Пандемия коронавируса

Как и для остального мира, главной проблемой 2020 года для Европы стала пандемия коронавируса. Она продемонстрировала ряд фундаментальных проблем — как в сфере здравоохранения, так и в государственном управлении стран Старого Света.

Пандемия в цифрах и фактах: Бюллетень коронавируса на 13:00 27 декабря
Пандемия в цифрах и фактах: Бюллетень коронавируса на 13:00 27 декабря
Во-первых, в подавляющем большинстве крупных стран Западной Европы «оптимизированная» сеть больниц, поликлиник и амбулаторий оказалась неготовой к такому удару, что привело к аномально высокой смертности от COVID-19.

Так, во Франции показатель смертности от этой болезни составил 960 человек на миллион населения, в Великобритании — 1040, в Испании — 1065, в Италии — 1190, а в Бельгии были зафиксированы и вовсе рекордные 1650 смертей от COVID-19 на миллион жителей. Среди подобных стран со своей задачей фактически справились только система здравоохранения Германии, где от последствий коронавирусной болезни умерли 363 человека на миллион жителей. Ощутимо лучше была лишь ситуация на севере Европы, в странах Скандинавии — кроме Швеции, о чём ниже.

Во-вторых, региональные и общенациональные локдауны и прочие карантинные ограничения не остановили распространение инфекции — зато подорвали экономику, ударив в первую очередь по малым и средним предприятиям и оставив миллионы людей без работы.

По оценке аналитиков Еврокомиссии, в 2020 году экономику Евросоюза ожидает беспрецедентное падение на 7,4%, годом позднее она вырастет на 4,1%, а в 2022-м — на 3%. Особенно сильно пострадавшие от пандемии страны ЕС — Испанию, Италию и Францию — ждет более сильное падение, считают в Брюсселе. Так, испанский ВВП в 2020 году рухнет на 12,4%, полагают авторы прогноза.

Чуть лучше ситуация опять же в Германии: ВВП этой страны в нынешнем году снизится на 5,6%, ожидает Брюссель. Но в будущем году эксперты ЕК прогнозируют Германии рост лишь на 3,5%, и еще на 2,6% в 2022-м. Экономика же вышедшей из ЕС Великобритании сократится в этом году на 11,3%, что является самым большим падением за более чем 300 лет. По мере ослабления ограничений ожидается, что британская экономика начнет восстанавливаться и вырастет на 5,5% в следующем году и на 6,6% — в 2022 году.

Обычные европейцы не мыслят категориями экономических показателей, но воспринимают их своими кошельками. Поэтому Европа находилась в рамках общемирового тренда, согласно которому 2020-й стал годом беспрецедентных протестов. При этом протесты против карантинных ограничений стали историческими по масштабу и прошли в большинстве стран Европы. Причем внутри этих стран они объединили непримиримые группы, образно говоря, Барселона и Мадрид выходили на протесты с одной позицией.

В-третьих, пандемия выявила критическое отсутствие солидарности внутри Европейского союза. В считаные дни фундаментальный принцип свободного перемещения товаров испарился, страны — члены ЕС ввели запрет на вывоз медикаментов, средств защиты и медицинского оборудования, нередко реквизируя партии масок, предназначавшихся другим. При этом на зов помощи со стороны Италии, которая первой ощутила катастрофическое влияние пандемии, первыми откликнулись не в Брюсселе, а в Москве.

Кроме этого, в странах ЕС отсутствовала координация относительно времени введения карантинных ограничений и их жесткости, что особенно ярко проявилось в случае Швеции. Несмотря на давление как скандинавских соседей, так и Брюсселя, власти этой страны лишь 18 декабря впервые рекомендовали своим гражданам носить маски и ограничили количество людей в магазинах, спортзалах и ресторанах.

Справедливости ради стоит отметить, что через несколько месяцев после начала пандемии Брюсселю все же удалось добиться некоторой унификации ограничений, например в плане закрытия границ. Кроме того, в значительной мере было восстановлено свободное движение товаров медицинского назначения внутри ЕС, а переговоры о поставках вакцин от коронавируса велись централизованно.

Однако даже полностью синхронизировать начало вакцинации не удалось: хотя формально на территории ЕС она стартовала в воскресенье, 27 декабря, в трех странах (Венгрия, Германия и Словакия) первые прививки были сделаны на день раньше.

