«Неправильная» символика проявлялась в Таллине, Риге и Вильнюсе в дни, когда праздновали окончание самой большой войны в истории человечества. Так, в эстонской столице полиции пришлось беседовать с мужчиной, пришедшим на Военное кладбище (где стоит и скульптура Бронзового солдата, и захоронены павшие в боях за освобождение города) с белой лентой на рукаве — символом специальной военной операции. Гражданин отговорился тем, что не знал о ее значении и получил только устное предупреждение. 

На сам День Победы на Военное кладбище согнали побольше полиции, ограждениями постарались организовать колонны людей, которые пришли возлагать цветы. Сотрудники правоохранительных органов бдили, чтобы никто не пришел с георгиевской лентой, флагами России или Советского Союза или буквой Z. Кто-то пришел с желтой звездой Давида на груди — знаком, которым оккупационные власти Третьего Рейха отмечали евреев — это озадачило охранявших мероприятие работников органов внутренних дел. Но после короткой беседы мужчину все же пропустили к Бронзовому солдату. 

В Риге у памятника Освободителям города полиция также смотрела, чтобы отмечающие День Победы не допускали идеологически неправильных с точки зрения латвийского государства жестов. Был задержан мужчина, который крикнул на русском языке «С праздником!», а затем «Ура!». Пришедшие на праздник отозвались ответными приветствиями, возмутителя спокойствия увели. Одну «провокацию» охрана все же проглядела — у подножия монумента как-то оказался букет с буквой Z.

Памятник Освободителям и сам по себе был раздражителем для латвийских властей и националистов — долгие годы шла дискуссия о том, стоит ли его сохранять в центре города. И после начала Специальной военной операции политики небольшой прибалтийской страны высказались практически однозначно за снос. Так, министерство иностранных дел республики, ранее утверждавшее, что Рига не может односторонне убрать монумент, так как является частью договора о социальной защите российских военных пенсионеров и членов их семей, теперь, по сведениям латвийской прессы, меняет позицию — видимо, на более гибкую. Еще в феврале за демонтаж Освободителей выступило другое ведомство. «Памятнику оккупации не место в центре Риги, и он представляет угрозу национальной безопасности. Символы империи зла не должны находиться в центре столицы», — заявил министр юстиции Янис Борданс. 

«Их сдали с потрохами». Военный эксперт о том, чем на самом деле Прибалтика угрожает России
«Их сдали с потрохами». Военный эксперт о том, чем на самом деле Прибалтика угрожает России
© РИА Новости, Мариус Баранаускас / Перейти в фотобанк

Позиция чиновника оказалась более жесткой, нежели настроения даже в националистической среде. Портал «патриотической» публики «Латвияс авизе» провел опрос среди читателей — что делать с памятником красноармейцам. Если верить скрину, опубликованному известным латвийским политическим деятелем Владимиром Линдерманом, то большинство выбрало ответ «ничего не делать», то есть оставить монумент в том же состоянии. Само известие о том, что в среде латышских «сознательных» нет единого мнения о судьбе мемориала «оккупантам», показывает, что там нет такого единодушия, как среди некоторых чиновников. Непримиримость официальной Риги была видна, например, 16 марта, когда якобы запрещенный марш в память Латышского легиона СС, а до того рижская улица, на которой стоит российское посольство, получила название Независимости Украины.

В Литве же попытались перебить День Победы накануне маршем «в поддержку Украины». Мероприятие провели в Вильнюсе фонд «1К» и эмигрантская белорусская организация «Дапамога», оно было посвящено актуальным политическим событиям. Так его воспринимали и участники. Сайт rfi.fr цитировал участницу, которая призывала «спасти» украинских военных в Мариуполе. «Нужна третья сторона, которая поможет вывести их, вывести раненых военных, которые умирают там без медицинской помощи и лекарств, еды и воды — и мы не знаем, сколько они еще смогут продержаться. Дорогие литовцы, белорусы, украинцы, призываю вас не молчать о Мариуполе!», — использовала Мария повод для обращения к прессе.

