Проблема обеспечения теплоэнергией остается одной из важнейших для Украины — как правительства, так и простых людей. Здесь замешены и доходы и большая политика, Поэтому и разговор с директором специальных проектов Научно-технического центра "Психея" Рябцевым мы начали именно с этого вопроса.

- Геннадий, граждане уже получили коммунальные квитанции за декабрь. Почему у немалого их количества квартплата за декабрь получилась не меньше, как обещал премьер-министр и президент, а даже больше, чем была раньше?

— Кабинет Министров отдал на места все полномочия, связанные с установлением тарифа на горячее водоснабжение и централизованное отопление. В большинстве случаев, чтобы этот процесс запустить, необходимо, чтобы коммунальное или частное предприятие теплокоммунэнерго, обеспечивающее теплом такой-то район или город, провело перерасчет, который должен быть обнародован. Также должны быть проведены общественные слушания. После них местный орган власти (горсовет или райсовет или сельсовет) на сессии утверждает тарифы.

Поскольку местный орган власти не работает постоянно, есть советы, которые не успели провести декабрьское решение. А оно — то есть постановление министерства развития громад и территорий — собой представляет изменения в методику расчета рекомендованных тарифов. Эта методика предусматривает ежемесячную корректировку тарифов на изменения цены природного газа. В структуре затрат на тепловую энергию порядка 70-80% составляет цены топлива. И в большинстве случаев топливо — это газ.

Специальные обязательства (по продаже энергоресурса населению и производителям тепла по льготной цене — ред.) были привязаны до 1 января 2020 к минимальной из четырех цен, которые выбирал для себя НАК «Нафтогаз Украины» и «Укргаздобыча», которые и реализовывали эти спецобязательства. Минимальная из четырех цен была максимальная, установленная Кабмином, усредненную цену установило Минэкономики, также была биржевая цена и цена на газовом хабе в австрийском Баумгартене.

Такой порядок действовал до этой недели. Постановление имени Алены Бабак (главы Министерства развития громад и территорий — ред.) обеспечило учет снижения цен в Баумгартене в октябре-ноябре прошлого года.

- Всё, значит, обставили задним числом?

— Да. Фактически это установило обязательства теплокоммунэнерго скорректировать тарифы на тепловую энергию и горячую воду за декабрь. Все эти январские платежки должны были прийти с корректировкой на более низкую стоимость газа по паритету импорта (постановление КМУ №187 от 22 марта 2017 года — ред.).

- И учет будет теперь проводиться ежемесячно?

— Нет, это разовое решение. После того, как в правительстве поняли, что они не смогут обеспечить выполнение обещания, которое было дано во время совещания у президента Владимира Зеленского в конце ноября 2019 года. Тогда премьер-министр Алексей Гончарук заверил, что уже этой зимой «для кого-то» тарифы подешевеют на 50%. В Кабмине поняли, что они разве что могут снизить сумму в платежках лишь за один месяц — за декабрь.

При этом, снова же, не все местные советы успели скорректировать тарифы в сторону снижения ввиду отсутствия сессий, на которых эти изменения приняли бы. А некоторые вообще не проводили корректировку. Потому что газ не является единственным топливом, используемым для генерации теплоэнергии. В Киеве, кстати, ТЭЦ-5 и ТЭЦ-6 работают на природном газе, а есть и ТЭЦ «Евро-Реконструкция», которая работает на энергетическом угле. Естественно, часть киевлян не получила сниженные платежки.

20 января Кабмин выпустил новое постановление, которое эти изменения не ограничивает декабрем. Чтобы они действовали на все время специальных обязательств до 1 мая нынешнего года. В чем его суть? В конце прошлого года было принято решение о введении страховой цены на природный газ, которая должна была действовать до 1 мая и которая страховала потребителей от неподписания контракта между «Газпромом» и «Нафтогазом» и от возможного скачка цен из-за форс-мажорных обстоятельств и в связи с необходимостью использования реверсных поставок.

Постановлением от 20 января решение о страховой цене отменяется и заменяется новой методикой, по которой цена на газ будет привязана к импортному паритету. Однако, уже не в Баумгартене, а в Амстердаме — в хабе TTF.

- Принципиальная ли здесь разница Австрия или Голландия?

— Как я понимаю, голландский хаб был избран потому, что там, в отличие от австрийского, биржевые котировки ниже.

В результате мы имеем возможность получения квитанций, суммы в которых будут ниже, чем ожидалось без этого постановления. Поскольку сейчас теплая зима, Европа запасла газ по максимуму — так как опасалась срыва сделки между «Газпромом» и «Нафтогазом», — плюс украинские газовые хранилища впервые за 4-5 лет заполнены также под завязку.

Все это позволяет правительству доложить президенту, что оно сделало все для того, чтобы снизить цены на природный газ настолько, насколько они хотели бы снизить.

