- Алексей Николаевич, Александр Лукашенко в своем обращении к нации 4 августа оценил потери Белоруссии из-за торговых войн, несправедливых цен и дорогих кредитов в $9,5 млрд. Стоит ли доверять этой цифре?

— Да, ей стоит доверять, потому что ежегодные дотации России за счет дешевого сырья, нефти и дешевых кредитов до последнего времени составляли примерно те же самые 10 миллиардов долларов в год. То есть эти деньги в небольшую Белоруссию Россия закачивала, и это было основой белорусского экономического чуда.

Россия больше не готова предоставлять Белоруссии дешевые кредиты и дешевые энергоносители для белорусских НПЗ. Вот это и есть потери, которые господин Лукашенко оценил в эту сумму. Надо понимать, что кризис в отношениях между Белоруссией и Россией связан с захватом заложников, потому что арест граждан России в Белоруссии — это фактически захват заложников. В связи с этим потери белорусской экономики из-за разрыва экономических связей с Россией могут оказаться гораздо большими.

На белорусской границе уже появились очереди из белорусских фур, которые не могут пересечь российскую границу. Если господин Лукашенко продолжит свою политику давления и шантажа по отношению к России, то потери от факторов, которые он назвал, могут разорить белорусскую экономику.

- Лукашенко собирается увеличивать благосостояние белорусов, что, по его же словам, является главной задачей белорусского правительства. Вот его слова: «В будущей пятилетке средняя заработная плата в Беларуси вырастет не в пять, не в десять, а в два раза». Следует ли расценивать его обещания как популизм?

— Если бы он сказал, что реальная зарплата за вычетом инфляции вырастет в два раза, то тогда это было бы круто. Потому что если бы он смог за пять лет увеличить зарплату в два раза, по 20% в год, то он был бы чемпионом мира по росту зарплат, если бы он обеспечил такие темпы. Но он же не сказал слово «реальная».

Алексей Дзермант: Лукашенко дал понять, что российская сторона должна неформально обсудить судьбу задержанных россиян
Алексей Дзермант: Лукашенко дал понять, что российская сторона должна неформально обсудить судьбу задержанных россиян
© Facebook, Алексей Дзермант
А какая будет инфляция? Если инфляция составит те самые 20%, то она съест прирост номинальной зарплаты. Инфляция в Белоруссии достаточно высокая — 5% и больше. В случае продолжения экономического кризиса инфляция может составить 10-15% годовых. В 2012 году у них была инфляция стопроцентная, когда возникли проблемы с курсом валют. И несколько лет после этого держалась на уровне 20% и упала относительно недавно.

Но если экономические проблемы возобновятся в стране, она легко может составить 20% и более. Это значит, что номинальное увеличение зарплаты пойдет на покрытие увеличения цен, и в реальном исчислении жители Белоруссии будут жить хуже, чем сегодня.

Это такой дешевый даже не популизм, а обман собственного населения. Что толку населению от номинального размера зарплаты, если в реальном исчислении ее съест инфляция?

- Лукашенко пообещал больше производить и продавать на экспорт востребованную продукцию. А кому нужны белорусские товары и понимает ли Лукашенко реальные позиции Белоруссии на мировых рынках?

— Главный рынок белорусской продукции — это Россия. На Россию приходится 40% экспорта. Что такое востребованная продукция в белорусском исполнении? Это нефтепродукты из российской нефти, которые продают по всему миру. Например, та же Украина, где в результате жестокого кризиса была уничтожена нефтеперерабатывающая промышленность, закупает большое количество белорусских нефтепродуктов. Но емкость украинского рынка ограничена и расти не будет. Если говорить о машиностроительной отрасли Белоруссии, то основным покупателем этой продукции является Россия. Все мы видим белорусские тракторы, которые ездят по улицам наших поселков, в полях.

Сельскохозяйственная продукция тоже востребована, но ее основной потребитель — Россия. У Белоруссии на сегодняшний день крайне невелик объем высокотехнологичной продукции, которая была бы востребована на рынках вне России и постсоветского пространства.

