Великие достижения под руководством компартии: Зеленский впервые созвонился с Си Цзиньпином
Великие достижения под руководством компартии: Зеленский впервые созвонился с Си Цзиньпином
© kit.ai
Ведь сайты главных СМИ Китая, агентства «Синьхуа» и газеты «Жэньминь Жибао» (орган ЦК КПК) существуют и на русском языке. А специфика китайского государства такова, что всю информацию этих изданий, как, в общем-то, и всех остальных, надо считать официальной точкой зрения.

Берем вопрос, который волнует больше всего: войну на востоке страны. Поиск в русскоязычной версии «Жэньминь Жибао» дает за этот год 35 материалов со словом «Донбасс». Это в основном краткие информационные сообщения, как правило перепечатки «Синьхуа», есть и сделанный в момент обострения в регионе аналитический обзор, подготовленный тем же агентством.

Инфоповодом к материалам становились обычно заявления украинских представителей, например главы Генштаба Хомчака о том, что Киев не планирует наступления в Донбассе. Эти заявления излагаются без каких-либо оценок. Воспроизводился и украинский нарратив относительно закрытия трех телеканалов и санкций в отношении Виктора Медведчука как причины обострения: «Одной из возможных причин эскалации конфликта в Донбассе аналитики называют блокировку в Украине пророссийских телеканалов "112 Украина", NewsOne и ZIK, которые, по утверждению главы Службы безопасности Украины Ивана Баканова, вели "откровенную антиукраинскую риторику", а также введение санкций против известного пророссийского политика Виктора Медведчука, который подозревается в финансировании терроризма». Сомнений в истинности оценок Киева в материале не звучало, но, помимо аналитического обзора «Синьхуа», эта тема затрагивалась лишь в одном материале.

Иногда в бэкграунде сообщений давалась и российская точка зрения. Но далеко не всегда. Например, без нее обходится информация о том, что пресс-секретарь Зеленского Юлия Мендель сообщила о 26 погибших украинских военных за этот год. Кстати, русские версии «Жэньминь Жибао» и «Синьхуа» сообщают только об украинских потерях, ничего не говоря о жертвах среди гражданского населения и разрушениях гражданских объектов в ДНР и ЛНР. Да и обострение конфликта возлагается на республики Донбасса. «Последний год представители "ДНР" и "ЛНР" безуспешно пытались стать полноправными участниками переговоров по Донбассу. Однако официальный Киев не хочет иметь дело с самопровозглашенными республиками как со стороной конфликта. По мнению экспертов, повышая градус напряженности, "ДНР" и "ЛНР" пытаются вынудить Украину пойти на компромисс и начать с ними полноценный диалог».

Сбежавший с Украины Коболев хочет вернуться, чтобы спасти страну от китайского влияния
Сбежавший с Украины Коболев хочет вернуться, чтобы спасти страну от китайского влияния
© РИА Новости, Александр Максименко / Перейти в фотобанк
В то же время, как видно по подобным словам, русские версии «Жэньминь Жибао» и «Синьхуа» не копируют украинский нарратив. Так, из приведенной цитаты, как и из других материалов, следует, что Украине в Донбассе противостоят самопровозглашенные республики, тогда как по украинской версии идет конфликт с Россией. При этом ключевые украинские понятия «оккупированные территории» и «российская агрессия» воспроизводятся крайне редко — исключительно в прямой речи украинских представителей.

Также надо обратить внимание, что, давая комментарии украинских экспертов, упомянутые китайские ресурсы неизменно приводили цитаты, которые не разжигают страсти, и обычно давали слово тем, кого никак нельзя назвать принадлежащими к партии войны (Руслан Бортник, Владимир Воля).

Хуже для Киева подается другая зона конфликта Украины с Россией. В русскоязычной версии «Жэньминь Жибао» Крым упоминается в этом году лишь пять раз (а на русскоязычном сайте «Синьхуа» не упоминался ни в 2020-м, ни в 2021-м). В четырех случаях речь идет о передвижениях российских войск на полуострове либо украинских войск «на границе с Крымом». При этом о конфликте Москвы и Киева по вопросу «чей Крым?» не говорится. А один раз Крым назван в перечне регионов России, где начинается вакцинация животных от коронавируса.