- И насколько максимально может подешеветь газовый тариф?

— Даже таким образом цены на газ можно снизить максимум на 25%. А если так, то эти 25% нужно умножить на 0,8 и мы получим максимальное снижение, на которое могут пойти тепловики — где-то в размере 20%. Может, кому-то удастся снизить более, чем на 20%. Но у меня очень большие сомнения по этому поводу.

- Кто-то может возразить: «Пусть так, зато правительство хоть что-то сделало». Идет ли Кабмин в правильном направлении?

— Нет, я не могу сказать, что правительство предпринимает какие-то реальные шаги для исправления ситуации. Так как все эти действия — управление рынка в ручном режиме.

- Ах да, у нас же с 1 января должен быть запущен рынок газа без всяких регуляторов.

— Он должен был бы быть. Если бы не специальные обязательства.

- Мы гарантировали создать его в связи с евроинтеграцией. Европейский Союз может сделать нам замечания в связи с этим?

— Не думаю, ведь Киев расскажет, что государство сделало все, чтобы обезопасить население от проблем. Что эти меры временные и закончатся 1 мая.

Другое дело, что прописанная в спецобязательствах формула гарантирует получение сверхприбылей НАК «Нафтогазом Украины». Расчеты привязываются не к цене на газ на украинской границе, а усредненные котировки в Нидерландах. Понятно, никто оттуда не будет продавать нам газ и доставлять его сюда на реализацию. Там еще говорится о некоем спреде — а это разница между лучшими ценами на продажу и покупку — но какая методика его определения, я так и не понял.

Вдобавок, закладывается тариф на транспортировку этого газа до границы Украины через территорию, предположим, Словакии или других стран. Непонятно, почему. Вряд ли кто-то будет закупать газ, так как у «Нафтогаза» достаточно газа в ПХГ, приобретенного по цене ниже текущей, которая сформировалась на TTF хабе.

Это все напоминает формулы «Роттерам+» и «Дюссельдорф+», мы становимся свидетелями рождениями новой формулы — «Амстердам+». И мы никак не можем отказаться от этого «плюса». Меня удивляет, что после привязки к каким-либо индикаторам не отнимается какая-то цена, а добавляется.

Это можно было бы понять, если бы речь шла о рынке нефтепродуктов, поскольку мы 70% из них завозим. Но когда речь идет о природном газе, две трети которого мы производим, а треть приобретаем, то возникает вопрос: почему «плюс»? Ведь мы же используем наш газ. Причем, подчеркиваю, добытый государственной компанией!

- На днях была обнародована информация о том, что основные газовые месторождения Украины практически истощены до 90 процентов. Это может привести к снижению собственной добычи?

— Главные месторождения, что называется, находятся на поздней, завершающей стадии эксплуатации. Проблема в том, что в стране нет гигантских, больших месторождений природного газа. Мы максимум располагаем тремя источниками: малые и средние месторождения обычного газа, который концентрируется в «шапках»; несколько месторождений газа плотных песчаников — газ концентрируется не в «шапках», а распределен в пористых структурах, из которых он извлекается с помощью других технологий; морской шельф в районе Одессы — там есть привлекательные участки, которые можно разрабатывать для увеличения добычи.

Для того, чтобы получить энергоресурс из любого из этих трех источников, необходимо вложить средства. Газовая отрасль у нас инерционная, и нельзя в первый год профинансировать дело и получить сразу отдачу. Необходимо инвестировать на протяжении достаточно большого промежутка времени, эффект будет получен через 3-7 лет.

«Нафтогаз», по уставу компании и в соответствии с положением о его правлении, является обычным субъектом хозяйствования. Его основной целью является получение прибыли. А вкладывать деньги в развитие газодобычи, не получая быстрой отдачи, неэффективно для этой компании. Так что по вполне понятным причинам в новой стратегии «Нафтогаза» увеличение добычи не значится. Это справедливо для субъекта хозяйствования, так как значительно легче за рубежом купить газ с наценкой, которую можно положить себе в карман.

Это было бы все так, если бы «Нафтогаз» кроме получения прибыли не выполнял бы другие функции. В Европе, если это госкомпания, она помимо получения прибыли выполняет иные задачи. Например, на «Нафтогаз» можно было бы возложить функцию газовой самодостаточности. Но тогда необходимо, чтобы государство изменило уставные документы компании и включило этот пункт в обязанности членов правления. И чтобы, понятно, переформатировало состав наблюдательного совета, который сейчас является наблюдателем субъекта хозяйствования. Этот набсовет в большинстве своем из иностранцев и не делает ничего, что было бы направлено на соблюдения интересов украинского государства. Им пофиг, что у нас будет в ближайшее время и работают, несомненно, профессионально, но исключительно на себя.

- Набирает голоса петиция об отмене абонплаты за газ. Как заявляется, абонплату будут вносить даже те, кто не использует голубое топливо. Так ли это?

