Василий Стоякин: кто он
Василий Стоякин: кто он
© Василий Стоякин
Издержек, конечно, много, но здесь надо учитывать политические аспекты, которые эти издержки нивелируют, а частично даже превращают в достоинства.

Отношения президентов Украины с региональными элитами всегда складывались замысловато. Президенты хотели их контролировать, а элиты контролироваться не хотели и, как правило, выигрывали.

Поражение Кравчука на выборах 1994 года было обусловлено как раз позицией региональных элит. Причём решительный шаг в сторону федерализации (прямое избрание председателей облсоветов) обрушил и без того слабую вертикаль власти.

Кучма знал, кому обязан победой на выборах и вёл тонкую игру в регионах, разделяя, властвуя, но не обижая.
Ющенко попытался схему сломать, но оказался в положении Кравчука.

Янукович наследовал практику Кучмы.

В общем, такая ситуация была во всех регионах, кроме Крыма, где в результате сервильности местных элит можно было назначать что угодно. Кончилось это, кстати, плохо.

Порошенко также столкнулся с проблемой назначения «своих» людей (их просто не было) и необходимостью согласования кандидатур с региональными элитами. Много удалось достичь за счёт децентрализации — местные бюджеты увеличились. Чего-то удалось достичь за счёт отказа от административно-территориальной реформы. Однако по мере нарастания раздражения политикой Порошенко всё это работать перестало.

Тогда Пётр Алексеевич пошёл на хитрый финт, отказавшись от согласования назначений и введя институт кадровых конкурсов. Результат был поразительный. Местные элиты окончательно озверели, но конкурсы сработали не так, как это предполагалось, а так как должно — все назначенные через них губернаторы на выборах Порошенко не поддержали…

Цели войны и идеология украинского национализма
Цели войны и идеология украинского национализма
© REUTERS, Gleb Garanich
Положение Зеленского изначально было лучше — за счёт высочайшего уровня поддержки он мог себе позволить мнение элит игнорировать и с воодушевлением занимался этим до местных выборов 2020 года. На выборах «Слуга народа» провалилась, и Зеленскому опять пришлось торговаться. Есть мнение, что «Большая стройка» была ориентирована не так на обогащение окружения президента, как на то, чтобы поделиться с местными элитами…

Тем не менее в целом отношения региональных элит с президентом на начало 2022 года были очень плохими. Делая уступки в одних направлениях, он давил на других. Вообще, политика президента была направлена на «равноудаление» региональных элит, что совпадало и с курсом Госдепа. Элиты объединиться против президента не могли, но и полагаться на них он не мог.

С началом СВО вполне реальной была ситуация, когда эти разобиженные на Зеленского местные элиты пойдут на сотрудничество с Россией. Включая даже самых отмороженных, вроде мэра Днепра Бориса Филатова. И с ними, разумеется, велась соответствующая работа, следы которой можно увидеть на страницах считающихся информированными телеграм-каналов.

Понятно, что патриотический подъём на фоне «российской агрессии» и неочевидность планов России на занятых территориях притормозили действия региональных элит по «крымскому сценарию». Но угроза такого варианта развития событий была оценена заранее (в Киеве о СВО знали и к ней готовились).

Назначение мэров руководителями территориальной обороны было сильным шагом в обеспечении их лояльности.
Во-первых, они были включены в систему военного управления со всеми полагающимися преимуществами, но и с большим контролем.

Причём весомость местных руководителей довольно высока. Например, что в результате конфликта николаевского губернатора Виталия Кима и ответственного за оборону на южном (очень важном, кстати) направлении боевого генерала Дмитрий Марченко последний был смещён и отправлен в Донбасс.

Во-вторых, мэры и губернаторы получили инструмент для отжима чужого имущества и, насколько можно понять, им активно пользуются.
В-третьих, местные элиты оказываются связаны кровью с киевской властью. Сейчас, например, городской голова Бородянки Георгий Ерко (порошенковский кадр), который, как глава обороны города, непосредственно виновен в гибели сотен жителей, — герой Украины, раздаёт интервью о «преступлениях россиян».

Синдром непредрешенчества: что после СВО?
Синдром непредрешенчества: что после СВО?
© коллаж Украина.Ру
На обороноспособности страны и централизации военного управления всё это не сильно сказалось.

Украинская стратегия — пассивная оборона с опорой на города. Переброске же теробороновцев на другие направления (например, из Днепропетровской области в Харьковскую) децентрализация не мешает.

Сами же теробороновцы — просто пушечное мясо. Чаще всего их сознательно подставляют под удар, чтобы отвлечь внимание от подразделений ВСУ и Нацгвардии. По этой же причине, если какой-нибудь «Грициан Таврический» решит восстать против Киева, ему быстро объяснят, что так делать не стоит. Военная сила тут кажущаяся.

В общем, Офис президента (или стоящие за ним советчики) грамотно сработали на опережение. Понятно, что ресурс этот не безграничен — по мере перемалывания ВСУ и теробороны, а главное — работы с местными элитами на занятых Россией территориях (одним — уважение и защита, другим — уголовные дела), ситуация и реальность заставят многих задуматься над своим будущим.