Геворг Мирзаян: Россия получит пользу от конфликта между Лукашенко и Западом
Геворг Мирзаян: Россия получит пользу от конфликта между Лукашенко и Западом
© РИА Новости, Нина Зотина
- Богдан, президент Лукашенко якобы поручил разобраться с тем, насколько обоснованными были действия милиции в последние дни. После этого ночь с четверга на пятницу впервые после выборов прошла мирно. Действительно ли можно говорить, что он пошел на некий компромисс?

— Ну что вы. Никаких компромиссов здесь нет и в помине. Просто это показуха от Александра Григорьевича, отчасти призванная списать с него ответственность за действия милиции. Якобы царь хороший, бояре плохие.

- Что будет происходить в Белоруссии в ближайшие выходные в плане протестной активности?

— Сложно сказать. Все зависит от активности протестующих и от того, насколько серьезен будет их настрой. Я допускаю, что могут быть серьезные акции протеста. Пока что-то прогнозировать сложно, но я убежден, что риторика Лукашенко — чистой воды показуха.

- Насколько могут быть эффективными забастовки рабочих или акции против произвола силовиков?

— Конечно, они могут быть эффективными. Прежде всего при поддержке со стороны ряда западных дипломатов или кого-то еще. Это все указывается в методике по организации "цветных революций" Джина Шарпа. Другое дело, что сама по себе методика Джина Шарпа — это что-то исключительно западное. Это просто технология. Это как разбить яйца, чтобы приготовить яичницу. Так это работает.

- Какова будет позиция Запада? Он будет пытаться додавить Лукашенко или ограничится фразами о недемократичности Белоруссии?

— Вряд ли Запад будет его сильно давить. Но если этот протест сыграет как определенное стенобитное орудие, которое способно разрушить режим Лукашенко, то тогда Запад выступит в поддержку протестующих. Он заявит о признании лидеров протестов и обо всем остальном.

Но пока четкой уверенности в этом нет. Он будет поддерживать протестующих очень осторожно. Я не вижу пока жестких санкций и мер экономического и торгового характера. Если бы протестующие увидели эти санкции в отношении режима Лукашенко, это бы их, безусловно, воодушевило.

Но пока что Запад ведет себя очень осторожно. Он проводит совещания, переговоры, выступает с декларациями. Но пока что его помощь очень слабая на самом деле.

- Какой сценарий кажется вам наиболее вероятным: уход Лукашенко в отставку, перевыборы или окончательное подавление протестов и закрепление власти Лукашенко?

— Я убежден, что Лукашенко уступать не будет. Однако в экспертной среде существует мнение, что Лукашенко под влиянием прозападных политиков в его же собственной элите (например, Владимира Макея) может договориться под определенные гарантии на передачу власти каким-нибудь прозападным политикам. Это реальный вариант. Но это произойдет только тогда, когда он почувствует, что теряет власть и что он ее уже не удержит.

- Сейчас бытует мнение, что из-за давления Запада Лукашенко будет вынужден окончательно повернуться в сторону России. Вы разделяете подобные настроения?

— Он, конечно, повернется в сторону России. Но он будет поступать так, как поступал раньше. Он будет говорить о важности интеграции, о том, что цены на газ ради интеграции нужно сделать как в Смоленской области, о том, что единая валюта — это слишком сложно, что нужно равноправное партнёрство и так далее. То есть он будет опять требовать возвращения к политике «нефть в обмен на поцелуи».

- И какую позицию следовало бы занять России?

— Если бы наша страна применила жесткие санкции к Лукашенко и к его режиму, то, возможно, его бы удалось додавить, потому что он все время угрожал нам развернуться в сторону Запада. Сейчас он оказался зажат между Западом и Востоком.

Нам терять уже нечего. Получается, что Белоруссия все равно будет превращаться в «Украину №2» либо через бархатную революцию, либо через трансформацию режима Лукашенко, либо после того как Лукашенко уйдет (в силу естественных причин или по истечению президентского срока).

Сейчас для нас был бы удобный момент, чтобы оказать на него существенное давление. Недавно один из представителей Совета Федерации заявлял, что даже если белорусские товары исчезнут из российских магазинов, мы не понесем существенных потерь. Наоборот, российские производители очень быстро займут освободившуюся нишу и избавятся от недобросовестной конкуренции.

Потому что белорусские товары пользуются демпинговыми технологиями для завоевания российского рынка. То есть мы сами предоставляем им свой рынок, но они еще включают демпинг благодаря дотациям и субсидиям из госбюджета и недобросовестно конкурируют с нашими товарами.

Поэтому нам бы тоже стоило включить жесткие меры экономического принуждения. Запад принуждает Белоруссию к экономической интеграции с собой, а мы должны жестко принуждать к интеграции с Россией. Экономически Белоруссия зависит от России, а не от Запада. Нефть поставляет Россия, газ поставляет Россия, рынок сбыта поставляет Россия. Если они не хотят интегрироваться, то пусть они в полной мере осознают потерю всех этих преимуществ.