— Внедрение абонплаты — это одно из требований соглашения, еще подписанного экс-министром энергетики Юрием Бойко в 2012 году, когда Украина присоединилась к договору об энергетическом сообществе. Соответствующие требования были изложены в так называемом Третьем энергетическом пакете. Одно из них — разделение разного рода бизнесов, чтобы бизнес, связанный с распределением газа выделить из бизнеса по продаже газа.

Для этого нужно из суммы платежки выделить цену газа, как товара и тариф на распределение этого газа. А тариф вмещает в себя еще две составляющие: непосредственное распределение определенного объема в случае, если потребитель использует этот объем и так называемая плата за мощность. Она взимается, чтобы любой потребитель, у которого есть газовая плита, газовый котел или любое другое газовое оборудование, имел возможность в любое время этот газ купить и воспользоваться им.

Допустим, вы куда-нибудь уехали и в течение месяца газ не включали. Но, чтобы по приезду вы смогли пользоваться газом, вам необходимо платить. Иначе на вас мощности газа рассчитываться не будут. В этом суть платы за мощность — это ваша гарантия наличия газа.

Все зависит от количества клиентов — абонентов — распределяющей компании и от мощности их счетчиков, а не от того, в каких домах кто живет.

- Возможно ли провести махинацию с этой отдельной строчкой?

— Это не повышение тарифов, а просто разделение суммы в платежке. Но это разделение может оказаться повышением. Ведь все эти тарифы — на усмотрение местных органов власти, они должны обосновывать каждый тариф. Любые газсбыты и распредкомпании — это районный, областной, городской уровень. Обоснования должны быть в открытом доступе. Национальный же регулятор НКРЭКУ в любой момент может все данные уточнить, проверить и указать либо на несоответствие тарифа рекомендованному, либо на недостаточную обоснованность.

- Вы недавно упоминали, что модернизация теплосетей обойдется государству примерно в 30 млрд долларов. Пока об этом речи нет, а у нас постоянно рвутся трубы. Недавно затопило киевский ТРЦ «Ocean Plaza», и столичный чиновник сказал, что аварийная теплотрасса прошла испытания. Но всплыла информация и о нарушениях норм при прокладке труб и строительстве комплекса. Какие нарушения чаще всего встречаются при закладке трубопроводных сетей?

— Такие нарушения стали следствием отмены целого ряда санитарных и строительных норм и правил правительством Арсения Яценюка под предлогом декоммунизации. Тогда они (чиновники — ред.) сказали, что эти нормы и стандарты были разработаны при Советском Союзе. Мол, тогда это было нужно, а сейчас не нужно. И с момента отмены каждый делает все, что хочет.

Трубы же не выдерживают предельный срок эксплуатации, не проводится профилактика, диагностика, а те устанавливаемые трубы не соответствуют требованиям, которые должны выдвигаться к трубой тепловой сети. Кроме того, мощностей этих труб недостаточно, чтобы обеспечить новых клиентов.

Возраст коммунальщиков, которые закладывают трубы и устраняют поломки, довольно большой. Я почти никогда не вижу в работе молодых людей. Но кто-то же должен чинить и менять советское коммунальное хозяйство. Действуют ли еще учебные заведения, которые готовят кадров такой специализации? Словом, как у нас с коммунальным кадровым потенциалом?

Технических специалистов готовят образовательные учреждения 1-2-го уровня — разные техникумы и лицеи. И, действительно, специалистов очень не хватает. Этот пласт работников уничтожается в рамках так называемой децентрализации. Финансирование этих учреждений было передано на места, где, понятно, нет средств ни у кого. Они и закрылись.

А сделано это все было под следующим предлогом: мол, если у вас на месте есть большое предприятие, то его руководство должно быть заинтересовано в кадрах и должно финансировать эти заведения. Но ни одно из предприятий не заинтересовано в том, чтобы привлекать высококвалифицированных специалистов, потому что цены и тарифы в энергосекторе у нас определяются по затратному принципу. Ни одно ни коммунальное, ни частное предприятие в этой сфере не имеет стимулов к тому, чтобы сокращать собственные затраты и потери.

К примеру, есть труба горячего водоснабжения, она не теплоизолирована и становится ржавой, трескается, арматура протекает. И все эти потери разбрасываются на всех нас, и мы обязаны их оплачивать. А уменьшать потери — это не дело компании, она знает, что они все равно будут оплачены потребителями.

И потом, высокоопытные кадры не пойдут в эти предприятия на месячную зарплату в 4-5 тысяч гривен чинить оборудование в любую погоду и в ужасных условиях. Там остались те, кто дорабатывает — люди предпенсионного и пенсионного возраста. И через несколько лет, я думаю, и не будет каких-либо специалистов, которые смогут что-то толково отремонтировать.