- Якуб, допускаете ли вы умышленное создание нового коронавируса? Или считаете слухи об этом конспирологией? Если вирус создавался умышленно, кому это могло быть выгодно? Какие цели преследовались? Что вы думаете по этому поводу? Может быть, у вас есть своя теория?

— Все ведущие державы мира ведут работу над биологическим оружием, так что гипотезы об умышленном создании коронавируса отбрасывать нельзя — вполне возможно, что он был создан в лаборатории. Другое дело в применении — если это не несчастный случай, то мы имеем дело с самой большой биологической атакой в истории человечества, фактически с первой мировой биологической войной.

С точки зрения опыта конфликтов XX века сложно себе представить такую возможность, но, как известно, генералы, а с ними и общественность, всегда готовятся к прошлым войнам — суть инновации именно в том, что данный случай происходит впервые. Если это так, то сложно ожидать, что кто-нибудь добровольно признается, так как постепенно политическая плоскость эпидемии все больше отрывается от эпидемиологической и начинает жить своей жизнью — все ведущие мировые державы используют происходящее в своих собственных целях.

Апокалипсис через интернет. Если бы я был миллиардером
Апокалипсис через интернет. Если бы я был миллиардером
© REUTERS, Dado Ruvic/Illustration/File Photo

Так уж устроен мир, что как отдельные люди, так и государства видят чужую беду как возможность заработать очки — так было во время всех войн и эпидемий. Чтобы этого не было, нужно бы отменить человеческую природу и механику международных отношений. Допускаю, что у ведущих мировых держав имеется еще много такого рода вирусов, и не исключено, что в XXI веке нам и вовсе придется привыкать к жизни в режиме санитарной катастрофы.

Если эпидемия была спровоцирована намеренно, то необязательно государственным актором. Вполне может быть, что это дело рук какой-нибудь транснациональной компании или очень амбициозной и влиятельной личности — технически это вполне возможно, и объяснения требует всего лишь вопрос мотивации. Если оторваться от христианских догм и гуманистических ценностей, в которых мы все воспитаны, если посмотреть на мир с точки зрения какого-нибудь жаждущего абсолютной власти и сверхприбыли нью-йоркского демиурга капитализма, то все логично: если убрать всех или хотя бы очень многих старых и больных, то бизнес пойдет лучше. А если к этому всех остальных держать в состоянии перманентного страха, то вообще отлично. Так что вполне возможно, что мы присутствуем при рождении совершенно нового качества миропорядка, в котором государства и международные институты и организации оказываются совершенно беспомощными, а массовые эпидемии и другие подобные явления становятся обыденным инструментом управления миром.

Ведь посмотрите на ситуацию с точки зрения коронавируса как живого организма (самостоятельного или используемого кем-то): он сильнее любого государства, компании, религии или идеологии: за несколько месяцев он получил власть в глобальном масштабе и управляет поведением миллиардов людей, вытеснив все известные нам структуры и институты. Что такое государство, даже такое мощное, как США, в сравнении с коронавирусом? Что тут может ООН или ЕС? Вот масштаб вопросов, которые стоят перед нами в связи с эпидемией.

- Если вы считаете, что вирус — естественного происхождения, то кому выгодно разгонять информацию о его искусственном происхождении?

— На нынешний момент все ведущие державы мира пытаются использовать ситуацию в своих интересах, и, естественным образом, Китай и США, как две самые сильные страны в мире, делают это интенсивнее всех. Не секрет, что XXI век пройдет под знаком китайско-американской конфронтации, ставкой в которой является глобальное лидерство, и любой вопрос международной повестки будет ими использоваться для того, чтобы уменьшить шансы противника на успех.

США, как декадентская держава, имеют все мотивы для того, чтобы назначить Китай виновником катастрофы — вопрос не в том, будут они развязывать информационную кампанию против Китая или нет, а сколько людей поверит в нарратив Вашингтона. При этом нужно отметить разные плоскости американской пропаганды, она преследует три основных цели: собственное население внутри Америки, население внутри Китая и остальной мир, то есть население других стран формирующее то, что мы называем мировой общественностью, но которое не участвует напрямую в схватке за глобальное первенство.

