- Виталий Товиевич, как вы считаете, действительно ли нынешний мировой кризис и пандемия коронавируса расшатают основы мироустройства? Или человечество благополучно забудет обо всем этом?

— Естественно, оно забудет обо всем этом, как и о предшествующих эпидемиях и экономических кризисах. Обычный бизнесмен или врач в своей текущей деятельности, если что-то аналогичное случается, он же не помнит о Великой депрессии или об эпидемии испанки начала XX века и так далее.

Ищенко о выходе из «коронакризиса»: Мы не знаем, где окажемся, в прекрасном новом или в каменном веке
Ищенко о выходе из «коронакризиса»: Мы не знаем, где окажемся, в прекрасном новом или в каменном веке
© РИА Новости, Нина Зотина
Но, безусловно, все это не проходит бесследно, иначе бы развитие мира остановилось. Могу сказать следующее —никакая пандемия и никакой кризис кардинально не изменит действующую модель мира.

Кардинальное изменение — это пандемия закончилась, и через день мы стали строить абсолютно справедливое общество. Коммунизм или рай, никакой эксплуатации, прибавочной стоимости, забираемой отдельными людьми, от каждого по способностям, каждому по потребностям…

Вы можете предположить, что такое осенью, например, начнется?

- Представить это действительно трудно…

— Не можете, и я не могу. Но то, что пандемия и связанный с ней экономический кризис показывают очень отчетливо и в глобальных масштабах, что финансово-экономическая система не справляется с вызовами, стоящими перед миром, это для меня очевидно. А к ним относятся и гуманитарные вызовы: желание людей иметь все больше и больше справедливости в распределении благ, чем было до сих пор.

Кажется, это стали понимать даже идиоты или идеологически ангажированные люди, которые привержены только одной доктрине.

Серенко: Пандемический кризис ускорит процесс перерождения российской элиты
Серенко: Пандемический кризис ускорит процесс перерождения российской элиты
© предоставлено Андреем Серенко
Вопрос в том, насколько правящий класс, а в его руках главные рычаги политической, экономической власти, финансовой и, что важно, информационной, технологической власти, я имею в виду цифровизацию, осознает, что нужно делать что-то новое?

Это революционное решение, делать что-то новое. Революционное в том числе и потому, что это будет связано с отказом от значительной части власти этого класса над миром.

То есть согласятся ли эти люди ради спасения мира отказаться от значительной части своей власти. Мой ответ — нет, они не сделают этого.

- Что же произойдет вместо этого?

— Будут проведены какие-то косметические реформы, больше будет демагогии о том, что все изменилось, и так далее. Ситуация в мировой истории добровольного отказа от власти даже в отдельно взятых случаях крайне редко встречается. Я уж не говорю, чтобы такое решение принял полностью правящий класс.

- Как бы вы оценили роль средств массовой информации во время борьбы с пандемией? Положительной она была или, наоборот, отрицательной?

— Сейчас нельзя говорить о положительной или отрицательной роли средств массовой информации. Если брать их во всей совокупности, то СМИ — это не только профессиональные журналисты, более или менее честно объективно работающие, но это еще десятки миллионов квази-СМИ, квази-журналистов и блогеров, которые входят в эту систему.

Феномен стал глобальным в своих масштабах и мощи. Это все равно, что спросить: положительно или отрицательно вы оцениваете влияние политической системы на мир? В чем-то положительно, в чем-то отрицательно, но оно есть.

Политолог Сихарулидзе: "Коронакризис" породит биполярный мир, в котором у России будет особая роль
Политолог Сихарулидзе: "Коронакризис" породит биполярный мир, в котором у России будет особая роль
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Раз оно есть, значит, система еще дееспособна, раз она дееспособна, значит, она приносит что-то положительное этому миру. Да, создает много проблем, иногда сама вызывает кризисы в силу своего эгоизма и непрофессионализма. Но раз она живет по-прежнему, положительное пока превосходит отрицательное.

То же и со средствами массовой информации. С одной стороны, это массовая фальсификация, распространение всякого рода слухов, в том числе и самых дурацких. С другой — это параллельный процесс информирования общества о том, что происходит.

Поэтому, если давать оценку, то, коль скоро эта система продолжает существовать и люди в массе своей обращаются к ней как к главному источнику информации, значит, она удовлетворяет на данном этапе общество.

- На ваш взгляд, не приведет ли нынешний кризис, как это уже бывало в мировой истории, к глобальному военному противостоянию?

— Бесспорно, если бы не было ядерного оружия и осознания политических слоев ключевых в военном отношении стран, что даже региональная война может перерасти в глобальную с применением оружия массового поражения, то мы бы сейчас имели мировую войну в результате всех кризисов.

Война масштабов Первой или Второй мировой, после которой произошло бы переформатирование мира, но ядерное оружие является сдерживающим фактором.

- Как вы полагаете, Россия справляется с вызовами, которые перед ней поставил мировой кризис и пандемия?

— Мы не можем сейчас сравнивать Россию с Советским Союзом по мощи, масштабам и всему остальному, это была одна из двух глобальных сверхдержав в мире.

Но мы можем и должны сравнивать нынешнюю Россию, как она отвечает на эти вызовы, с 90-ми годами. Та же самая Россия, в тех же примерно границах, с той же численностью населения и тот же правящий класс, кстати, он мало изменился. Если бы такое произошло с Россией в 90-е, то можно сказать, что справляется и лучше других в целом.

- Следует ли ожидать в будущем двуполярного мира, на одном полюсе которого будет США, а на другом Китай?

— Нет, двуполярный мир больше не возникнет. Во-первых, потому что, как бы кому-то ни хотелось, пока существует Россия, даже экономически ослабленная, это уже не двуполярный мир, а как минимум трехполярный.

Михаил Погребинский: Украина после коронавируса продолжит свое медленное движение к пропасти
Михаил Погребинский: Украина после коронавируса продолжит свое медленное движение к пропасти
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Я не сторонник многополярности в том смысле, что будет 25 полюсов, такая система неустойчивая. Все равно пройдет консолидация вокруг немногих полюсов, но это точно не двуполярная система, пока существует Россия.

Возможен какой-то четвертый полюс, пока не ясно какой. Потому что есть два главных претендента на него, один из которых Евросоюз, экономический гигант по-прежнему, но политический карлик. Второй претендент — это Индия — гигантская страна по населению, но ведет себя крайне скромно как геополитический игрок и, возможно, не хочет большую роль играть.

Ну а дальше возможна консолидация Африки в единого игрока, но, насколько я знаю из разговоров с африканистами, тенденций к этому нет в ближайшие 15-20 лет. Следовательно, остается эта тройка — США, Россия, Китай.