В конце прошлой недели, 19 ноября, Александр Лукашенко подписал указ № 433 «О Н.Н. Карпенкове» (на Национальном правовом портале Республики Беларусь документ был опубликован 21 ноября): «В соответствии со статьей 84 Конституции Республики Беларусь постановляю: 1. Назначить полковника милиции Карпенкова Николая Николаевича заместителем министра внутренних дел Республики Беларусь — командующим Внутренними войсками. 2. Присвоить Карпенкову Николаю Николаевичу воинское звание полковника в порядке переаттестации».

До этого Карпенков возглавлял Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК) МВД, и на этом посту «прославился» даже больше, чем, например, командир минского ОМОНа Дмитрий Балаба.

В интервью, показанном 16 октября телеканалом «Беларусь 1», Карпенков пригрозил применить против выходящих на улицы граждан собственной страны, в том числе женщин и стариков, огнестрельное оружие: «Солдаты цветной революции, «змагары»… Лучшее их сравнение — организованные преступные группы по принципу 90-х годов, которые хотят на социальных лифтах из бандитов, ранее судимых людей подняться и стать или полевыми командирами, или депутатами, которых им щедро обещает Тихановская. Они хотят заработать денег. Я видел все выборы, все протестные массы, которые были в 2001, 2006, 2010 и 2015 годах. Таких аморальных и циничных лиц, которые участвуют в процессе, я никогда не встречал… Мы их задержим. Конечно, если они начнут оказывать активное сопротивление, мы вынуждены будем применить оружие для того, чтобы защитить граждан, защитить правопорядок, чтобы наши дети не видели вот этой вакханалии. Не дадим им разрушить страну. Мы, конечно же, гуманно применим оружие к ним, в том числе и огнестрельное».

Перед этим были опубликованы несколько видеозаписей, на которых удивительно похожий на Карпенкова человек в сопровождении целой группы молодых людей, опять же удивительно похожих внешне как раз на бандитов 1990-х годов (в спортивной одежде, с битами и прочим), разбивает стеклянную дверь в минской кофейне O'Petit. «Банда идет, а это самый главный бандит», — комментируют находящиеся в кофейне люди.

Сейчас служебное рвение Карпенкова оценено новым постом, теперь под его руководство отданы уже не только оперативники ГУБОПиК, а все Внутренние войска. Но интересно, откуда у этого милиционера такое ожесточение в отношении сограждан?

Изучение послужного списка Карпенкова позволяет дать ответ на этот вопрос.

Стоит отметить, что еще недавно биография нынешнего командующего Внутренними войсками была засекречена. «На сайте МВД появилось фото и краткий послужной список нового начальника Управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми (УНиПТЛ) полковника Николая Карпенкова. В прошлом Николай Николаевич командовал спецподразделением по борьбе с терроризмом «Алмаз», чем и объяснялось его дистанцирование от публичности», — сообщал 1 декабря 2012 года сайт TUT.by. Но и то, биография эта — краткий набор упоминаний, где и когда служил Карпенков, без пояснений, что это были за подразделения и т.д.

В частности, из официальной биографии Карпенкова известно, что в 1992—1994 годах он служил в спецподразделении «Беркут». И все. Можно было бы подумать, что это аналог украинского «Беркута» и Карпенков в 1990-е годы героически боролся с оргпреступностью на улице, которую сейчас поминает при каждом случае. Но это не так.

В апреле 2016 года журнал «Спецназ» — малотиражное (всего сотня экземпляров печатного тиража) издание, входящее в государственный медиахолдинг «Беларусь сегодня» и предназначенное практически целиком для распространения в казармах подразделений спецназа — опубликовало большое интервью с Карпенковым.