Об этом можно сделать отдельное интервью, но если кратко, то совершенно понятно, что маклеру с Уолл-стрит и ковбою из Айовы совершенно не хочется бросать привычную сытую жизнь и идти воевать с китайцами ради достижения абстрактных для него геополитических приоритетов, сформулированных оторванными от реальности теоретиками стратегии в далеких вашингтонских кабинетах.

В своей схватке с Китаем США действуют в логике того, что теория международных отношений называет бюрократической парадигмой (по Максу Веберу): администрация формулирует собственные приоритеты, не связанные с реальными потребностями населения, и для их реализации подчиняет себе государство. Это случай многих режимов, и универсального способа избежать такого поворота событий человечество не выработало: американская администрация — это паразит, который пьет кровь американского народа, постоянно придумывая обоснования для собственного воспроизводства и разрастания. Если не будет войн и эпидемий, то американцы вдруг поймут, что содержание гигантской военной и административной махины не имеет никакого смысла.

Махина это допустить не может, и думаю, что коронавирус обеспечит ей сытые времена на много лет вперед. С точки зрения американских интересов, если бы коронавируса не было, обязательно надо было бы его придумать. Подчеркну: выход госбюрократии, сращенной с транснациональным бизнесом, это не уникально американская проблема, но у США, как у державы, страдающей излишней имперской растяженностью (imperial over-stretch), оно наблюдается сильнее всех. Третий Рим — это не Москва, а Вашингтон. Причем Рим на закате в тяжелой стадии институциональной и идейной дегенерации.

Для меня, как для человека западного по природе и убеждениям, это серьезная проблема. Я себя чувствую комфортно внутри Pax Americana и не хочу жить в мире китайского порядка и тем более в какой-то новой ипостаси концерта держав, который подразумевает усиление роли России, потому что живу в стране, которую американцы в первом эшелоне сольют Москве в обмен на какие-то эфемерные тактические приобретения. Польша в зоне торга, и поэтому лучше уж понятная американская гегемония, к которой за 30 лет мы уже привыкли, чем туманное будущее перехода из рук в руки. Тем более, что такие игры держав всегда в истории заканчиваются войной. Вспомните Первую мировую: ее никто не хотел, и в это же время она была неминуема.

Поэтому кризис американского лидерства, который если для кого-то еще был под вопросом, во время коронавируса стал вполне очевидным, для меня лично, для Польши и для Европы, очень плохая новость. Если американцы не найдут в себе силы для того, чтобы использовать эпидемию в интересах западной цивилизации, то они и станут ее гробовщиками. Надеюсь, что воинственные декларации Трампа в отношении Китая не являются всего лишь пустой риторикой и несут в себе настоящую волю действовать: иначе все мы уже скоро проснемся в мире, в котором коронавирус будет наименьшей из наших проблем.

- Какой версии о происхождении вируса придерживаются власти в вашей стране?

— Власти Польши ментально находятся в вечном клинче между «хочу» и «боюсь». Силы духа не хватает для того, чтобы воспользоваться ситуацией для того, чтобы провести внутри страны назревшие годами необходимые реформы и поднять статус страны в мире. Ведь это надо делать здесь и сейчас: конечно, ситуация сложная, но в международных делах не важны абсолютные величины, а реляция потенциалов, важно соотношение сил. Нам сложно, но нашим конкурентам еще сложнее, и это открывает уникальные возможности, шансы, которые появляются раз в поколение.

Я не говорю о том, что надо обязательно сразу присоединять Литву или делить Украину, но пространство для маневра открылось очень широкое. И чем занимаются наши политики, что делает армия? Вместо того, чтобы занимать Львов, Войско Польское тащит памперсы в дома престарелых. Это позор, которого будущее поколения нам не простят.