Ранее и вильнюсский мэр Ремигиюс Шимашюс обещал превратить празднование Дня Победы в политическую акцию. «Тех, кто придет 9 мая на кладбище, мы встретим с детальной и достоверной информацией, кто есть кто. Потому что лозунг never again (никогда более. — Ред.), очевидно, недостаточен, это again происходит. Мы не будем делать из кладбища поле для политических дебатов, но все же будет четкая информация, в каких условиях мы живем», — противоречил сам себе глава столицы. 

На самом празднике литовские СМИ глухо говорили о собравшихся у мемориалов, зато активно приводили слова политиков разного уровня, которые критиковали Россию. Сайт LRT информировал, что в Клайпеде, подобно Риге, хотят убрать памятник воинам Красной Армии. По сведению портала, судьба монументов «обсуждалась специально назначенной комиссией, которая завершила свою работу». «Огромный меч, группа бронзовых солдат и красная пятиконечная звезда должны быть убраны», — постановили отобранные кем-то эксперты.

Специалист по прибалтийским республикам Александр Носович в комментарии Украине.ру обращает внимание на то, что эти государства в борьбе с инакомыслием действуют гораздо более рьяно, чем советские идеологи: «Нам последовательно отрубают возможности как-то доносить свою точку зрения до аудитории этих стран. Та борьба, которую ведут [Вильнюс, Рига и Таллин], не сопоставима по непримиримости с той борьбой, которую вел КГБ с "вражескими голосами", которые пытались глушить. Запрещают электронные российские СМИ, эфир федеральных каналов, вообще, пытаются задушить давно». Латвийские власти, действительно, не надеясь на «сознательность» граждан, ввели административное наказание на просмотр российского телевидения. 

«Это уже к психиатру». Финский эксперт о том, зачем Украина и Прибалтика сносят памятники советским бойцам
«Это уже к психиатру». Финский эксперт о том, зачем Украина и Прибалтика сносят памятники советским бойцам
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

«Но с видеоблогерами, с аккаунтами в социальных сетях, с телеграм-каналами чисто технологически сложно перекрыть все "идеологические диверсии", независимое от официоза мнение невозможно победить. И те люди, кто захочет услышать и узнать российскую точку зрения, ее услышат и узнают. Поэтому говорить с аудиторией Прибалтики надо, и мы этим занимается, хотя работать и становится все сложнее», — отмечает собеседник издания. 

Другое положение в Польше, уточняет Носович, там общество более или менее придерживается точки зрения Варшавы, что действия России — некий рецидив имперской политики. «Для них это такое новое подавление мятежа Калиновского (Кастусь Калиновский, революционер, организатор борьбы против Российской Империи на территории современной Белоруссии. — Ред.), да, там есть единицы диссидентов, которые пытаются смотреть глубже, чем предлагают идеологические клише», — объясняет он. 

В чем-то ситуация в Литве похожа на польскую — Литва тоже практически моноэтническая страна или пытается ею предстать, продолжает Носович.

«Эстония и Латвия с большими русскоязычными общинами. И сам факт обсуждения того, надо ли сносить памятник в Риге или нет, причем в латышской и радикальной настроенной среде показывает, что от того, чтобы расправиться с памятью о Победе, националистов удерживает только одно — страх. И свидетельство того, что на НАТО надежды нет — за тридцать лет так и не решились снести памятники "оккупантам". В Латвии для правящих националистов все тревожнее — там на "Бессмертный полк" выходили десятки и сотни тысяч русских и русскоязычных. И у политиков также есть опасения, что резкие действия могут привести к массовому возмущению, из-за которого Латвии может и не быть», — говорит Носович. 

По его словам, несмотря на то, что прибалтийские страны пытаются вывести «правильных», «европейских» и «либеральных» русских, большая часть русскоязычных граждан, в частности, в Латвии понимают мотивы Москвы в проведении Специальной военной операции. И, спустя тридцать лет независимости, новые власти маленьких республик боятся части своего населения.