Лукашенко назвал такую вещь, как IT-услуги. Действительно, за счет создания безналоговых условий для  IT-индустрии, благодаря чему айтишники бросились в Белоруссию из Украины и России, IT-сектор обеспечивает поступление валютной выручки. Но несколько миллиардов долларов не спасут экономику.

Основные статьи белорусского экспорта — это продукты нефтепереработки и удобрения. Кстати, удобрения, на которые приходится порядка 10% экспорта, это вещь, которая востребована во всем мире, потому что, как справедливо сказал Лукашенко, спрос на продовольствие будет только увеличиваться. И удобрения потребуются во всем мире во все большем количестве. Но, с другой стороны, и удобрения, и зерно сложно отнести к высокотехнологичной продукции. Это все же продукция, которая не требует особых навыков и умений.

Транспортные средства, которые производит Белоруссия, грузовики прежде всего, — это порядка 8% экспорта. Если говорить о продукции машиностроения, включая оборудование для ядерных электростанций, — это лишь 4%. Опять же надо понимать, что основным потребителем этого хозяйства является Россия.

При всем уважении к белорусской экономике в ней на сегодняшний день нет серьезных кластеров, которые были бы способны произвести нужное количество продукции, востребованной во всем остальном мире, кроме России.

Да в общем и для России то, что мы покупаем, это чистая благотворительность, потому что Россия точно может производить тракторы, грузовики. Россия производит и экспортирует по всему миру продукцию, связанную с ядерным сектором. То, что Россия дает Лукашенко квоту на своем рынке в этих сегментах, это политическое решение, это не экономическое решение. Россия вполне способна заместить белорусский машиностроительный импорт своим производством и сэкономить на этом большие деньги.

Андрей Золотарев: Лукашенко теряет точку опоры на Востоке и давно уже потерял на Западе
Андрей Золотарев: Лукашенко теряет точку опоры на Востоке и давно уже потерял на Западе
© скриншот с видео "UKRLIFE.TV"
Кризис 14-го года нанес большой ущерб всем странам, в том числе и России, это и санкции, и перемещенные лица и так далее. История 14-го года была крайне неприятна для всех. Но у нее было огромное преимущество, которое подстегнуло российскую экономику. Это то, что Россия закрыла свой внутренний рынок для украинских поставок. То же самое может произойти и при ухудшении отношений с Белоруссией.

Если Россия закроет свой машиностроительный рынок для белорусских поставок и сумеет передать эти затраты российским производителям, мы получим внутри себя рынок на несколько миллиардов долларов. Это будет очень серьезный стимул для российской экономики.

- А как обстоит ситуация на внешних рынках для белорусских производителей?

— Поставки на эти рынки крайне невелики. В сегодняшней речи Лукашенко неоднократно упоминал Китай как благодетеля белорусской экономики. Но Китай тоже не будет создавать какие-то производства в Белоруссии для экспорта этой продукции в Китай. Китайцы все свои выскотехнологичные производства держат на собственной территории. Интеграция с Белоруссией им нужна либо для поставок в Европу и Россию, либо для выкачивания технологических секретов, которые есть у белорусов, советское наследие, собственные разработки и так далее.

Поэтому если Лукашенко рассчитывает на то, что Китай может помочь ему создать индустрию для экспорта высокотехнологичной продукции на внешние рынки, то он не поможет. Китайцы благотворительностью не занимаются, они действуют в собственных интересах.

В этой части мы видим откровенную хотелку и популизм, потому что это нереализуемая задача — наращивать высокотехнологичный экспорт в третьи страны. Более того, в условиях экономического кризиса, протекционизма, экспортировать с каждым днем будет все сложнее и сложнее. В этих условиях рассчитывать на увеличение экспорта может только человек, который плохо понимает, что происходит в экономике и как действуют современные товарные рынки.