С 1939 года (когда, кстати говоря, тоже пропустили банкет) не было таких возможностей пошакалить в Восточной Европе, а мы переживаем, что кто-то на кого-то чихнет в метро. Это нация наследников гусаров и уланов? Не узнаю. Тем более что нас и так называют и всегда будут называть гиеной, шакалом и стервятником Европы. Раз так, то пришло время заслужить это имя поведением: пока мы слабы, репутация у нас и так никогда не будет хорошей, нас всегда будут обзывать и пинать, поэтому лучше стать сильными. Тогда все смогут думать что хотят, но говорить вслух побоятся.

Все равно какое-то количество людей умрут, и очень вероятно, что несколько стран в нашем регионе либо вовсе развалится, либо их суверенитет приобретет фиктивный статус. Совершенно не исключено, что после нынешней эпидемии Украина станет чем-то наподобие большого Косово или Боснии. А мы будем стоять в сторонке, стесняясь зайти вовнутрь процесса, и позволяя нашим соперникам поживится лучшими кусками и в лучшем случае довольствоваться обгладыванием костей, упавших с панского стола. Это тем более абсурдно, что коронавирус и так будет с нами навсегда и люди от него будут умирать несмотря ни на какие меры изоляции. Любой вирусолог скажет вам очевидную правду: часть населения умрет а часть приобретет иммунитет, но переболеть нужно всем, нет волшебного выхода из этой ситуации.

Что касается внутренних перемен, то сейчас самое время покончить с порочным наследием социалистического ига: под шумок коронавируса разрушить систему государственного здравоохранения и образования, пенсионную систему — все это сверхциничный обман и неработающий тупик, но у людей после XX века мозги промыты настолько, что политики боятся им это говорить вслух.

Пенсионный фонд опаснее русского империализма, а Национальный фонд здравоохранения страшнее гестапо — он каждый год убивает миллионы людей, взносы которых крадут или просто транжирят чиновники. Это, по сути, не взносы, это просто криптоналоги, которыми хищническое государство обложило граждан, которых воспринимает как крепостных холопов. Вот самое время закончить эту преступную фикцию. Но опять нет, будем туда вливать последние деньги, одолженные у будущих поколений, уничтожая шансы поляков на нормальную жизнь.

- В любом случае, объявленная ВОЗ пандемия меняет мир. В то же время цифры по заболевшим и жертвам вируса не такие страшные. На ваш взгляд, мог ли кто-то умышленно влиять на решение ВОЗ для решения своих глобальных задач?

— ВОЗ такая же международная организация, как и все остальные. Если везде коррупция и кумовство, то нет никаких логических предпосылок предполагать, что там-то сидят архангелы и святые. Опять-таки возвращаемся к бюрократической парадигме, но уже не на уровне отдельного государства но международной организации: техники отличаются, но логика остается такой же.

Если вы работаете в ВОЗ, тем более на руководящих должностях, то ваша задача не допустить до решения глобальных проблем со здоровьем, а делать так, чтобы их было везде как можно больше. Если представить себе, что ВОЗ вылечит все болезни мира, то зачем будет нужен ВОЗ? Как обосновать расходы на раздутые кадровые штаты, офисы, кьянти классико к прожаренному рибаю, кожаные салоны служебных "мерседесов" и длинноногих секретарш?

Жизнь международного чиновника сладкая и беззаботная и большинство из них — по крайней мере тех многих, с кем мне пришлось познакомится в жизни — абсолютно беспринципные люди. Им все равно, какой формальный предмет их работы — квоты на пшеницу, поголовье кабанов в Беловежской пуще или эпидемии. Нет вируса — нет работы, поймите это, пожалуйста, и ничему больше не удивляйтесь. В интересах ВОЗ, чтобы эта пандемия длилась бесконечно, и чтобы она сделала ее самой влиятельной структурой в мире. Поспорим, что еще год пандемии, и в ООН внесут резолюцию о том, чтобы уравнять ВОЗ в статусе с Советом Безопасности?