Но Донбасс и Крым — не главные поводы для упоминания Украины на обоих ресурсах. Так, в русской версии «Жэньминь Жибао» в этом году был 181 материал со словом «Украина». 38 материалов из этих 181 посвящены различным аспектам украинско-китайских отношений, причем в данном случае почти всегда речь идет о полноценных публикациях, а не об упоминании страны, например, как одной из тем разговоров Путина с Байденом или как одного из покупателей грузинского вина. И картина здесь получается прямо идиллическая. Так, Китай помогает Украине с вакциной против коронавируса (а о ходе пандемии на украинской территории по понятным причинам много публикаций), а официальный Киев в лице МИД, самого министра Дмитрия Кулебы и его зама Владимира Енина заявляет, как ценит стратегическое партнерство с Китаем. Однако что любопытно: нет там сообщений ни о смерти в нынешнем феврале посла Украины в Китая Сергея Камышева (а о назначении его в 2019 году оба ресурса писали), ни о ситуации с предприятием «Мотор Сич», который Киев этой зимой с американской подачи грубо отжал у китайских инвесторов,

Да, Камышев считался креатурой бывшего главы ОП Андрея Богдана, и тот писал, что последние полгода дипломата буквально терроризировали увольнением. И теоретически можно допустить, что китайцы не упомянули о кончине посла, учитывая недовольство им у Зеленского (хотя очень уж это мелко для великой державы). Но невозможно поверить, чтобы «Жэньминь Жибао» и «Синьхуа» не трогала тема запорожского завода, которая становилась поводом для резких заявлений официальных лиц в Пекине.

И странность этого неупоминания заставляет задуматься, а достаточно ли для выводов о китайской прессе пользоваться только русскоязычными версиями известнейших изданий? И действительно, при обращении к англоязычным сайтам той же газеты и агентства картина оказывается заметно иной.

Так, английская версия «Синьхуа» сообщала 1 февраля о выступлении спикера МИД Ван Вэнбина с критикой украинских санкций в отношении китайских инвесторов. Но в информации, состоящей из трех предложений, даже не говорилось, о каком предприятии идет речь. А в аналогичной версии главной газеты Китая об этой истории вовсе ничего нет.

Зато англоязычные сайты «Жэньминь Жибао» и «Синьхуа» говоря о Крыме, нередко упоминают, что он «был включен в состав России в марте 2014 года после местного референдума», иногда — но не всегда — прибавляются слова о том, что Украина считает это аннексией. В случаях же с Донбассом инфоповодом чаще становятся выступления российских государственных деятелей, например Дмитрия Пескова и Марии Захаровой. Впрочем, теме уделяется меньшее внимание, чем в русскоязычных версиях тех же ресурсов, например, в этом году англоязычный сайт «Жэньминь Жибао» разместил лишь 6 материалов со словом «Донбасс», почти в 6 раз меньше, чем в русской версии той же газеты, притом что число статей со словом «Украина» уменьшилось не столь существенно, менее чем в вдвое. Но такое уменьшение сочетается с существованием статей, где Украина упоминается в таком контексте, в каком не упоминается на главных русскоязычных китайских ресурсах.

Она подается как пример организованной американцами цветной революции, которую США хотят устроить и в Китае. Например, в публикации от 16 апреля приводятся слова китайского эксперта по международной разведке, пожелавшего остаться неназванным:

«После войны в Ираке США и их союзники стали более неохотно направлять наземные войска, потому что прямая военная операция приведет к жертвам среди их солдат и другим непредсказуемым затратам. Но использование социальных сетей, НПО и "дипломатов" для мобилизации, обучения, финансировать и организовывать местных жителей против правительства будет стоить меньше, а хаос создать легче. Мы можем видеть много подобных случаев в Сирии, Ливии, Венесуэле, Украине и Беларуси. Основными действующими лицами в этих странах являются местные жители, которыми руководят доверенные лица Запада».

