Структуры ЕС пока никак не прокомментировали подобное заявление. На Украине уже давно заявляют о том, что необходимо начать пересмотр Соглашения об ассоциации. Другое дело, что едва ли ЕС проявит интерес к внесению существенных правок в этот документ.

Украинский экспорт в страны ЕС вырос с 2013 года по 2019 год с $16,7 млрд до $20,8 млрд. Экономическая часть ассоциации Украины с ЕС не позволила компенсировать потери, которые понесла украинская экономика в торговле со странами СНГ, в частности, экспорт в РФ за тот же временной отрезок сократился в 4 раза — до $ 3,2 млрд. Наибольшими выгодополучателями экономической части Соглашения стали аграрный сектор, горно-металлургический комплекс, легкая промышленность. В то же время Украина могла бы куда больше поставлять продукции в страны ЕС без уплаты таможенных пошлин, но квоты на беспошлинные поставки в страны ЕС зачастую исчерпываются в первые недели года, оставаясь низкими.

15 лет с рыночной экономикой. Куда завели Украину реформы
15 лет с рыночной экономикой. Куда завели Украину реформы
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

Соглашение об ассоциации между Украиной и Евросоюзом было подписано в 2014 году, однако оно не вступило в силу сразу, поскольку для этого требовалось одобрение всех стран-участниц ЕС. В 2017 году последнее оставшееся государство — Нидерланды — ратифицировало документ. И 1 сентября 2017 года Соглашение вступило в силу в полном объеме.

Переговоры по Соглашению об ассоциации продолжались еще с 2007 года. Официально о согласовании текста документа заявили на саммите Украина-ЕС в декабре 2011 года в Киеве, а парафировали — 30 марта 2012 года в Брюсселе. Президент Украины Виктор Янукович обещал подписать Соглашение об ассоциации на саммите восточного партнерства в ноябре 2013 года. Однако за несколько недель до саммита власть резко изменила риторику — президент и премьер-министр заговорили о невыгодности сделки и переносе ее подписания. 21 ноября на "Евромайдан" вышли первые протестующие, а затем оппозиция провела первый митинг. Уже через месяц после смены власти была подписана политическая часть Соглашения. А вскоре после президентских выборов Петр Порошенко подписал и экономическую часть ассоциации.

Ключевыми в Соглашении являются разделы, касающиеся торговли и экономического сотрудничества. Они предполагают создание зоны свободной торговли для либерализации взаимного доступа на рынки товаров и услуг, а также согласование украинских правил и регламентов с нормами ЕС. Зона свободной торговли предполагает уменьшение или снятие пошлин и тарифов на большую часть товаров во взаимной торговле, хотя на многие важные для Украины товары сохраняются квоты.

Убийственный карантин. Сколько потерял бизнес и экономика Украины в целом
Убийственный карантин. Сколько потерял бизнес и экономика Украины в целом
© REUTERS, Gleb Garanich

О том, почему Соглашение об ассоциации не устраивает Украину и насколько реально пересмотреть условия экономической части Соглашения, в интервью изданию Украина.ру рассказал экономист Алексей Кущ.

- Алексей, отказ Януковича подписать Соглашение об ассоциации стал спусковым крючком протестов в 2013 году. Сейчас оказывается, что Соглашение о зоне свободной торговли невыгодно Украине. Как это могло произойти? Было ли оправдано подписание Соглашения?

— Сама технология принятия этого Соглашения привела к тем результатам, которые мы сейчас имеем. Ни одна страна в мире не шла по такой дорожной карте принятия Соглашения, как Украина. Напомню, что идея Соглашения зародилась еще при президенте Ющенко, тогда же были наработаны его основные положения. Но это были черновики. Затем, после прихода к власти Януковича, эти черновики были положены под сукно. А в 2013 году Янукович решил использовать их в своей геополитической игре. Только вместо шахмат он играл в наперстки или в Чапаева, то есть в очень примитивную игру. Чем это все закончилось, мы знаем.

