Первые семнадцать лет после провозглашения независимости Украина обходилась без формализованной Стратегии национальной безопасности. Но когда после первого «майдана» к власти пришёл Виктор Ющенко, то новый президент, ориентирующийся на Запад, решил ситуацию исправить. Естественно, в документе 2007 года появилась формулировка о «продолжении конструктивного партнёрства с НАТО», причём это не была фигура речи — Хартию об особом партнёрстве между Украиной и НАТО подписал Леонид Кучма ещё в июле 1997-го.

Зеленский утвердил приоритеты национальной безопасности Украины
Зеленский утвердил приоритеты национальной безопасности Украины
© пресс-служба президента Украины
Правда, при Ющенко в сторону Альянса Киев много шагов сделать не успел: после победы на президентских выборах Виктора Януковича в 2010-м был принят новый закон об основах внутренней и внешней политики, который снял с повестки дня интеграцию в НАТО и установил внеблоковый статус Украины. В 2012 году Янукович подписал новую редакцию Стратегии национальной безопасности Украины, в которой любые упоминания о НАТО исчезли.

После второго «майдана» и начала войны на Донбассе изменение этого документа было неизбежным. В конце мая 2015-го, через год после прихода к власти, Пётр Порошенко подписал вторую в истории Украины Стратегию национальной безопасности страны. В документе одной из основных целей было названо обеспечение интеграции Украины в Европейский Союз и формирования условий для вступления в НАТО. Главной угрозой национальной безопасности были названы «агрессивные действия России», а Крым и Севастополь обозначены как «оккупированные» Россией. Донбасс был упомянут в контексте «поддержки Россией марионеточных квазигосударственных образований на временно оккупированной территории части Донецкой и Луганской областей».

Главным направлением политики в области национальной безопасности в 2015-м было названо восстановление территориальной целостности Украины — с приоритетом мирных средств, но также с использованием «всех возможных, которые не противоречат международному праву». Хотя к тому времени Минские соглашения были не просто подписаны, но и одобрены Советом Безопасности ООН (Резолюция от 17 февраля 2015 года), никакого упоминания о них как о способе разрешения конфликта на Донбассе в Стратегии не было.

«Безопасность человека — безопасность страны»: политолог назвал циничной новую стратегию нацбезопасности Украины
«Безопасность человека — безопасность страны»: политолог назвал циничной новую стратегию нацбезопасности Украины
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
Владимир Зеленский, который победил на президентских выборах, обещая прекратить братоубийственную войну на Донбассе, за почти полтора года у власти не много сделал для этого. Но даже небольшие шаги в сторону мира — вроде реально действующего с июля 2020 года прекращения огня — вызывают истерику у украинских радикалов, поэтому президент постоянно с этой «партией войны» заигрывает. Подписанная Зеленским в понедельник вечером третья за последние 13 лет Стратегия национальной безопасности Украины может служить образцом такого поведения.

Во-первых, Минские соглашения в ней также не упомянуты.

Во-вторых, «российской оккупационной администрацией» названы власти не только в Крыму и Севастополе, но и в «отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (единственная формулировка, хоть как-то отсылающая к Минским соглашениям).

В-третьих, документ фактически направлен на смену «нормандского формата» переговоров по урегулированию на Донбассе на новые, в том числе трансатлантические.

«Украина будет вести переговоры с Российской Федерацией при посредничестве партнеров из числа государств-членов ЕС и НАТО, а также ОБСЕ», — говорится в Стратегии, причём без единого упоминания Германии и Франции в этом контексте.

Как это соотносится с постоянными призывами Зеленского провести встречу «нормандской четвёрки», сказать сложно.

Россия в документе несколько раз названа «агрессором», однако противостоять «российской агрессии» Киев планирует не столько военными методами, сколько путём сохранения международного давления на Москву.