Но хотя Украина нередко упоминается как один из примеров американского вмешательства, конкретно опыт Майдана внимательно не рассматривается, не говорится о тех событиях и как об основе легитимности нынешней украинской власти и ее политического курса. Страна показана исключительно как жертва американской политики. И по мере роста противостояния Китая с Западом негатив украинского опыта выглядит все более значимым для Китая. Например, если в 2017 году «Синьхуа», в том числе и в русской версии, поместил подробный фоторепортаж о праздновании в Киеве годовщины «революции 2014 года», перепечатанный и «Жэньминь Жибао», то о дальнейших годовщинах они уже не сообщали.

Китаевед рассказал, как Украина могла отказаться от «Мотор Сичи», не обидев при этом Пекин
Китаевед рассказал, как Украина могла отказаться от «Мотор Сичи», не обидев при этом Пекин
© Посольство Украины в КНР и Монголии
Надо также сказать, что материалы «Жэньминь Жибао», где Украина упомянута как пример опасности цветных революций для Китая, обычно являются перепечатками из газеты «Хуаньцю шибао», которая имеет и англоязычную версию под названием Global Times, предназначенную для международного рынка. Фактически этот ресурс по своему назначению можно сопоставлять с российской RT. Являясь структурным подразделением «Жэньминь жибао», Global Times излагает официальную точку зрения, однако отличается от других официальных изданий более популярным стилем изложения и освещением некоторых острых тем. 

В этом издании помещена куда более подробная, чем в «Синьхуа», публикация о реакции Китая на санкции в отношении собственников «Мотор Сич». А в другой статье даже можно прочитать, что «США готовят войну на Украине, чтобы сначала уничтожить Россию, — а затем уничтожить Китай». Эта цитата из публикации немецкого левого интеллектуала, живущего в Мексике, Хайнца Дитриха. Вообще, если в «Жэньминь Жибао» авторские материалы (по крайней мере с упоминанием Украины) редкость, то для Global Times они типичное явление, причем зачастую слово предоставляется зарубежным авторам.

Кроме того, если в статьях, которые выбраны для перепечатки органом ЦК КПК, Украина выступает только как жертва американского вмешательства, то в целом в  Global Times не редкость и статьи, где негативно подаются и действия Киева. В первую очередь речь идет о стремлении Украины в НАТО. В нем видят пересечение установленных Россией «красных линий», которые, в свою очередь, показаны как проявление легитимного беспокойства Москвы.

В целом по обилию упоминания Украины в негативном контексте Global Times с большим отрывом опережает все другие сайты, о которых шла речь. Да, там также немало материалов о развитии украинско-китайского сотрудничества. Однако, например, большой текст о недавно подписанном соглашении об углублении сотрудничества в области строительства инфраструктуры содержит два абзаца напоминаний об истории с заводом «Мотор Сич» и выглядящие предупреждением слова экономического эксперта Сонг Куи: «Если Киев сможет осознать ситуацию и избавиться от зависимости страны от Запада, перспективы сотрудничества между Китаем и Украиной будут хорошими». Материалы о данном событии во всех доступных языковых версиях «Синьхуа» и «Жэньминь Жибао» не содержат такой ложечки дёгтя.

Таким образом, можно говорить, что у Китая не один, а три взгляда на Украину. И все официальные. Но все же какой же из описанных взглядов Китая точнее отражает мнение Пекина? Думаю, ответить на этот вопрос не слишком сложно. Из всех иноязычных СМИ любого государства именно англоязычное надо считать наиболее адекватным отражением его позиции — ибо оно рассчитано на наибольшую аудиторию в силу роли английского языка в мире. И, думаю, верней можно судить о позиции Пекина по Global Times, а не по английской версии «Жэньминь Жибао», ибо именно первое издание освоило западные технологии, когда нужная позиция подается не как официальная точка зрения, а как мнение неких независимых экспертов, что должно увеличивать доверие к этому мнению. Что же касается русскоязычных версий «Жэньминь Жибао» и «Синьхуа», то они рассчитаны прежде всего на страны СНГ, каковые в Китае считаются русскоязычными. Они являются витриной китайского отношения к этим странам, в данном случае к Украине. Витриной, которая должна облегчить экономические и другие контакты, значит, реализацию китайских интересов на Украине.