Поисковые системы по первому же запросу выдают россыпь статей и заметок, на все лады пересказывающих легенду о том, как сечевые казаки под предводительством атамана Ивана Сирко в 1646 году вместе с французами прославленного принца Конде осаждали город Дюнкерк, снискав под его стенами вечную славу.

Эта версия нашла свое отражение и в монументальном двухтомнике «Казаки в Тридцатилетней войне», вышедшем в Риме в 1983 году за авторством Александра Барана и Георгия Гаецкого. Даже англоязычная Википедия в своей статье «Ivan Sirko», снабженной ссылками на ряд позднейших украинских исследований, прямо указывает, что атаман «served in Cossack regiments in France and participated in the siege of Dunkirk». 

Исторические мифы: украинцы всегда стремились к независимости. Казус Капниста
Исторические мифы: украинцы всегда стремились к независимости. Казус Капниста
© crimeanblog.blogspot.com

Порой на просторах интернета можно встретить настоящие «городские легенды» — так, например, ряд ресурсов утверждает, что во время своего визита в Киев в 1966 году Шарль Де Голль говорил: «Я хотел бы побывать на могиле Ивана Сирко, Национального героя Франции». В ответ, как утверждают авторы материалов, президенту сообщили, что Сирко похоронен в селе Капуловка Днепропетровской области. После чего Де Голль вместе с супругой отправился возлагать цветы на могилу легендарного атамана. Никаких документальных подтверждений этому, конечно, нет, да и ресурсы, опубликовавшие это сообщение, транслируют, мягко говоря, весьма специфическую информацию. Тем не менее, история с французским президентом, скорбящим на могиле казацкого атамана XVII века, прочно вошла в народную память, заняв свое почетное место рядом с другими подобными байками.

Дошло до того, что некоторые горячие головы совершенно серьезно тиражировали слух о том, что во Франции, под Дюнкерком, якобы стоит памятник запорожским казакам! Как это нередко бывает, нашлись гражданские активисты, которые под эгидой общества «Франция — СССР» делали официальные запросы в мэрию Дюнкерка и в «Национальную палату исторических памятников и мест Франции» с целью выяснить, что же там с памятником и есть ли он вообще. Увы, французская сторона без всякого сострадания развеяла надежды апологетов легенды — ни памятника, ни какого-либо упоминания о чем-то подобном в старинном городе Дюнкерке не обнаружилось.

Истории о французской кампании запорожских казаков, к слову, существенно разнятся между собой, напоминая детскую игру «испорченный телефон», так что даже тому, кто не подвергает сам факт похода какому-либо сомнению, становится не ясно, что же на самом деле там случилось. А если не было никакого похода, то откуда же взялось все это обилие цифр, данных и цитат? Давайте разбираться. 

День в истории. 30 января: Поляки разгромили будущего союзника Богдана Хмельницкого
День в истории. 30 января: Поляки разгромили будущего союзника Богдана Хмельницкого
© militaryarms.ru

Атаман Иван Сирко (1605 — 1680) — одна из виднейших фигур военной истории Украины. Однако нам до сих пор практически ничего не известно о его биографии до 50-х годов XVII века. Некоторые подробности его жизни стали достоянием фольклора, однако почерпнутые из народного творчества сведения практически невозможно опровергнуть или подтвердить с точки зрения исторической науки. История об участии отряда Сирко в осаде Дюнкерка в 1646 году является одним из наиболее ярких примеров проявления такой «народной памяти».

Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что корни этой украинской истории уходят прямиком во Францию, а именно — в 60-е годы все того же XVII века, когда вышла в свет книга Пьера Шевалье, посвященная жизни и деятельности графа де Брежи, французского посла в Речи Посполитой. В своем произведении, помимо прочего, автор указывает, что посол способствовал найму запорожских казаков для службы в войсках французской короны.

Другим столпом легенды о французской эпопее Сирка является выдающий историк Николай Иванович Костомаров, написавший: «Хмельницкий (…) был во Франции, где совещался с графом де Брежи, назначенным послом в Польшу, относительно доставки казаков во французское войско. Затем 2400 желающих отправились во Францию и в 1646 году участвовали в сражении во время захвата Дюнкерка у испанцев». Характерно, что цифра «2400» встречается в работах других украинских историков, которые, словно, попросту взяли ее у Костомарова.

Украинские исторические мифы: запорожец Иван Сирко – «национальный герой Франции»
Третьим человеком, внесшим существенный вклад с жизнеспособность легенды о французском походе, стал историк Илья Баршак (Илько Борщак) опубликовавший в 1922 году в Варшаве работу «Казаки Хмельницкого под Дюнкерком». Борщак, по его собственным утверждениям, опиравшийся на данные французских архивов, приводил письма посла де Брежи к кардиналу Мазарини, в которых подтверждался факт найма казаков на французскую службу. В частности, в письме от 11 марта 1645 года говорилось: «Уже три дня, как полковник Хмельницкий в компании старшин Сирка и Солтенко выехали в Гданьск, направляясь в Париж».