- Кто сейчас, по вашему мнению, извлекает политическую и экономическую выгоду из происходящего?

— Сейчас пользу извлекают производители алкоголя и зверушки, которые в кои-то веки отдохнули от компульсивной суеты хищных хомо сапиенсов и возвращают себе природу — мы с женой ходим на длинные прогулки 7-10 километров и практически каждый день видим зайцев, оленей и лосей, однажды даже бобра видели, первый раз в жизни. Природа становится собой, когда человек остается дома — в такой редкий момент мы видим, сколько уже уничтожили и сколько еще можем уничтожить, если не изменим свои экономические привычки, если не остановим безумный маховик гаргантюического консумпционизма.

В смысле традиционных категорий говорить про пользу трудно, но раз вы спросили, отвечу: парадоксально, пользу из самоизоляции извлекаем мы все — каждый человек по отдельности и человечество в целом. Посмотрите, сколько вещей, за которыми бегали в магазин, мы можем сделать или починить сами. Вот я себе штаны пошил, поверите? Как хорошо мы живем без огромной доли тех товаров и услуг, которые составляют объект нашей активности в так называемой обычной жизни.

Может, подышать свежим воздухом ценнее, чем купить очередную пару туфель, а традиционная простая еда вкуснее и полезнее, чем стандартизированная американская дрянь из порошка? Может, почитать книгу лучше, чем пойти в кино смотреть очередную голливудскую мишуру, про которую сказали в рекламе, что она «культовая» и что «смотреть обязательно»? Ничего не обязательно, и, на мой взгляд, парадоксально, что, когда мы сидим, закрытые дома, возвращаем себе давно потерянную свободу: оказывается, что очень многое из того, что делаем в привычном бегу, не нужно и даже вредно.

Если посмотреть с точки зрения не человеческой, а системной, то, конечно, на сегодняшний момент экономическую пользу извлекает Китай, который вернул экономику в нормальный режим и производит на всю катушку, в то время как ведущее страны западного мира уничтожают свои экономики карантином.

Более того, Китай смеет выступать в роли благодатного спасителя, высылая по всему маски, респираторы и другое производимое им медицинское оборудование. Воистину, чванская хуцпа коммунистических сатрапов из Пекина не имеет границ. Если мы хотим сохранить свои ценности и образ жизни, то надо защищаться: после коронавируса всем стало очевидно, что такое современный Китай, чего он хочет и как готов действовать, поэтому надо защищаться.

Каждый уважающий себя человек и каждая страна с инстинктом самосохранения должны отказаться от всего китайского: китайские товары нельзя покупать, их вообще нельзя пускать через границу. В настоящее время потенциал Китая (особенно если смотреть относительно к силе других держав) растет опережающими темпами и еще пару месяцев карантинного безумия и для закрепления за собой первого места в мире никакие танки им не будут нужны: великая стратегия экономического завоевания планеты осуществится, пока все мы будем сидеть дома. Для меня, как для человека, который считает, что коммунистическим режимам нет места в мире, это очень плохая новость.

А вот в том что касается политической выгоды, вопрос более сложный, он имеет философское измерение и останется с нами очень долго даже после окончания эпидемии. Посмотрите: во время карантина тестируется система тотального контроля и цифровой дрессировки населения государством.

Власть получила гораздо больше власти, чем она должна иметь, свобода человеческая ограничена в беспрецедентном масштабе и к тому же мы не знаем, какие из этих мер власть решит оставит навсегда. Все эти электронные пропуска, камеры наблюдения, отмены выборов, запреты ходить в церковь, работа на удаленке — это уже почти Оруэлл.