Угроза вето на бюджет Европейского союза

«Бюджетный» саммит Евросоюза: Венгрия и Польша выиграли тактически, Берлин и Брюссель – стратегически
«Бюджетный» саммит Евросоюза: Венгрия и Польша выиграли тактически, Берлин и Брюссель – стратегически
© РИА Новости, Алексей Витвицкий / Перейти в фотобанк
В 2020 году Европейский союз впервые в своей истории оказался перед реальной угрозой распасться на две неравные части. Дело в том, что Польша и Венгрия длительное время (как минимум, с июльского саммита ЕС на высшем уровне) выступали против включения в документы о бюджете и фонде восстановления экономики ЕС на 2021-2027 годы нормы, ставящей доступ к деньгам в зависимость от соблюдения верховенства права в странах-получателях — с чем в обеих странах есть проблемы.

На такой взаимосвязи настаивали в первую очередь Германия и Франция, но ее поддерживали как подавляющее большинство стран Евросоюза, так и Европарламент.

Более того, Варшава и Брюссель заблокировали предварительное утверждение бюджета и «коронавирусного» фонда ЕС на заседании постоянных представителей стран-членов в ноябре 2020-го и угрожали воспользоваться правом вето в отношении этих документов на саммите глав государств и правительств ЕС 10-11 декабря. В Брюсселе на полном серьезе обсуждали вариант создания упомянутого фонда, а возможно — и бюджета ЕС лишь для 25 стран — членов Союза, оставив двух «нарушителей конвенции» за бортом общего финансирования.

В конце концов, прецедент применения права вето в отношении основного финансового документа Европейского союза создан не был, Варшава и Будапешт на декабрьском саммите ЕС проголосовали вместе со всеми остальными.

Стороны пришли к временному компромиссу: механизм зависимости между выделением средств и соблюдением принципов верховенства прав формально оставлен без изменений, но не будет применяться до той поры, пока Суд ЕС не рассмотрит его соответствие Договорам о создании Европейского союза. Соответствующий иск премьеры Польши и Венгрии пообещали подать в ближайшее время, однако, поскольку решение Суда ЕС является ожидаемым, этот сюжет явно будет иметь продолжение.

Затянувшийся Brexit

Хотя в анекдотах англичанин уходит, не прощаясь, с Brexit все оказалось наоборот: Великобритания прощалась, но не уходила. Формально Соединенное Королевство покинуло Европейский союз 31 января 2020 года в 23:00 по Лондону. Основанием для выхода послужил результат консультативного референдума, состоявшегося 23 июня 2016 года, когда 51,9% проголосовавших поддержали выход Великобритании из ЕС.

До конца 2020 года Великобритания и ЕС должны были договориться о новых условиях торговли и сотрудничества. При этом на протяжении переходного периода, до 1 января 2021-го, британские граждане и фирмы пользовались теми же правами, что и европейские, а обязательства Лондона перед Брюсселем также сохранялись.

Напряженные переговоры между правительством Великобритании и Европейской комиссией (ЕК) шли практически до самого конца переходного периода. Лишь 24 декабря 2020-го председатель ЕК Урсула фон дер Ляйен на пресс-конференции в Брюсселе сообщила, что власти Европейского союза и Великобритании достигли соглашения о партнерстве после Brexit.

Главный переговорщик Евросоюза по Brexit Мишель Барнье сообщил, что это соглашение включает в себя несколько пунктов, среди которых сохранение свободной торговли, безвизового перемещения, сбалансированного доступа к рынкам и морским ресурсам, а также возможность координации санкций.

В свою очередь, в заявлении британского правительства говорится, что Великобритания в рамках соглашения по дальнейшим отношениям с ЕС после Brexit вернула себе контроль над границей, торговлей, судебной системой и рыболовными водами. В документе подчеркивается, что Лондон и Брюссель «подписали первое торговое соглашение, основанное на нулевых пошлинах и нулевых квотах».

Власти Великобритании утверждают, что данная сделка «обеспечивает то, что было обещано британскому народу в ходе референдума 2016 года». При этом в Великобритании с 1 января 2021 года фактически появятся внутренние границы, отделяя Северную Ирландию (остающуюся частью таможенной территории ЕС — ради свободного перемещения с Республикой Ирландия) и Гибралтар (огороженный Шенгенской зоной) от остальных частей Соединенного Королевства.