Вот что рассказал Карпенков о начальном этапе своей карьеры: «В 1992 году я узнал, что существует спецназ «Беркут», который занимается подавлением бунтов в исправительно-трудовых учреждениях. Я служил командиром роты особого назначения Министерства обороны, перед нами стояли специфические задачи. Когда потребовалось получить советы по вопросам рукопашного боя, которому необходимо было обучать военнослужащих, мы приехали в молодое подразделение. Буквально год «Беркуту» тогда было… Нас поразило, с каким энтузиазмом «беркутовцы» занимались подготовкой… Покупали оружие, снаряжение, щиты, бронещитки для выполнения сложных задач по освобождению заложников в ИТК (исправительно-трудовых колониях. — Авт.), поиску и задержанию скрывшихся вооруженных преступников, пресечению вооруженного сопротивления. Отрабатывали силовое прикрытие оперсостава, выполняющего задачи в беспокойных колониях… У меня, конечно, было огромное желание попасть в спецподразделение. Так я стал командиром 2-го взвода».

То есть это отнюдь не аналог украинского «Беркута», чья задача прежде всего — борьба с организованной преступностью. Тут задача — подавление бунтов в тюрьмах и колониях.

Подобные подразделения имеют неоднозначную репутацию даже внутри спецназовского сообщества. Во-первых, бойцов тюремного спецназа часто обвиняют в особом садизме, что объяснимо: информация об избиениях заключенных с меньшей вероятностью просочится в СМИ, нежели если бы речь шла об обычных гражданах на улице, да и вообще, «чего церемониться с этими уголовниками»?

Во-вторых, работа таких спецподразделений менее почетна по сравнению с прочими в силу следующих причин. СОБР задерживает вооруженных бандитов, ОМОН дерется на стадионах с футбольными фанатами, все это более-менее близко к понятию «честной драки», «один мужик против другого» (хотя и не всегда). Но тюремный спецназ — это практически всегда избиение изолированных групп заключенных целой группой закованных в доспехи бойцов. Хотя у кого-то подобная перспектива наверняка тоже вызывает «бурный энтузиазм».

Все это неизбежно формирует соответствующий менталитет, в основе которого — уверенность, что противостоящий тебе человек — это a priori преступник, с которым нечего цацкаться. Все же даже у ОМОНа более мягкий подход, потому что он часто стоит в оцеплении на мероприятиях и общается в том числе с обычными гражданами.

Осенью 1994 года «Беркут» по инициативе его командира Владимира Наумова (будущего министра внутренних дел) был переформирован в антитеррористическое подразделение «Алмаз», чьи функции сместились от подавления бунтов в колониях в сторону задержания вооруженных преступников. Но вот в новом формате спецподразделения Карпенков, рассуждающий сейчас о борьбе с оппозиционерами как аналогами «организованных преступных групп по принципу 90-х годов», не захотел оставаться.

«Прослужил там (в «Беркуте». — Авт.) почти два года, затем ушел из отряда в созданное подразделение МВД по обеспечению физической защиты высших лиц государственной власти и управления государством, — сообщил Карпенков в интервью «Спецназу». — А вернулся в «Алмаз» ровно через 10 лет — уже командиром СПБТ (Специальное подразделение по борьбе с терроризмом. — Авт.), перейдя с должности командира антитеррористического подразделения Службы безопасности президента».

Работая в Службе безопасности президента, благодаря своей лояльности Карпенков быстро приобрел влияние. «Это очень преданный человек, особенно Лукашенко… Он будет делать все (что прикажут. — Авт.)… Кстати, Наумов стал (в 1999 году. — Авт.) руководителем Службы безопасности президента именно с подачи Карпенкова. Далее Наумов стал министром, и это была уже его заслуга. Мне об этом сам Наумов говорил», — вспоминал 11 ноября 2020 года в интервью белорусской версии сайта The Village Игорь Макар, служивший в 2000—2005 году в «Алмазе» и лично знакомый в том числе с Карпенковым.

При Карпенкове «Алмаз» был вновь переформатирован. Об этом он сам рассказал «Спецназу», правда, не поясняя, в чем все же на практике выразились эти изменения: «По сути, то время, когда я возглавил отряд антитеррора, можно назвать уже третьим этапом становления подразделения. Второй этап проходил, когда отряд сформировался, подыскивалась оптимальная форма существования коллектива. Смотрели на лучшие российские примеры и что-то (в том числе из так называемых тяжелых наработок того времени) брали из опыта «Альфы», «Веги», «Витязя». Смотрели, что есть полезного для нас на Западе, в Израиле, в польском Бюро антитеррористических операций».