При этом Михаил Грушевский, которого нередко называют отцом украинской исторической науки, в своей хрестоматийной работе «История Украины-Руси» попросту игнорирует тему французского похода казаков. Не упоминают о нем и некоторые авторитетные исследователи, занимающиеся именно вопросом истории казаков, хотя им, без сомнения, известна и работа Борщака, и произведение Шевалье.

Первый серьезный удар по легенде нанес в 70-е годы XX века польский историк Збигнев Вуйцик, работавший с архивами, на которые ссылался Борщак. Поначалу все шло хорошо — посол Брежи действительно договорился о найме людей на службу во французскую армию, а затем упомянутый отряд действительно был отправлен. Вот только речь в документах шла о поляках!

Самое интересное, что тот же Борщак приводил выдержку из номера «Газетт де Франс» от 19 апреля 1645 года, в котором говорилось, что «в Париж прибыли старшины польской инфантерии для службы у Его Величества». Он же нашел в архивах французского военного министерства бумагу, в которой значилось, что этими старшинам были «господа Хмельницкий и Солтенко — старшины казацкие, и господин Пшиемский — полковник польского короля».

День в истории. 27 февраля: поляками убит Иван Богун
День в истории. 27 февраля: поляками убит Иван Богун
© commons.wikimedia.org, Arthur Orlyonov

Первое, что бросается в глаза, — отсутствие среди командиров Ивана Сирка, которому приписывают чуть ли не главенство над всем отрядом. Неужели потерялся по дороге в Париж? Или, скорее, его там просто не было? Кто такой Солтенко, тоже совершенно не ясно, и единственный, кого мы можем идентифицировать, — это Богдан Хмельницкий. Да, тот самый. Факт его пребывания во Франции находит отражение в ряде синхронных источников, да и сам Богдан впоследствии, при встрече с французским послом, отмечал, что действительно бывал во французской стороне по служебным делам. Но участвовал ли он в осаде Дюнкерка? Источники указывают на то, что в 1645 и 1646 годах будущий гетман планировал акции против крымских татар, о чем вел переговоры с польским королем, и сам находился в Речи Посполитой.

Таким образом, вероятнее всего, визит Хмельницкого во Францию был относительно коротким, и он едва ли мог принимать участие в таком длительном предприятии, как осада.

С Хмелем выяснили, но что же Сирко? 

Сам по себе факт его отсутствия в перечне нанятых офицеров ни о чем не говорит — вот Богдан, например, там есть, однако Дюнкерк он осаждал очень вряд ли. И здесь крайне характерен один момент — уже на закате жизни атаман любил вспоминать свои былые походы и припоминал, в частности, поход на Трапезунд в конце 20-х годов, в котором участвовал вместе с Хмельницким. Не Бог весть какая операция, однако Сирко ее помнил. А вот Дюнкерк, где он якобы сражался под знаменами великого Конде, — нет.

С чего же тогда историки приписывают Ивану Сирку участие во французском походе?

Ответ на этот вопрос нам может дать письмо от 1 сентября 1646 года, адресованное кардиналу Мазарини, в котором упоминалось, что из Речи Посполитой во Францию прибыл отряд из 10 рот, которым командовали уже знакомый нам поляк Пшиемский и французы Сиро и Камбрэ. Таким образом, вероятно, что французский барон де Сиро усилиями некоторых украинских историков и энтузиастов стал ассоциироваться с легендарным атаманом Иваном Сирко.

Все эти сведения дают нам косвенное подтверждение, что атаман Сирко, если и был в указанные годы во Франции, то уж точно отрядом не командовал и Дюнкерк не осаждал. Но мог ли чисто теоретически он там оказаться?

В России появилась первая биография обличителя украинского сепаратизма – Николая Ульянова
В России появилась первая биография обличителя украинского сепаратизма – Николая Ульянова
© Public domain

Да, вполне. Как и могли быть в составе польского отряда украинские казаки, которые действительно регулярно отправлялись на службу в качестве наемников. Другое дело, что их не могло быть много, и уж точно они никак не могли составить весь отряд численностью в 2400 человек. Для сравнения: численность реестровых казаков, состоявших на службе у польского короля в те годы, составляла 6000 человек. Возможно, указанными поляками могли быть «лисовчики» — легкая иррегулярная конница, пестрая по своему составу, чья тактика была схожа с казацкой. Это могло стать изначальным поводом для путаницы, допущенной Шевалье, для которого все подобные войска из тех мест были «казаками». 

Что же касается Илько Борщака, опубликовавшего свой труд в 1922 году, то, вероятно, он пошел на осознанную мифологизацию из патриотических побуждений.

Проект независимого украинского государства, в дипломатических органах которого он подвизался, потерпел крах. В том числе и потому, что не нашел поддержки у победителей в Первой мировой, прежде всего французов. В Европе слабо представляли себе, кто такие украинцы и чего они хотят. Вот и могла появиться идея привязать запорожских казаков к знаковому эпизоду европейской истории, известному широкой публике по роману Дюма. 

А кроме того, пережив крах национального проекта, апологеты украинской идеи отчаянно нуждались в глотке «живой воды», которая могла бы поддерживать в их сознании чувство гордости за свой народ и надежду на то, что однажды он обретет государственность. Вот тогда крайне удачно и подвернулась история с Дюнкерком.