Первая мировая война, особенно после 1917 года, когда в России пало самодержавие, велась государствами Антанты как война идеологическая, война демократий против консервативных монархий. Последним в качестве характерных черт приписывались сословность, милитаризм и подавление гражданских прав и свобод.

Праздник на улице Вильсона

Концентрированным выражением этого мировоззренческого конфликта стал представленный 8 января 1918 года Конгрессу Соединённых Штатов проект мирного договора, разработанный президентом США Вудро Вильсоном, известный под названием «14 пунктов Вильсона».

Десятый пункт документа гласил: «Народы Австро-Венгрии, место которых в Лиге наций и которых мы хотим видеть огражденными и обеспеченными, должны получить широчайшую возможность автономного развития».

Как ни парадоксально, Австро-Венгрия, заинтересованная в прекращении войны, была готова реализовать этот пункт, а на украинском направлении даже сделала для этого конкретные шаги.

27 января 1918 года в Бресте был подписан сепаратный мирный договору между Украинской народной республикой и Центральными державами (Германией и Австро-Венгрией). Дополнительное секретное соглашение к нему предусматривало обязательство Австро-Венгрии до 31 июля 1918-го предоставить автономные права территории с преимущественно украинским населением — Восточной Галиции. Претворять обещание в жизнь двуединая монархия не спешила. Впрочем, УНР тоже не выполняла своих обязательств по поставке продовольствия, что и стало формальным поводом для Вены 4 июля аннулировать соглашение.

Галицкий знаменосец «великого русского идеализма»
Галицкий знаменосец «великого русского идеализма»
© Русские депутаты австрийского парламента в кругу своих знакомых. Д.А.Марков стоит в центре. 1907 г. Киевская мысль. Приложение. 1907. № 43. С. 328. из личного архива автора

В апреле 1918 года в Риме прошёл «съезд угнетенных народов». В столицу Италии съехались представители различных национальных общин Австро-Венгрии. Чаще всего эти политики не имели никакого веса на родине, но не стеснялись говорить от лица своих народов, которые по сути дела никто не спрашивал. В реальности многие славянские политики по-прежнему были бы удовлетворены широкой автономией в рамках Австро-Венгрии.

Однако осенью 1918 года положение Центральных держав стало катастрофическим. 4 октября император Австро-Венгрии Карл I фон Габсбург отправил президенту США ноту с предложением мирных переговоров. Ответ Вильсона был убийственным для Дунайской монархии: «Уже нельзя считать одну лишь автономию народов достаточным условием заключения мира. Именно народы должны судить о том, какие действия со стороны австро-венгерского правительства будут соответствовать их представлениям о своих правах». Таким образом, антимонархическим силам внутри государства Габсбургов был дан карт-бланш, а именем президента Вильсона ныне названы улицы и площади в некоторых бывших австро-венгерских городах.

Добить, чтобы не мучилась

По меткому выражению историка и публициста Ярослава Шимова, вступив в Великую войну, 28 июля 1914 года Австро-Венгрия совершила выстрел себе в висок, а четыре последующих года оказались затянувшейся агонией. Одним из эпизодов этой агонии и является манифест, изданный 16 октября 1918 года императором Карлом I. Его название в тогдашней ситуации звучало иронически: «Моим верным австрийским народам» (в историю документ вошёл как Voelkermanifest, «Манифест о народах»).

Манифест провозглашал: «Австрия должна стать в соответствии с желаниями её народов государством федеративным, где каждая народность образует собственное государство на территории, которую населяет… Этот новый порядок, который никоим образом не нарушает целостность земель Святой Короны Венгерской, должен принести каждому национальному государству самостоятельность, в то же время он будет охранять их общие интересы… К народам, на чьём самоопределении будет основана новая империя, обращаюсь я, дабы участвовали в сём великом деле посредством национальных советов, которые, будучи составлены из депутатов от каждого народа, должны представлять интересы оных народов в их отношениях между собой и с моим правительством. Да выйдет наше Отечество из военных бурь как союз свободных народов».

