— Мы бесплатно не кормим. Сразу лопату даём, и вперёд окопы копать, — серьёзным голосом говорит Ольга, волонтёр из Симферополя. — Ещё забираем паспорта и сразу отправляем в рабство.

После этих слов девушка начинает смеяться. Потому что это сказки, которые рассказывают на Украине тем, кто хочет уехать в сторону Крыма. На самом деле беженцев здесь ждут, готовы накормить, оказать помощь. Да и просто поговорить.

Михаил Тырин: Наша волонтерская группа #ТеплоСердец помогает раненым бойцам ДНР и гумкомвоям
Михаил Тырин: Наша волонтерская группа #ТеплоСердец помогает раненым бойцам ДНР и гумкомвоям
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Mikhail Tyrin

Гречка и слёзы

Пункт пропуска Чонгар хорошо известен и крымчанам, и украинцам. До 2014 года здесь был обычный населённый пункт, где останавливались грузовики, отдыхали туристы. Велась бойкая торговля рыбой, овощами и фруктами, консервацией и другими товарами. После 2014 года — только граница. Всё изменилось за несколько дней. Сначала появились пограничники, потом — сооружения и здания для охраны территории. Теперь снова всё иначе.

На пункте пропуска Чонгар уже несколько недель также проверяют документы, машины, людей. Только это не туристы или жители Украины, приехавшие в гости к крымчанам, а беженцы. Они едут зачастую в никуда. Не знают, что ждёт их дальше, какой будет их жизнь. И многие хотят есть. 

Полуостров добра. Как волонтёры в Крыму встречают беженцев из Украины

— У нас постоянно здесь дежурят три машины, — говорит волонтёр по имени Владимир— В одной машине мы раздаём борщ, во второй — гречку и котлеты, пюре, в третьей — чай, кофе, кексами кормим.

Гуманитарка, работа и рублевая зона. Что происходит на освобожденных территориях Украины
Гуманитарка, работа и рублевая зона. Что происходит на освобожденных территориях Украины
© РИА Новости, Максим Богодвид / Перейти в фотобанк
Владимир — обычный мужчина средних лет. Мужчина немногословен. Разговаривать ему некогда — нужно встречать беженцев, объяснять, кормить, разговаривать. 

— Часто говорят, что им только чай нужен или кофе, люди не верят, что мы бесплатно тут всех кормим, — признаётся волонтёр. — Объясняем тогда, говорим, что можно есть, сколько взять с собой. И вот тогда бывает самое сложное… люди начинают плакать. Пока это самое тяжёлое в нашей работе… Невозможно снова и снова смотреть на слёзы людей, которых бесплатно кормят.

Полуостров добра. Как волонтёры в Крыму встречают беженцев из Украины

Рядом стоит Ольга — одна из самых активных волонтёров на Чонгаре. У неё всего несколько минут для разговора. Она едет «туда». Подробности не рассказывает, просит быстрее задать вопросы — её ждут люди.

— Да, мы всех бесплатно кормим, это правда, — поясняет Ольга. — Но важно не только накормить, важно ещё и отношение. Чтобы люди, пережившие бомбёжки, жившие в подвалах, насмотревшиеся на ужасы, поняли, что есть ещё добро, есть отзывчивость, сердечность. А ведь многие и правда думают, что мы их тут в рабство заберём. Им так рассказывают. Представьте, какой шок, когда им улыбаются, предлагают помощь и еду.

Полуостров добра. Как волонтёры в Крыму встречают беженцев из Украины

Мы — их «холодильник»

После того как беженцы проходят Чонгар, уже на крымской земле, они могут не только поесть, но и отдохнуть. В двух палатках МЧС есть кровати и даже печка. Так что рано утром или вечером, когда прохладно, можно поспать.

— Обычно у нас тут надолго остаются те, кто ждёт мужей или сыновей. Мужчин могут проверять от 2 до 6 часов, смотря какие документы, — продолжает Ольга. — В это время женщины и дети обедают, спят. Например, вчера бабушка тут спала 6 часов, как рухнула на кровать, так и всё. А ещё ребёнок около двух лет спал 4 часа под шум и грохот. Мы печку чинили, малыш даже не ворочался от звуков.

Всё, что есть в палатках и рядом, куплено, на деньги волонтёров. Например, Ольга говорит, что у неё деньги «египетские». Она собиралась с семьёй отдохнуть, а в итоге тратит теперь все средства на помощь людям. Безусловно, есть поддержка от властей — вопросы удаётся решить быстро.

— Первые дни здесь вообще ничего не было, потом оперативно появились палатки от МЧС, биотуалеты, точка для продажи сим-карт, — говорит Олег, муж Ольги. — Волонтёров хватает, остальные вопросы с продуктами решаем через соцсети, группы в мессенджерах. Например, закончились закатки — попросили людей, тут же набрали нужное количество консервации.

Еды тут и правда предостаточно. 

— Мы ведь ещё возим разное в пункты временного размещения. Нет-нет, там никто не голодает, — объясняет Ольга. — Но смотрите, вот вы дома поужинали, а потом через 1-2 часа захотели что-то перекусить, идёте к холодильнику. Так вот мы — их «холодильник». Приезжаем вечером, привозим что-то из еды, разговариваем, поддерживаем.

Полуостров добра. Как волонтёры в Крыму встречают беженцев из Украины

Новые качества людей

Елена Шишкина: Ситуация в освобожденных районах Донбасса постепенно выравнивается, но в Мариуполе большие проблемы
Елена Шишкина: Ситуация в освобожденных районах Донбасса постепенно выравнивается, но в Мариуполе большие проблемы
© из личного архива Елены Шишкиной
Ещё несколько недель назад волонтёры были не знакомы друг с другом. Люди просто приезжали на границу, спрашивали, чем могут помочь, и оставались здесь. Один из них — парень по имени Эдик, родом с Урала. Его так все теперь и называют, а ещё добавляют — в тапочках. Эдик действительно ходит в обычных тапочках.

— Да я так и дома часто хожу, привычка, — улыбается мужчина. — Приехал сюда, надо было помогать. Вот остался. Домой жена зовёт, а я пока не могу. Вроде и наладилось всё, появились палатки, кровати, сим-карты, да всё появилось почти. А не могу пока уехать.

Полуостров добра. Как волонтёры в Крыму встречают беженцев из Украины

Эдик с Урала не рассказывает о том, что он делает. Не хочет себя хвалить. Но его новые друзья не молчат. Мужчина за свои деньги иногда снимает гостиницы для беженцев. Возит их на своей машине бесплатно по Крыму — в пункты временного размещения и не только. 

Здесь действительно особая атмосфера. Будто люди добрее, человечнее. Причём все без исключения.

Например, оказывается, что еду часто не берут украинские мужчины. Волонтёры не могли понять — почему. Оказалось, мужчины не хотят есть, чтобы больше досталось женщинам и детям, просят их накормить. А дети потом, тайком от пап, подходят к волонтёрам и просят: «Я своё съел уже, можно для папы тарелку? Только вы ему не говорите, пожалуйста, что я приходил и просил для него». И кормят мужчин. 

Уезжать отсюда не хочется. Это островок человечности, взаимовыручки, добра. Здесь ты понимаешь: что бы ни происходило в мире, люди останутся людьми.