Подписанный за неделю до истечения переходного периода документ не успеет в полном объеме вступить в силу, однако ожидается, что с 1 января по 28 февраля 2021 года он будет применяться во временном режиме, что позволит Великобритании и ЕС избежать правового вакуума. За эти два месяца процесс его ратификации обеими сторонами должен быть завершен. В частности, парламент Великобритании планирует ратифицировать соглашение о Brexit уже 30 декабря 2020 года, причем о его поддержке заявил также лидер оппозиционной Лейбористской партии Кит Стармер.

По оценкам британского Управления по бюджетной ответственности, из-за «развода» с ЕС в ближайшие 15 лет ВВП Великобритании вырастет на 4% меньше, чем мог бы в случае сохранения членства страны в Евросоюзе. Однако в Лондоне явно решили, что на суверенитете они не экономят.

Президентские выборы в США

Байден — президент. В США подвели итоги выборов, но это ещё не конец
Байден — президент. В США подвели итоги выборов, но это ещё не конец
© REUTERS, Leah Millis
Хотя выборы президента Соединенных Штатов Америки формально не имели отношения к Европе, их влияние на ситуацию в Старом Свете сложно переоценить.

Дело в том, что и в Брюсселе, и в Берлине, и в большинстве других европейских столиц рассматривали годы правления Дональда Трампа как период нарастания напряженности в европейско-американских отношениях. Кроме всего прочего, Трамп позволял себе оскорбительные высказывания в адрес европейских коллег в ходе засекреченных телефонных переговоров.

По сообщениям осведомленных источников, американский лидер называл канцлера Германии Ангелу Меркель глупой и обвинял ее в том, что она находится под влиянием России. А бывшего премьер-министра Великобритании Терезу Мэй он счел дурой, раскритиковав ее бесхарактерность в отношении Brexit, НАТО и иммиграционных вопросов. Помимо лидеров Германии и Великобритании, агрессивным нападкам со стороны Трампа подвергался и президент Франции Эммануэль Макрон.

При этом в начале 2020 года мало кто сомневался, что Дональд Трамп будет триумфально переизбран на второй срок: экономика США была на подъеме, безработица достигла минимума, а его главными соперниками на предстоящих выборах были достаточно пожилые демократы, антирейтинг каждого из которых был не ниже, чем у самого Трампа. Однако менее чем за полгода ситуация в США и в мире изменилась столь кардинально, что победу действующего президента никто уже не предсказывал.

Впервые мир ждал результатов президентских выборов в США не одну ночь, а несколько дней, и впервые проигравший кандидат отказался признать поражение — по причине будто бы массовых фальсификаций, которые, по мнению Трампа и его партии, имели место в подконтрольных демократам ключевых штатах. Однако еще до завершения подсчета голосов, 7 ноября 2020 года, Джо Байдена и Камалу Харрис поздравили с победой руководители Европейского союза и премьер Великобритании, а через два дня — канцлер и президент ФРГ.

Все они подчеркнули свою приверженность прочному трансатлантическому партнерству и выразили готовность к плодотворному сотрудничеству с новой администрацией Белого дома. При этом никто из поздравлявших фамилию Трампа даже не упомянул.

А в конце ноября 2020 года появилась информация, что Еврокомиссия предлагает провести в первой половине 2021 года саммит ЕС—США и Европа видит это мероприятие как момент для запуска новой трансатлантической повестки дня. При этом ЕК разработала план под названием «Новая повестка дня ЕС—США для глобальных изменений». В нем Брюссель предлагает Вашингтону создать новый глобальный альянс, активизировать трансатлантическое партнерство и ответить на вызов Китая.

План отражает оптимизм Евросоюза касательно смены власти в США и вместе с тем — его опасения относительно влияния Китая.

Документ охватывает сотрудничество по всем вопросам — от цифрового урегулирования и борьбы с пандемией COVID-19 до экологии. Основной его посыл — покончить со всеми источниками трансатлантической напряженности, такими, как стремление ЕС ввести цифровой налог на работу американских технологических гигантов. Это намерение послужило одним из поводов для эскалации напряженности во взаимоотношениях Брюсселя и Вашингтона при Дональде Трампе.

Возобновление достройки газопровода «Северный поток — 2»

Одним из пунктов, по которому позиции Европы и США остаются противоположными, несмотря на смену хозяина Белого дома, является проект «Северный поток — 2» (СП-2). Запуск СП-2 существенно снизит зависимость России от украинской газовой трубы. Официально РФ не планирует отказываться от газотранспортной системы Украины, и на этом настаивает Германия — один из крупнейших потребителей российского газа в Европе.