К сожалению, мы живем во время сбывающийся антиутопии, и мало сейчас сигналов того, что человечество проснется и вернет себе свободу: за последний месяц мы ее потеряли больше, чем за предыдущее несколько десятилетии. О таком режиме контроля над людьми Сталин мог бы только помечтать, а в нашей жизни это реальность. Так что карантин это мечта тоталитаристов — все они потирают руки, глядя на то, как легко в условиях XXI века превратить людей в стадо баранов.

- Согласны ли вы, что экономические проблемы и эпидемия паники могут принести гораздо больше проблем, чем сам вирус? И существует ли проблема выбора между жизнями людей и «жизнью экономики» — или он ложный?

— Паника в эру круглосуточного телевидения и массовых соцсетей — это вообще интересное явление. Ведь у каждого из нас есть выбор: поддаваться ей или нет, но в условиях, когда она стимулируется отовсюду, оставаться в трезвом уме становится все сложнее: посмотрите, как по-хамски в плане манипулирования сознанием начинают вести себя основные телеканалы, такого не было на моей памяти, это уже Иван Павлов в цифровом формате и глобальном масштабе.

И вообще очень грустно смотреть, как цинично ведут себя многие люди вокруг: посмотрите на поведение транснациональных корпораций, которые заставляют людей работать на удаленке. Лаврентий Палыч нервно курит в сторонке от стыда. Это же виртуальный ГУЛАГ. За два месяца реализовалась казавшаяся утопичной мечта эксплуататоров: стерлась граница между временем личным и профессиональным, между пространством дома и работы.

Оказывается, можно заставить людей быть на работе все время, и они еще будут этому радоваться. При этом фактически невозможно воспользоваться плодами своей работы, так как традиционные виды активности запрещены: люди не могут реализовать даже самые необходимые потребности, например, контакт с близкими или с природой. Оруэлл победил: мы видим зарождение нового человека, активность которого ограничивается круглосуточной работой с перерывами на очень плохую еду в доставке и снятие стресса просмотром порнухи (посмотрите статистику, я, когда это увидел, сначала не поверил, но это правда), бутылкой вина, избиением жены (опять посмотрите статистику) и несколькими сериями нетфликсовского сериала перед сном. И все. И так каждый день. Просто рай.

Что это, если не коллективная потеря разума, глобальное безумие? Но это реально происходит. Боюсь, что когда закончится карантин, мы выйдем в такой мир, в которым жить будет очень неуютно. Выплески накопленной агрессии гарантированы, и не факт, что они останутся под контролем внутри границ: возможны не только смены режимов, но и войны.

Если традиционная модель экономики умрет, я не буду ее жалеть, ее и так надо было менять, так как она привела человечество в тупик маниакального потребления, массового производства и консумпции огромного количества некачественных товаров и услуг, к вездесущей китайщине. Для меня еще с 80-х все китайское — символ плохого качества, но в глобальном масштабе такое восприятие уже скорее неактуально, причем не потому, что китайцы вдруг начали производить хорошо, а потому что продукция во всех остальных странах опустилась до их уровня.

Посмотрите отделку американских машин 60-х годов и сейчас. Потрогайте английский свитер дедушки или парижскую юбку бабушки и сравните с тем, что сейчас продают в магазинах под названием одежды. Иногда сложно поверить, что мы к этому пришли, такая огромная разница в качестве. Я надеюсь, что в результате кризиса (если он будет достаточно глубокими продолжительным) мы придем к смене экономической парадигмы и даже шире, к смене мышления: от количественного к качественному. Пришло время отказаться от порочной как в материальном, так и в моральном плане модели экономического поведения, которая уничтожает окружающую среду и редуцирует человека до состояния потребляющего автомата. Ведь посмотрите, что огромное количество не только товаров, но и услуг (например, финансовых) не имеет другого смысла, чем чистое потребление.