Проблема в том, что подписание Соглашения при Януковиче использовалось как своеобразная дымовая завеса, инструмент манипулирования. А если ты относишься к этому Соглашению, как к инструменту манипулирования, ты не анализируешь детально его содержание. И если Янукович изначально не собирался его подписывать, он и не вникал в смысл документа. Не было поставлено такой задачи чиновникам, которые работали над Соглашением. Все понимали, что выполняют фиктивную работу.

Порошенко той же ручкой, которой Янукович не подписал Соглашение, пришлось подписать, назовем его, полуфабрикатный текст Соглашения. В этом тексте огромное количество моментов, касающихся защиты украинского рынка, защиты украинской промышленности, не были учтены. Эти моменты Украина в принципе могла бы защитить, если бы власть не пошла бы по пути использования данного Соглашения в качестве инструмента в геополитических играх. В итоге мы получили документ, не адекватный интересам Украины. И это понимал даже Порошенко, при котором несколько лет откладывалась полная имплементация Соглашения.

Спасет ли обновленный Кабмин украинскую экономику
Спасет ли обновленный Кабмин украинскую экономику
© Андрей Лубенский

- Порошенко в качестве министра принимал участие в разработке Соглашения об ассоциации.

— Да, и он прекрасно понимал, что это сырой документ. Все прекрасно понимали причину, но озвучить это не было политического мужества. Можете себе представить Порошенко (которого избирают президентом в 2014 году, а в Киеве еще практически Майдан), который вдруг выходит и говорит: «Вы знаете, все-таки это Соглашение надо дорабатывать»? Это прозвучало бы очень интригующе. Поэтому, как говорил Кучма, «маємо те, що маємо». Сама суть этого Соглашения, которую закладывали в него европейцы, не соответствует тому, что получилось в реальности.

- Какую конкретно суть закладывали европейцы?

— Не нужно было подписывать Соглашение о зоне свободной торговли, чтобы продавать в Европу куриные окорочка, яйца, мед, металл и зерно. Мы это все прекрасно продавали и до подписания Соглашения, с той лишь разницей, что наши олигархи чуть больше платили европейских импортных пошлин. Ну, построили бы они дворец не в пять этажей, а в четыре, или яхту не в сто метров, а в девяносто. Для того чтобы оставаться сырьевой экономикой, это Соглашение совершенно не было нужно.

Смысл, который европейцы вкладывали в Соглашение, был примерно следующий. В этом Соглашении по сырьевым товарам есть квоты, особенно на сельхозпродукцию. Это европейцы сделали для защиты своего внутреннего рынка, и мы все время жалуемся, что квоты по курятине и меду исчерпываются в первые месяцы года. Европейцы говорили: мы покупаем огромное количество потребительских товаров в том же Китае, Украина находится на тысячи километров ближе, прямо под боком Евросоюза — производите часть этой продукции на Украине и продавайте ее на нашем рынке или вообще без пошлин, или с минимальными пошлинами от нуля до пяти процентов. И мы будем это покупать у вас, а не у Китая.

Экономика Украины в тени политических бурь. Главные темы украинских соцсетей 13 февраля
Экономика Украины в тени политических бурь. Главные темы украинских соцсетей 13 февраля
© Facebook, Офіс Президента України | Перейти в фотобанк

Естественно, чтобы Украина стала «восточноевропейской мастерской», нужно было влить в нее десятки миллиардов долларов инвестиций. Мы должны были создать кластерные точки экономического роста — технопарки, индустриальные парки, логистические центры, подтянуть инфраструктуру. То есть выполнить огромное домашнее задание, чтобы Соглашение заработало. Где можно было взять такой объем инвестиций?

Естественно, при участии частного капитала. Если бы власть имела больший кругозор, чем она имеет сейчас, эти инвестиции можно было найти на Ближнем Востоке. Но вопрос в том, почему этого не было сделано. Власти и тем промышленным группам, которые за ней стоят, выгодно эксплуатировать примитивную сырьевую модель, для которой, повторюсь, Соглашение об ассоциации не было нужно.

Таким образом, сами европейцы ужаснулись полученному результату. Это все равно что на «Мерседесе» возить мешки с картошкой или скрипкой Страдивари заколачивать гвозди.