Однако прокачка газа через Украину может значительно сократиться, и страна недосчитается до 3% ВВП.

Песков назвал санкции против «Северного потока-2» ковбойской атакой
Песков назвал санкции против «Северного потока-2» ковбойской атакой
© РИА Новости, Сергей Гунеев
При этом проект чрезвычайно выгоден для Европы: по оценке аналитического центра ewi Energy Research & Scenarios при Кёльнском университете, запуск «Северного потока — 2» даже при большом предложении сжиженного природного газа (СПГ) на рынке ЕС поможет снизить цены на газ для европейских потребителей на 13%, а общая экономия для Евросоюза оценивается в 8 миллиардов евро в год. Партнерами российского «Газпрома» в проекте являются европейские компании ENGIE, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall, которые финансируют 50% стоимости СП-2.

Вашингтон видит в «Северном потоке — 2» не только политическую угрозу для киевских властей, которые с 2014 года являются американскими марионетками, но и экономическую, поскольку сами США хотят поставлять СПГ на европейский рынок. 20 декабря 2019 года Трамп подписал военный бюджет на 2020 год. В документе предусмотрены санкции против физических лиц и компаний, которые продали, арендовали или предоставили суда, которые занимались прокладкой труб на глубине 100 футов (30,48 м) или более при строительстве СП-2. Компаниям, попавшим в черный список, будут запрещены транзакции в долларах, их счета и имущество на территории США и в американских банках будут арестованы.

Ограничения вступили в силу сразу же, и уже 23 декабря 2019-го швейцарская компания Allseas, прокладывающая по дну Балтийского моря трубы для газопровода «Северный поток — 2», заявила об остановке работ и отвела суда-трубоукладчики Pioneering Spirit и Solitaire из района строительства магистрального газопровода в водах Дании. Также из зоны укладки ушли все вспомогательные суда, участвовавшие в строительстве.

А 20 октября 2020 года США расширили применение санкций, ранее введенных против проекта «Северный поток — 2» в рамках так называемого «Акта о защите энергетической безопасности Европы» (PEESA). В пояснении, опубликованном на сайте Госдепартамента США, указывается, что под них подпадают не только суда — трубоукладчики газопровода, но и компании, предоставляющие таким судам различные услуги, в том числе страховые.

Однако менее чем за год Россия смогла создать трубоукладочный флот, который не боится санкций США, в составе специализированной баржи «Фортуна», судна-трубоукладчика «Академик Черский» и нескольких судов снабжения, в том числе ледокольных. В начале декабря 2020 года трубоукладочная баржа «Фортуна» начала работу на недостроенном участке СП-2 в немецких территориальных водах и уже проложила 2,6 км труб на одной из веток.

В Германии приветствовали возобновление работ по достройке газопровода, а компания — оператор проекта Nord Stream 2 AG готовится к продолжению укладки труб не только на немецком, но и на датском участке, для чего получены все необходимые разрешения. Всего же на дно Балтийского моря осталось проложить чуть более 150 километров труб по двум веткам трубопровода.

Предупреждение баржи «Фортуна», или Чем лакей отличается от крестьянина
Предупреждение баржи «Фортуна», или Чем лакей отличается от крестьянина
© мртс.рф
Однако в США не теряют надежд остановить реализацию проекта «Северный поток — 2». Новые санкции против него вписаны в проект американского оборонного бюджета на 2021 год, и хотя Дональд Трамп наложил на документ вето по другим причинам, никто не сомневается, что Конгресс США его преодолеет. Кроме того, американские политики грозят еще более жесткими санкциями против СП-2, которые «вобьют кол в сердце проекта».

С другой стороны, лидеры Германии и ЕС неоднократно заявляли, что считают незаконными экстерриториальные санкции, вводимые Вашингтоном, а сам проект называли коммерческим, а не политическим.

17 декабря 2020 года в ходе пресс-конференции Президент России Владимир Путин выразил надежду, что новая администрация США будет действовать в режиме честной конкуренции и не будет давить на европейских партнеров из-за «Северного потока — 2», а сам проект будет реализован. Но произойдет это не раньше середины будущего года, когда и ожидается развязка этого сюжета, который уже не первый год является одной из главных политических и экономических интриг не только для Европы.