Ликвидация или провокация? Что стоит за загадочной смертью самого «демократичного» лидера ОУН*
Ликвидация или провокация? Что стоит за загадочной смертью самого «демократичного» лидера ОУН*
© Public domain

Однако время для подобных реформ было давно упущено. Карл I уже не мог удержаться на троне, но его действия хотя бы помогли избежать бóльшего кровопролития. Фактически манифест 16 октября перевёл армейские части, в которых преобладали представители той или иной народности, в подчинение соответствующих национальных советов — новых органов власти, образовывавшихся в разных провинциях распадающейся страны. Подпись императора позволила многим чиновникам и офицерам, воспитанным в духе верности монархии, без внутренней борьбы перейти на службу новым властям. А национал-радикалы не нуждались в благословении Габсбургов: государственный суверенитет им несла на штыках Антанта.

После провозглашения «Манифеста о народах» Дунайская монархия рассыпалась, как карточный домик. 17 октября 1918 года парламент Венгрии расторг унию с Австрией и провозгласил независимость страны, 18 октября во Львове был создан Украинский национальный совет, 28 октября образовалась Чехословакия, 29 октября возникло Государство Словенцев, Хорватов и Сербов. 3 ноября 1918 года Австро-Венгрия подписала перемирие с Антантой, которое де-факто стало капитуляцией. В тот же день Украинский национальный совет провозгласил создание независимого украинского государства на территории Восточной Галиции, Северной Буковины и северо-восточной Венгрии (нынешнего Закарпатья). 5 ноября в Будапеште Карл I был официально низложен с престола Венгрии.

Почему на Украине не празднуют присоединение Волыни и Галичины?
Почему на Украине не празднуют присоединение Волыни и Галичины?
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

11 ноября Регентский совет Польши передал власть над формирующейся польской армией Юзефу Пилсудскому, и эта дата ныне празднуется как День независимости Польши. В тот же день император Австрии Карл I объявил, что «отстраняется от управления государством» (хотя и подчеркнул, что это не является отречением от престола). 12 ноября 1918 года австрийские депутаты Палаты депутатов Рейхсрата (парламента) Австро-Венгрии упразднили Палату господ и провозгласили Австрийскую империю Республикой Немецкая Австрия (Republik Deutschösterreich), что повлекло за собой окончательный разрыв австро-венгерской унии и ликвидацию Австро-Венгрии. Дунайская монархия, просуществовавшая почти четыре века, исчезла с карты Европы.

Мина замедленного действия

Безусловно, Дунайская монархия застряла на этапе дуализма, не продвинувшись дальше по пути структурных реформ, начатых в 1867 году, и в конце концов оказалась неспособной достойно встретить новую эпоху. Это осознавал гарант этой неподвижности, правивший Австро-Венгрией с 1848 по 1916 год Франц Йозеф I. Дожив до середины второго десятилетия XX века, он ни разу не воспользовался ни пишущей машинкой, ни автомобилем, ни даже телефоном. Незадолго до своей смерти престарелый монарх сделал признание, несомненно делающее ему честь: «Я уже давно убедился в том, какую аномалию представляем мы в современном мире»!

Как отмечает российский историк Т. Исламов, разумной, приемлемой для всех народов Центральной Европы альтернативы этой «аномалии» не нашлось. На развалинах многонациональной империи возникли новые государства, тоже многонациональные (за исключением разве что Австрии и Венгрии), только гораздо более хилые и потому беззащитные перед лицом внешних угроз.

5 сентября 1914 года. Начало работы русской администрации во Львове
5 сентября 1914 года.  Начало работы русской администрации во Львове
© commons.wikimedia.org,

По мнению другого историка, Александра Самсонова, страны Антанты, разрушив Австро-Венгерскую империю, создали в Центральной Европе огромную область нестабильности, где вырвались на свободу давние обиды, предрассудки, неприязнь и ненависть. Разрушение монархии Габсбургов, выступавшей интегрирующей силой, способной более или менее успешно представлять интересы большинства подданных, сглаживать и уравновешивать политические, социальные, национальные и религиозные противоречия, оказалось куда бóльшим злом, чем её существование.

Эта своеобразная мина замедленного действия станет одной из главных предпосылок следующей мировой войны. А отголоски ее взрыва ощущаются в регионе и сегодня.