- Елена Петровна, расскажите, пожалуйста, как Вы оцениваете прошедшие выборы, прошедшие в условиях, когда более 1,5 миллиона граждан Украины лишили права избирать власть?

— Так уж вышло, что в Верховную Раду Украины пришли те люди, которые даже не вникают в те нормы закона, которые принимали ранее. Они приняли, к примеру, закон о перемещении граждан еще в 2014, где предусмотрели пункт, по которому все внутренне перемещенные лица имеют полное право принимать участие в избирательном процессе: парламентских, президентских и местных выборах.

Однако спустя полгода депутаты принимают новый закон, где отменяют то, что приняли ранее, и по которому на местные выборы могут прийти только те лица, которые зарегистрированы по паспорту, и более того с обязательным предъявлением документа. Вот эти две нормы закона власти решили использовать на свое усмотрение. К сожалению, наша Центральная избирательная комиссия своевольно, в нарушении всех мыслимых и немыслимых норм, по договоренности с главами администраций Луганской и Донецкой области, решила, где она будет проводить выборы, а где — нет. А ведь местные выборы должны были пройти даже на неподконтрольных Украине территориях.

- Ваша реакция последовала сразу?

— Разумеется. Мы уже обратились в Высший административный суд с целью признать действия ВР неправомерными, и одновременно обратились в Высший конституционный суд Украины, где будем оспаривать эти «псевдовыборы» с беспрецедентно низкой явкой.

Елена Бережная: Надо покаяться перед детьми и стариками Донбасса

- Елена Петровна, а как Вы думаете, эти 1,5 миллиона человек, они смирились с тем, что их право попрано? Будут ли он обращаться в суд самостоятельно или народу совсем не до того?

— Кроме возмущения и негодования, активных действий со стороны этих людей практически нет. Я вам объясню, почему: переселенцы разбросаны по разным городам Украины. У них на сегодняшний день никакой объединительной организации, защищающей их права, попросту нет. Переселенцы, среди которых множество моих друзей и знакомых, озабочены сугубо материальными проблемами выживания.

Большинство из них работают на двух, трех работах, как правило, неофициально, с зарплатами в конвертах (как, впрочем, тут было всегда). Причем, в отношении граждан из Луганска и Донецка существует откровенная дискриминация: их сразу же предупреждают, что будут платить в разы меньше лишь только потому, что они — из Донбасса.

К тому же, если у человека есть даже справка о том, что он переселенец и отметка миграционной службы, этих несчастных и обездоленных людей, потерявших имущество, близких, все равно унижают. Вдобавок, наш Кабмин цинично обвиняет многих жителей Луганской и Донецкой области в «пенсионном туризме», устраивает «облавы» с милицией, организуя проверки — действительно ли тут проживают граждане Донбасса.

- Но ведь у нас никто не отменял закона о свободном месте проживания, насколько я знаю, человек имеет право жить там, где он считает нужным, а не по месту прописки?

— Конечно, это чистой воды дискриминация. Причем, те условия, которые создали на территории Луганской области, вполне можно назвать «гетто». В это понятие входит и экономическая блокада, и невозможность получать пособия и пенсии, да и просто жить без контроля властей. У нас есть такой городок, называется Счастье, который расположен всего в 20 км от Луганска, но в него можно было попасть только через Россию.

Мост был длительное время заминирован батальоном «Айдар», и до сих пор не разминирован до конца. Для того чтобы проехать, а это всего лишь 20-километровый маршрут, люди вынуждены тратить по шесть-восемь часов, чтобы объехать или проехать блокпосты, причем многое тут зависит от того, на какой блокпост попадешь. Так фашисты не поступали в свое время.

