Что значит правильное воспитание

Официальная биография великого князя Константина Николаевича Романова хорошо известна. Углубляться в нее мы не будем. Скажем только, что везением и для него самого, и для всей России было назначение его воспитателем прославленного мореплавателя и полярного исследователя адмирала Федора Литке, известного своим твердым характером и высокими нравственными качествами.

Он сумел дисциплинировать и зашнуровать в «испанский сапог» ум своего воспитанника, который от рождения был существом пылким и гневливым. Эти качества будут сопровождать великого князя всю жизнь, а литкинское воспитание — их нейтрализовать.

Отец, император Николай I, видел Константина главой русского флота, и он стал им. В 23 года на посту главы морского ведомства заменил он князя Александра Меншикова, будущего неудачливого командующего русской армией в Крыму.

Красный крест родился в Крыму

Константин Романов, равно, как и жена его младшего брата Михаила, великая княжна Елена Павловна, проявил себя как самый горячий поборник прогресса и реформ для России в августейшем семействе.

Именно они помогли великому русскому врачу Пирогову открыть госпиталь в осажденном Севастополе, а сами с помощью знаменитого медика организовали первую в мире санитарную службу при войсках.

В то время, как в английской армии в Крыму прославилась уходом за ранеными одна лишь мисс Найтингейл, в русской армии прообразом Красного креста явилась Крестовоздвиженская община, давшая армии десятки медицинских сестер. 

День в Истории. В Луганске пущена первая домна британского флагмана екатерининской индустриализации
День в Истории. В Луганске пущена первая домна британского флагмана екатерининской индустриализации
© lugansk-lg-ua.livejournal.com | Перейти в фотобанк

Не вдаваясь в подробности, заметим, что покровительство Пирогову Константин Николаевич оказывал всю жизнь, размещая, в частности, в основанном им «Морском сборнике» не только специализированные статьи, но и ключевые педагогические работы Пирогова.

В начале 1856 года императором вместо скончавшегося Николая I стал Александр, получивший порядковый номер два, а со временем прозванный Освободителем. И, конечно, давно уже забыто, что настоящим идеологом прощания России с крепостничеством был младший брат царя.

«Вся Россия не забудет»

Еще в 1855 году он способствовал освобождению крестьян, которые находились под опекой морского министерства, и горячо убеждал старшего брата, что по восшествию на престол ему необходимо решить первым делом именно крестьянский вопрос, — без этого он, прогрессист, не видел движения России вперед.

Известны слова его в письме к кн. Барятинскому: «…необходимо изыскать новые и притом колоссальные источники народного богатства, дабы Россия сравнялась в этом отношении с другими государствами, ибо мы не должны далее себя обманывать, что мы слабее и беднее первостепенных держав, и что при этом не только беднее материальными способами, но и силами умственными, особенно в делах администрации».
Это было сказано 1857 году, когда император Александр было заколебался под давлением заматерелых крепостников. Даже зачаточный вариант реформы, пилотный проект ее, проводимый в Литве, был под угрозой прикрытия. 

Великий князь Константин срочно прервал заграничную поездку, в ходе которой он знакомился с новыми веяниями на флотах Англии и Франции, и примчался в Россию.

Следствием бурного разговора с братом стало придание Секретному комитету по подготовке крестьянского освобождения статуса главного. В 1860-м его глава князь Орлов отправлен в отставку, на его место император назначил брата Константина. Дело реформы пошло веселей, оно локомотивом потянуло за собой и другие преобразования.

Сам император Александр II в День объявления воли писал брату: «Я не забуду, и со мной, конечно, вся Россия не забудет, как способствовали в сем важном деле Ваше императорское высочество». И два десятка лет спустя император называл младшего брата «первым своим помощником в крестьянском деле».

«Теневой император». Кто создал топливное сердце и металлургические руки России

Флот как инкубатор реформ

О роли великого князя Константина в великих реформах 60-х годов можно (да, наверное, и нужно) писать книгу. Здесь же заметим только то, что, например, судебную реформу, важнейшую после крестьянской, начала реформа правовых отношений на флоте.

Константин вообще всегда так делал — будучи самодержцем в морских делах, он проводил реформу или нововведение в своем ведомстве, а затем, как-то так получалось, все министерства хотели провести у себя те же положения.

Введение в русском флоте судебного военно-морского устава, составленного по образцу французского, потянуло за собой реформу права в стране вообще.

На флоте же эта мера привела к полной отмене телесных наказаний (шеф русского флота был горячим их противником, считая, что они «рушат дисциплину и рвут живую связь офицера с нижними чинами») и резкому повышению окладов офицерам, что вернуло статус званию морского офицера. 