Предан лично Лукашенко: чем известен новый командир белорусских Внутренних войск

И вот еще немаловажный момент: уйдя из Службы безопасности президента, Карпенков на новом посту сохранил особое подчинение Лукашенко: «Для СПБТ по личному распоряжению главы государства была выделена база в столице. На тот момент президент взял отряд под своеобразное кураторство».

На практике «Алмаз» при Карпенкове стал бороться не столько с преступниками, сколько с оппозицией. До этого «почетный статус» такого «расстрельного отряда» Лукашенко принадлежал минскому СОБРу под командованием Дмитрия Павличенко, но тот «спалился» в 2000 году, когда всплыли документы о причастности СОБРовцев к похищению и убийству лидеров протеста — бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко и бывшего главы Центральной избирательной комиссии Виктора Гончара.

Игорь Макар так описал в интервью белорусской версии сайта The Village время, когда антитеррористический спецназ вопреки его профильным задачам начали привлекать против оппозиции режиму Лукашенко: «2002—2004 годы (в другом интервью он уточняет, что речь идет о «2002 или 2003 годе»; как раз в 2003 году, точная дата нигде не публиковалась из-за закрытости информации, «Алмаз» возглавил Карпенков. — Авт.). В 2006 году уже было очень жестко. Особенно в ДК железнодорожников в марте 2006-го, когда (кандидат в президенты Александр. — Авт.) Козулин приехал на Всенародное собрание, тогда там очень серьезно всех побили. Работали очень жестко».

Ушел из спецназа Макар именно из-за новых порядков, которые принес в антитеррористическое подразделение пришедший из Службы безопасности президента Карпенков: «Когда я работал в «Алмазе», меня назначили на должность заместителя командира боевой группы, и было очень много разногласий с руководством «Алмаза». Все это привело к тому, что я просто уволился».

Кстати, как утверждает Макар, позже Карпенков лично угрожал ему в телефонных разговорах, одну из записей которых бывший спецназовец недавно опубликовал.

В упомянутый Макаром день встречи Козулина с избирателями 2 марта 2016 года группа «алмазовцев» расстреляла  машину водителя кандидата в президенты Юрия Радивила, причем Карпенков сам заявил, что лично открыл огонь — мол, водитель отказался выполнить приказ выйти из машины и попытался уехать.

25 марта 2006 года «Алмаз» участвовал в задержании Козулина, а также активистов «Молодого фронта» Насти Полежанко и Дениса Карнова, которые уже в 2009 году опознали одного из задерживавших их людей, которым оказался «алмазовец» Александр Леоненко.

Вновь «отличились» бойцы «Алмаза» при разгоне массового митинга оппозиции на Майдане Независимости 19 декабря 2010 года, когда по протестующим открывали огонь резиновыми пулями. После этого 27 декабря 2010 года Карпенков был снят с поста командира антитеррористического спецподразделения. Однако неясно за что. Одной из причин могло стать то, что его давний знакомый и протеже Наумов, будучи снят в 2009 году Лукашенко с поста министра внутренних дел, в следующем году бежал в Москву.

В 2011-м Карпенков возглавил 6-е управление ГУБОПиК, в 2012-м — в УНиПТЛ, в 2014-м был поднят уже до руководителя ГУБОПиК в целом. Среди прочего, как он гордо рассказывал «Спецназу», «занимаемся и наемниками, принимавшими участие в боевых действиях на Юго-Востоке Украины». Для справки: в 2017—2020 годах в Белоруссии по статье 361-3 Уголовного кодекса («Участие в вооруженном формировании одной из противоборствующих сторон на территории иностранного государства, а равно участие в вооруженном конфликте, военных действиях без уполномочия государства и при отсутствии признаков наемничества») осуждено  шесть человек, воевавших в ополчении Донбасса.

Возглавив сейчас Внутренние войска, Карпенков, без сомнения, привнесет туда привычные ему методы работы.