Елена Бережная: Надо покаяться перед детьми и стариками Донбасса

Я хочу вам сказать, что Высший административный суд Украины, куда мы регулярно обращаемся, находится под колоссальным давлением. До сих пор в отношении целого ряда судей ВАСУ и ВКСУ возбуждены уголовные дела. Генпрокуратура у нас четко следует приказам, поступающим из Администрации президента и Верховной Рады. Нынешняя ВР ведь не делает ровным счетом ничего полезного, кроме разжигания ненависти. К сожалению, до качественной перезагрузки парламента, вряд ли что-то будет решаться в Украине в правовой плоскости.

- Елена Петровна, а Вы сами за кого голосовали?

— Я, наконец, получила киевскую прописку и, конечно, голосовала. Я знаю очень многих людей, которые пришли в Партию социалистов, сегодня в ней состоят идейные, молодые люди, которые не «скакали» на майдане и хотят реально преобразовывать страну. Свой голос я отдала за социалистов, хотя понимаю, что бренд не раскручен, денег у них нет, но идеологически мне эта партия близка и понятна.

Думающие люди, которые видят, что происходит в стране, что делается с необоснованными тарифами, инфляцией, безусловно, ищут альтернативу. Я была уверена, что киевляне более активно проголосуют за Татьяну Монтян, которая даже создала целые структуры для контроля ЖКХ, но, увы, Татьяна получила мало поддержки на мой взгляд.

Мне очень близки люди, которые во всем калейдоскопе партий не нашли вообще никакой политической силы и просто испортили бюллетени. Вы вдумайтесь! Такого в Украине никогда не было за все годы независимости: испорчено и перечеркнуто 2 миллиона бюллетеней! То есть, по сути, 2 миллиона человек не поленились прийти на выборы, зайти в кабинки, чтобы просто перечеркнуть эти бумажные «полотенца» или написать весьма нелицеприятные эпитеты в адрес кандидатов. Это говорит о недоверии народа к власти, о деградации власти как таковой.

- А «Оппозиционный блок»? Они возрождаются, как птица Феникс…

— Я считаю «Оппозиционный блок» партией, предавшей своих избирателей. На мой взгляд «Оппозиционный блок» не есть альтернатива действующей власти, которую иначе, как «ликвидационной комиссией по Украине», я не могу назвать.

- Как в дальнейшем действующая власть, которую тут называют «похоронным бюро», «комиссией по ликвидации Украины», как Вы образно сказали, поведет себя? Будет ли какая-то реакция на это презрение со стороны народа?

— У Марины Цветаевой есть такая строчка стихотворения, которое она писала в Чехии, в тот момент, когда фашисты взяли Судеты: «Пока во рту народа — слюна, вся страна вооружена». Сейчас эти строки очень актуальны для Украины. Накопление неприятия власти народом подтверждается выборами: ту слюну, которая накопилась, горечь от действий Петра Порошенко, ее просто сплюнут. Увидите, люди уберут эту власть без всякого оружия.

Елена Бережная: Надо покаяться перед детьми и стариками Донбасса

А в ближайшее время, я уверена, снимут премьер-министра Арсения Яценюка. Уверена, что уже скоро станет ясно, в чьи руки попадет Одесский припортовый завод и вся инфраструктура одесских морских кампаний, хотя уже сейчас очевидно, что они будут в руках американцев. Украину сегодня рассматривают исключительно как объект для обогащения американского истеблишмента.

Если взять ту же блокаду Крыма, то ведь и она также попадает под определение геноцид. В Крыму проживает 300 000 татар. И инициатор блокады Мустафа Джамилев, как безумный безнаказанный деспот унижает своих же граждан! Я недавно была на приеме в посольстве Германии, спрашивала там немцев: «А если, к примеру, ЛЭПы взрывали бы между Бельгией и Францией? Вы рассмотрели бы это как теракт и не меньше». От меня отворачивали глаза.