Зачем нам потребительский кредит? Если упростить цепочку, то в конечном итоге он служит Компартии Китая, которая аккумулирует добавленную стоимость от всего произведенного рабами международных корпораций. Эту цепочку нужно прервать, и надеюсь, что это произойдет. Нет времени обсуждать все отрасли экономики, но подумайте хотя бы про перспективы экологического сельского хозяйства, про шанс отказаться от химии и ГМО в производстве еды. Или про бытовую технику, качество которой становится просто удручающее низким. Действительно надо столько ездить и летать? И так далее во всех сферах. Производить и потреблять надо меньше, но лучше.

Я понимаю, что сейчас говорю как бесноватая Грета, но вот я первый раз в жизни почувствовал в городах свежий воздух, увидел этих прекрасных зверей, разгуливающих по полям, взглянул в чистое небо и почувствовал что-то прекрасное. Не хочу от этого отказываться.

Рар: Если в пандемию начнется разрушение государств, а это возможно, возникнет вопрос: зачем это было?
Рар: Если в пандемию начнется разрушение государств, а это возможно, возникнет вопрос: зачем это было?
© РИА Новости, Михаил Воскресенский | Перейти в фотобанк

- Можно ли уже говорить о контурах будущего мира — после коронавируса? Что глобально изменится: в отношениях государств, внутри обществ и для отдельной личности?

— Начинать нужно всегда с самого себя. Вот я сижу и отвечаю на ваши вопросы: в какой-то момент взял и выкинул суперсовременное кресло, сделанное полностью из искусственно созданных токсичных и неразлагающихся материалов и принес себе деревянный стул, оставшийся еще от прадеда.

Это символический шаг в будущее, это начало нового, и если оно произойдет в масштабе планеты (что маловероятно) или хотя бы Европы (что сложно, но возможно) или отдельной страны (что совсем вообразимо), то кризис окажется оздоровительным. К сожалению, это всего лишь один из сценариев, а их несколько, и пока мы находимся в процессе, не в состоянии понять, какой из них материализуется. Делать четкий прогноз тем более сложно, что он неминуемо будет иметь аксиологическое измерение, нормативный, а не чисто дескриптивный характер. А то, что хорошо для вас, необязательно хорошо для меня.

Итак, сценарий пессимистический: Китай усилится до состояния, в котором сможет навязать большинству населения планеты свои правила. Pax Americana разрушится, и мы переедем к Pax Sinica, то есть к цифровому варианту Советского Союза в глобальном масштабе. Я не думаю, что китайцам удастся долго удерживать свою гегемонию, созданный ими порядок будет слишком отвратительным, слишком противным человеческой сущности и вызовет массовую оппозицию, но даже сама попытка ее завести, будет очень неприятным периодом в истории человечества.

Сценарий оптимистический: отказ от культуры консумпционизма и создание новых, более оптимальных для жизни человечества идейных и организационных рамок существования. Этот сценарий в обязательном порядке требует принижения роли Китая, геополитической нейтрализации этой страны и дезактивизации ее амбиций и офензивного потенциала. Это тема для отдельного разговора, но если коротко, то это гибрид японского и немецкого сценария 1945 года, по возможности без войны.

В практическом плане, это независимый Тибет, Маньчжурия, Синьцзян и много еще другого интересного, особенно с точки зрения потенциальных приобретений России. Но это длинный разговор и не совсем ответ на ваш вопрос.

Сценарий инерционный: все вернется на обычные рельсы, и мы будем пытаться жить, как жили до пандемии, что рано или поздно приведет к очередному кризису, так как нынешнее устройство мира имеет крайне нестабильный характер, институты и законы устарели, не работают в смысле продуктивного решения накопливающихся проблем.

Это ведет к тому, что как государства и транснациональные акторы, так и отдельные люди решают вопросы каждый по-своему, что приближает нас к состоянию гоббсовской войны всех против всех. Так или иначе, мировая система нестабильная — по Дж. Миршаймеру, система с одним «претендующим гегемоном» самая нестабильная и конфликтогенная, а именно с такой системой мы имеем дело сейчас. Так или иначе, китайская проблема существует во многих измерениях и ее надо решать: она не ограничивается коронавирусом и не исчезнет вместе с ним.