это пугает не только Лукашенко, но и жителей Беларуси. Боязнь потерять контроль государства над своими крупнейшими предприятиями — это основной барьер на пути сближения Беларуси с Россией.

- А как Россия может помочь русскому движению Белоруссии и пророссийскому гражданскому обществу?

— Конечно, Россия должна сделать хотя бы один маленький шажок — это профинансировать из госбюджета программу посещения российскими школьниками Брестской крепости. В школьную программу необходимо внести ее посещение. Это приведет к общению русских школьников со своими белорусскими сверстниками. К тому же это будет невероятная поддержка туристической отрасли Беларуси.

Также должны проходить поэтические конкурсы, которые должно финансировать Министерство культуры и на которых должны выступать российские и белорусские школьники. Нужно финансировать патриотическое белорусско-русское кино, которое будет сниматься совместно, проводить конкурсы этих фильмов. Все это должно проходить по линии Минкульта.

Нам также следует прекратить постоянно упрекать Беларусь за газ и за нефть. Не отъели они у нас столько, сколько мы на них ругаемся. Не стоит забывать о том, что на митингах в Беларуси все же говорят по-русски. И это единственная страна, которая целиком говорит по-русски, как и мы. 

Всеволод Шимов: Как ни старался, своим для Запада Лукашенко не стал, оставаясь «последним диктатором Европы»
Всеволод Шимов: Как ни старался, своим для Запада Лукашенко не стал, оставаясь «последним диктатором Европы»
© vk.com, Всеволод Шимов

 — В случае, если Лукашенко будет вынужден провести по-настоящему свободные демократические выборы, сумеют ли русские силы Белоруссии выдвинуть русские партии? Если да, то какой может быть их политическая и идеологическая программа? Смогут ли русские партии получить в белорусском парламенте большинство?

— Дело в том, что Лукашенко, зачищая вокруг себя поле, зачищал всех. И под эту зачистку попали и те силы, о которых вы говорите. Они не могут сейчас возникнуть за несколько месяцев. На это нужны годы и годы. И еще раз хотелось бы напомнить, что белорусы боятся интеграции с Россией, потому что боятся попасть под управление олигархических кланов. Беларусь боится объединяться с нами только из-за этого. Поэтому все, что было возможно сделать для уважения России в Беларуси, уже сделано, а просто отдавать страну под управление олигархов они не хотят.