Наказывать свой же народ, который лишь не хочет принимать антинародную власть, который понял ее гнилую суть, подлость, могут только низкие ущербные люди. Цинично, когда правительство принимает решения о запрете полетов над Российской Федерацией. Если честно, то я до последнего момента была уверена, что Петр Порошенко наложит вето на это решение. Знаете, когда я наблюдаю за Яценюком, то вижу, что в премьер-министре Украины уже почти нет ничего человеческого. Это злобная механическая кукла в руках Запада, которой абсолютно чужд гуманизм.

- А как Вы думаете, люди сегодняшней Украины понимают, что призывая обвинять в своих бедах Россию, их просто вводят в заблуждение?

— У психиатров есть такое понятие — пограничное состояние и психоз. Наша власть довела людей до неадекватного состояния, используя серьезные технологии. Людей уже перевели в состояние психоза, при котором народ теряет способность к анализу и к признанию собственных ошибок.

В отношении России за эти два года очень ловко перевернули матрицу: все у нас плохо, но в этом виноваты не мы, а виновата Россия. «Агрессия исходит от скудоумия», это говорил еще Федор Михайлович Достоевский. Согласитесь, очень удобно управлять людьми, которые не хотят думать, не хотят анализировать собственные действия. Но я вижу настрой людей в Киеве: здесь, наконец, появляется шанс на прозрение.

- Хотелось бы в это верить.

— На самом деле, на каждом из нас есть грех произошедшего на Украине: кто-то виноват своей агрессией, кто-то, наоборот, безразличием и конформизмом. Ведь, пока разворачивался майдан, Юго-Восток не проводил серьезных гражданских акций и упустил шанс на мирный протест. На юго-востоке были мирные механизмы для решения судьбы страны в правовом поле, но ими не воспользовались из-за алчности, глупости, самонадеянности местных властей.

Сегодня люди должны понять, что без денацификации дальнейшее развитие Украины невозможно. Возьмите ту же Одессу, как бы Саакашвили не выпрыгивал из своих штанов, но не хотят его одесситы, как и его протеже Сашу Боровика. К слову сказать, по событиям 2 мая в Доме Профсоюзов, мы направили материалы в Международный уголовный суд и по всем фактам украинского беспредела подаем в Мониторинговую комиссию в ООН.

Елена Бережная: Надо покаяться перед детьми и стариками Донбасса

- Вас многие обвиняют в сепаратизме, и в тоже время ваш Институт политики и права добился в суде решения о неправомочности экономической блокады Донбасса. Насколько мне известно, действующая власть не намерена выполнять решение суда.

— Сегодня обычное здравомыслие и критика власти квалифицируется как сепаратизм. Эти обвинения беспочвенны, как минимум. Но уже видно, что власть не сможет удержать народ в его понимании и видении ситуации. Для добровольного исполнения решения суда о снятии блокады есть срок — 10 дней, и тот закончился. Ни одному жителю регионов, подвергнутых блокаде, деньги не перечислены по сей день.

Причем, в Украине намерено дезинформирует всю общественность, на всех каналах, что некому туда возить деньги, и что, мол, там нет банкоматов. Хочу заметить, что невозможно уволить и запугать всех судей, невозможно на всех оказывать беспрецедентное давление, как это делается сегодня на Украине. Судебные решения во всем мире подлежат исполнению.

- Но Украина — это особый случай.

— Банковские карты луганчан не заблокированы, так что и с этой особенностью мы покончим. У меня есть один истец: это старик, которому 93 года, он бы ранен под Полтавой, прошел всю войну до Берлина и как ветеран имеет пенсию 6000 гривен. Представьте, как инвалид войны, после блокады, дед не может получать свои деньги, так как счета открыты на подконтрольных Украине территориях.

Таких людей тысячи, кто не может даже выйти из дому, не то, чтобы ездить, да еще с такими трудностями! На моих глазах выросли детки, которым уже по два годика, а их родители не получили от Украины ни копейки детских денег и пособий. Все механизмы исполнения этого решения есть! Хочу еще обратить внимание на 8-й пункт Минских соглашений: транспортная и экономическая блокада должна была быть снята до выборов, но этого не произошло.