- Когда Лукашенко говорил о необходимости повысить рождаемость в стране, показалось, что он повторил тезисы из послания к Федеральному собранию Владимира Путина. По словам белорусского лидера, всему виной демографическая яма, которую вызвали 90-е годы. Действительно ли в Белоруссии катастрофическая ситуация с рождаемостью? И увеличат ли его сегодняшние заявления популярность белорусского президента среди молодых белорусов?

— Самая большая проблема с демографией — это ведь не демографическая яма. Это опять же манипуляция, когда демографические проблемы списываются на проблемы 90-х годов. Главная проблема Белоруссии в части молодежной политики — это массовый отток белорусов за границу на работу.

То есть попытка сближения с Западом, которую проводит в последнее время Лукашенко, приводит к тому, что огромное количество белорусской молодежи уезжает на заработки за границу. И не только на Запад, но и в Россию. Это главная проблема — снижение привлекательности Белоруссии по сравнению с рабочей эмиграцией на Запад.

Страны Западной Европы, Германия, Франция, создают благоприятные условия для того, чтобы белорусы ехали туда работать. Белорусы — это квалифицированная рабочая сила с хорошим образованием, белые христиане, которые легко интегрируются в местное население США и Европы. Это люди, которые легко найдут свое место в экономической и социальной жизни европейских государств.

Поэтому для них открываются ворота для миграции. В России рабочие из Белоруссии также востребованы по тем же самым причинам. И в этом главная проблема демографии в Белоруссии. Белорусская молодежь в большей степени ориентирована на миграцию.

Если мы говорим о демографическом будущем Белоруссии, то всё большее и большее количество людей хотели бы эту страну покинуть. Это показывают данные социологических опросов.

Анатолий Вассерман о заявлениях Лукашенко: Он повторяет ошибки сразу двух президентов Украины
Анатолий Вассерман о заявлениях Лукашенко: Он повторяет ошибки сразу двух президентов Украины
© РИА Новости, Александр Натрускин
А списывать проблемы молодежи на яму 90-х… Да, конечно, на постсоветском пространстве эта проблема была и есть. Но в той же самой России она не угрожает социально-экономической стабильности, а в Белоруссии угрожает, потому что темпы отъезда молодежи из страны на работу за границу будут только расти.

Шансов поднять экономику до уровня, сравнимого с Западной Европой, у Лукашенко точно нет. И окно возможностей для модернизации белорусской экономики уже закрылось. Потому что если мы говорим о возможностях повышения производительности труда, то оно потребует полного слома той экономики, которую белорусский президент построил.

Это приватизация, оптимизация производств, сокращение персонала, его переобучение и трудоустройство. Только в этом случае белорусские предприятия будут конкурентоспособны на международных рынках. Это приход внешнего иностранного капитала, который будет вкладываться в эти предприятия и модернизировать их. Все это очень болезненно с социальной точки зрения.

К сожалению, для белорусского населения окно возможностей для модернизации экономики, которая бы не привела к серьезным социально-экономическим проблемам, уже закрылось.

Непредсказуемый характер господина Лукашенко, мы это видели последние дни, когда шла охота на 170 россиян, которые будто бы бродят по лесам и скрываются от правоохранительных органов, гарантия того, что любой нормальный инвестор  дважды подумает, прежде чем вкладывать деньги в Белоруссию.

У социально ориентированной экономики в исполнении Лукашенко, к сожалению, нет будущего. Это большая проблема, потому что для модернизации нужны огромные деньги, и их никто сейчас не даст.

Их могла бы дать Россия, но при условии интеграции. Но так как Лукашенко интеграцию тормозит и понятно, что ее в ближайшее время не будет, Россия не заинтересована в том, чтобы вкладывать деньги в белорусскую экономику. А раз так, то разрыв нынешнего уровня производительности труда в Белоруссии от мирового и хотя бы от российского, который гораздо выше, будет только расти. И с каждым годом компенсировать его будет все сложнее и сложнее.