Как побочный отрицательный эффект мы получили резкое падение доли товаров с высокой добавочной стоимостью в нашем экспорте. Мы получили еще большее усиление экспортной сырьевой зависимости — удельный вес сельского хозяйства в структуре нашего экспорта вырос чуть ли не до 40%. Само сельское хозяйство в структуре ВВП выросло до 16%.

- Есть примеры успешной реализации Соглашений об ассоциации с ЕС для подписавших его стран? Или это улица с односторонним движением?

— Аналогичное Соглашение с Евросоюзом подписала Турция, которая, правда, является членом внутреннего таможенного союза ЕС. И Соглашение об ассоциации индустриализировало Турцию. Турция, которая была отсталой аграрной страной еще в 80-х годах прошлого столетия и в которой было 40 миллионов жителей, сейчас насчитывает 80 миллионов населения и имеет высокоразвитые технологические отрасли экономики. Турция развила машиностроение и является одним из самых больших экспортеров в Европу электротехники, в том числе и телевизоров. То есть, в Турции это Соглашение сработало в том формате, о котором мы говорим, а на Украине — нет. Причина — неспособность украинских политических элит правильно это Соглашение применять.

Приватизация земли: как изменится Украина
Приватизация земли: как изменится Украина
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Кроме того, мы потеряли свои традиционные рынки, в том числе в странах СНГ, и не заместили их. И нынешняя деиндустриализация Украины является следствием этого. И теперь продолжаем бессмысленное движение в сторону промышленного безвиза с Европой, думая, что это даст какой-то импульс экономике. На самом деле это будет контрольный выстрел в рамках окончательной деиндустриализации нашей экономики.

- Что касается заявления Пристайко, действительно ли сейчас удобный момент для пересмотра Соглашения?

— Я считаю это заявление абсолютно политизированным. Украина имела политический шанс изменить условия Соглашения на фоне нидерландского референдума, когда Нидерланды внесли изменения в политическую часть документа. Тогда Украина могла в качестве ответного шага сказать, что раз вы нас отсекаете от политической части, мы хотим пересмотреть экономическую часть. И это было бы транспарентно. Но у нашей власти, которая тогда выпрашивала чуть ли не по 50 тысяч евро гранты в европейских странах, естественно, такой субъектности не было.

Если это заявить сейчас, это будет воспринято европейцами как абсолютно непонятное телодвижение со стороны украинской власти. В лучшем случае европейцы на это просто никак не отреагируют, в худшем — это вызовет у них раздражение. Если сейчас садиться за стол переговоров и менять Соглашение о зоне свободной торговли, то изменения должна утвердить каждая страна в отдельности.

Сделать это сейчас будет практически нереально, потому что в нынешних условиях каждая страна будет защищать свои интересы. И та же Польша или Венгрия с удовольствием заблокируют процесс имплементации этих изменений, потому что им нужно, чтобы украинские рабочие работали на их заводах, а не работали на украинских заводах, а украинская продукция продавалась в Германии. Они хотят продавать в Германии свою продукцию, поэтому будут категорически против.

Меня удивляет, что украинская власть делает заявления в рамках политизации некачественно и как-то интеллектуально ослабленно.

- Что же, по вашему мнению, должна предлагать Европе украинская власть?

— Я уже несколько лет говорю: то, о чем должна сейчас украинская власть договариваться с Европой, — это временное принятие программы «Всё, кроме оружия». Есть такие торговые программы, которые Евросоюз запускает в отношении бедных стран. И эти программы позволяют продавать на европейском рынке беспошлинно в рамках определенных квот любые товары, кроме оружия. Например, такие программы действуют в отношении Бангладеш. Бангладеш продает на европейском рынке товаров на 20 миллиардов евро, это примерно сопоставимо с экспортом Украины в ЕС. Из Камбоджи 60% экспорт идет в Европу, хотя в конституции Камбоджи нет записи про европейскую идентичность.

А вот Украина почему-то не может попросить такую программу для себя, хотя бы на период преодоления посткоронавирусного кризиса. Сказать, что мы не хотим у вас постоянно выпрашивать деньги — кредиты, гранты, транши, — мы хотим зарабатывать сами, просто дайте нам эту возможность, предоставьте такую программу на пять лет. Но никто об этом не говорит.