Константин Николаевич в своем ведомстве первым ввел гласность и свободу слова. Основанный им «Морской сборник» стал площадкой для высказывания свободных и смелых суждений, не все из которых могли понравиться тогдашнему обществу.

Как адмирал-генерал русского флота Константин Николаевич оказался незаменим для русской истории.

Потерпев поражение в Восточной войне 1853-1856 гг., Россия согласилась с уничтожением Черноморского флота и крепостей в этом регионе. Деятельность главы флота по возрождению (или, как говорили в те времена, воссозданию) флота была беспрецедентной.

Усилиями великого князя и его сотрудников был построен масштабный торговый флот на Чёрном море, со временем ставший основой будущего военного.

К тому же, справедливо полагая, что флоту на Черном море все равно быть, Константин Николаевич приказал строить канонерки и фрегаты на других морях. Он же настоял, чтобы специальным рескриптом императора Александра был заложен будущий броненосный флот России.

«Теневой император». Кто создал топливное сердце и металлургические руки России

Операция «Донбасс»

С восстановлением морского могущества России на юге связано и развитие старых флотских баз в Одессе, Николаеве, Херсоне.

Но, что еще важнее, видя нужды флота и Севастополя, великий князь Константин Николаевич разработал и блестяще реализовал план постройки английскими руками мощной индустриальной базы.

Эта база сегодня называется Донбассом. И в том, что во всех последующих войнах и научно-технических революциях у нашей страны было могучее топливное сердце и металлургические руки, заслуга шефа русского флота, брата императора Александра.

Это была поистине детективная история.

Константин отдавал себе отчет в том, что самой могучей промышленной державой мира является Британская империя, в просторечии — Англия. Надо у них учиться, надо привлекать их инженеров, их ученых, их капиталы в Россию. Но как это сделать?

Ведь в обеих странах еще не остыли страсти Крымской войны.

Были созданы две комиссии. Одна инженерная под руководством прославленного военного инженера Эдуарда Тотлебена, вторая военно-морская, которую возглавил один из пионеров строительства подводных лодок в России Оттомар фон Герн. 

Первый год Юзовки: как рождалось индустриальное сердце России
Первый год Юзовки: как рождалось индустриальное сердце России
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк

Они совершили несколько вояжей в Англию, где убеждали тамошних бизнесменов, что лучшего поля для применения талантов и капиталов, чем Россия, им не найти. Надо только в степях донецких, там, где много угля и железная руда, и доломиты водятся, построить крупный завод по производству рельсов. Рельсы же нам надобны, джентльмены, чтобы развивать свою огромную страну. А вам уже и строить «железки» негде. Так что по рукам?

В 1869 году в Лондоне было зарегистрировано британско-русское Новороссийское акционерное общество (НРО), в котором через подставных лиц, к слову говоря, поучаствовала и августейшая фамилия.

Осенью 1870 года британцы начали строительство завода, к 1873 году НРО начало выпуск рельсов, которые стали частью стратегической дороги Харьков — Севастополь (1875), металл и уголь Донбасса помогли дешево и быстро возродить Черноморский флот и крепости на побережье.

Но еще важнее, что эта дипломатически-промышленная операция стала основой для короткого, но плодотворного периода сближения Великобритании и России, которая получила и инженеров, и инвестиции, и период мира.

«Большая игра», соперничество двух империй, затормозилась, а когда возобновилась, Лондон уже не мог диктовать Петербургу свои условия с прежней спесивостью и бесцеремонностью.

С племянником не срослось

Великий князь Константин самовластно правил Морским ведомством почти тридцать лет — с 1853 по 1881 год. С 1863-го он возглавлял законосовещательный орган империи  —  Государственный совет. И, если бы можно было так говорить о схеме монархической власти, у империи в это время было два императора — один на троне, другой — за его плечом.

У Константина никогда не было цезаристских поползновений даже в мыслях. Себя он видел опорой трона, надежным помощником брата.

Племянник Александр, ставший императором после убийства Александра II, отправил дядю в отставку. Говорили, что он не мог терпеть известную всему свету любвеобильность главного моряка России. Но, думается, что на самом деле, будучи человеком невероятной властности, Александр III просто не хотел терпеть рядом с собой столь же властного родственника. Да еще с такими заслугами перед империей.

Константин Николаевич скончался в 1892 году. Память его и вся Россия, и Черноморский флот, и Донбасс могли бы почтить и более глубоко. Ведь модернизация страны в духе и масштабах вполне петровских — дело рук этого русского принца.