- Елена Петровна, а как сегодня живут люди в Луганске?

— Очень трудно. В городе открыли бесплатные столовые, где кормят обездоленных, униженных земляков. Мой старший брат никуда не уехал: ему 74 года, и он не захотел покидать свой дом, огород, не оставил свое тепличное хозяйство. У него огромная собака, которую тоже не бросил. И таких, как мой брат, очень много. Есть еще люди в Луганске, которые занимаются благотворительностью: одна из моих знакомых открыла сеть хлебопекарен, где начали печь хлеб и просто раздавать его жителям. Начинают, правда, понемногу, работать предприятия, открылись школы, больницы — медленно, но жизнь восстанавливается.

Елена Бережная: Надо покаяться перед детьми и стариками Донбасса

- Елена Петровна, Вам удается донести свою точку зрения, к примеру, на украинском ТВ?

— Увы, меня на украинское телевидение практически не приглашают. Однажды позвали просто в качестве гостьи в студию к Савику Шустеру, но мне там сказать ничего не дали и пришлось просто крикнуть что-то со своего места, после чего Шустер меня просто отчитал. А когда у власти была « Партия Регионов», то Савик приглашал в студию мою дочь Ирину Бережную регулярно, а теперь, как видите, нас никуда не зовут.

Украинские каналы, за редким исключением, превратились в человеконенавистнический рупор, который остановить довольно-таки сложно. На мой взгляд «кровь» во многом на руках журналистов, которые презрели все мыслимые и немыслимые каноны чести, журналистской этики, начиная от Мустафы Найема и заканчивая целым рядом других пропагандистов информационной войны.

- Это можно исправить, как думаете?

— Без покаяния Украины перед детьми и стариками Донбасса не будет ничего, никакой новой жизни, никакой «сшитой» наспех « Единой Украины». У нас на востоке бурлит настоящая общинная жизнь, где люди помогают друг другу ежеминутно, ежечасно. И даже когда из Дебальцевского котла выходили поверженные солдаты ВСУ, луганчане их жалели, давали воды и кормили. Наши люди не растеряли милосердия и, может быть, в этом наше отличие между Юго-Востоком и остальной Украиной. У нас нет ненависти к простым людям.

- Елена Петровна, о чем Вы сейчас мечтаете? Как при таком сильном нервно-эмоциональном напряжении отдыхаете, расслабляетесь?

— Очень хочу, чтобы украинцы честно взглянули как на свою историю, так и на свое настоящее. Свобода человека, это, во-первых, любовь к ближнему, но не пафосная, а конкретная, прикладная. Ведь сколько ни ходи в церковь, синагогу или мечеть, но если ты презираешь людей за то, что они думают не так, как ты, то шансов на будущее Украины, как благополучной страны, очень мало.

Украинский народ миролюбив и не агрессивен, поэтому мечтаю, чтобы ушла эта безумная власть (это произойдет), а люди вернулись к себе, своему естественному корню. Украина заболела. Это очевидно и так бывает. Представьте, что в семье, сын, к примеру, оказался наркоманом. И вот можно по-разному эту проблему решать: давать деньги на наркотики или начать через тяжелую ломку и психологическое воздействие лечить.

Что касается отдыха… Силы мне придает общение с дочерью Ириной, любимой внучкой. От нее исходит сильная энергетика и к тому же она занимается балетом и водит меня на все спектакли в Оперный театр. Я очень люблю природу, люблю почитать хорошие иронические тексты, сходить на выставку, послушать хорошую музыку, когда есть время, пишу посты в Facebook.

Пока не отменили рейсы, мы с Ириной летали в Москву и обязательно ходили в театры, на концерты и просто наслаждались городом. Я уверена, что Украина без России невозможна, и скоро все безумие, навязанное нам англосаксами, по принципу «разделяй и властвуй», закончится.

Полина Орловская