«Украина будет принимать меры для предотвращения эскалации конфликта с Российской Федерацией, прежде всего путем увеличения её потенциальной цены до неприемлемого для Российской Федерации уровня. Приоритетными направлениями являются усиление обороны и возможностей обеспечения безопасности, укрепления международной поддержки Украины и эффективное использование международной помощи, а также сохранение консолидированного международного политического, экономического и правового давления на агрессора», — сказано в Стратегии.

Инфраструктура угрозы. Как военные США обустраиваются в Польше для противостояния России
Инфраструктура угрозы. Как военные США обустраиваются в Польше для противостояния России
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Эта цель предопределяет и выбор международных партнёров Украины. Так, «порошенковская» Стратегия выделяла только одно государство, отношения с которым имели стратегическое значение — Соединенные Штаты Америки. А вот в документе, подписанном Зеленским, названы сразу пять государств, с которыми планируется развивать «всестороннее сотрудничество»: это США, Великобритания, Канада, Германия, Франция (именно в таком, не алфавитном порядке).

Сотрудничество с ними «имеет для Украины приоритетный стратегический характер и направлено на укрепление гарантий независимости и суверенитета, содействие демократическому прогрессу и развитию Украины», сказано в Стратегии. То есть ни с одной соседней страной всестороннего сотрудничества в принципе не предвидится.

Соседи Украины появляются в следующем списке — государств, с которыми планируется развитие «стратегического партнёрства», это Азербайджан, Грузия, Литва, Польша и Турция (на этот раз алфавитный подход соблюдён). Кстати, наличие в этом ряду Азербайджана уже вызвало раздражение у ряда украинских аналитиков — мол, и демократии в этой стране нет, и с российской агрессией бороться она не помогает, да и экономические связи между Киевом и Баку незначительны.

Главред киевского портала «Европейская правда» Сергей Сидоренко даже намекнул на азербайджанский лоббизм и умение Баку «заинтересовать» иностранных должностных лиц. Хотя Азербайджан появился в списке стратегических партнёров Украины скорее благодаря Турции. Анкара в конце октября 2020 года на саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств готовится объявить о создании объединенной армии тюркских стран. При этом уже сегодня турецкая и азербайджанская армии в значительной мере являются единым целым.

С другими, кроме Литвы, странами Прибалтики, а также с государствами Северной Европы планируется поддерживать «партнёрские отношения», а с государствами Центральной и Юго-Восточной Европы — «тесные добрососедские отношения», причём ни одно из них прямо не названо. Скорее всего, это связано с тем, что Румыния, а особенно Венгрия, весьма настойчиво требуют от Киева обеспечения языковых, культурных и образовательных прав своих национальных меньшинств на территории Украины.

Богдан Безпалько: России и ЕС точно не нужна вторая Украина в Белоруссии
Богдан Безпалько: России и ЕС точно не нужна вторая Украина в Белоруссии
© РИА Новости, Нина Зотина
С двумя соседями по постсоветскому пространству, Белоруссией и Молдовой, будущие отношения описаны в Стратегии как «прагматичные». Напомним, на следующий день после подписания этого документа депутаты Верховной Рады Украины приняли постановление, в котором президентские выборы в Белоруссии названы несвободными и нечестными. Выборы президента Молдовы состоятся 1 ноября 2020 года, так что у украинских парламентариев есть шанс проявить свой специфический «прагматизм» по отношению и к этой стране. Со всеми остальными государствами мира — Азии, Ближнего Востока, Африки и Южной Америки (без выделения ни одного из них) — Украина планирует развивать «взаимовыгодное экономическое сотрудничество».

Китай в Стратегии не упомянут вообще, хотя ещё 1 апреля 2020-го в ходе телефонного разговора с главой китайской дипломатии Ван И министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил, что «Украина заинтересована в развитии стратегического партнёрства с Китаем». Видимо, после недавней публичной порки Зеленского со стороны главы Госдепа Майка Помпео в связи с попытками китайских компаний приобрести украинский завод авиадвигателей «Мотор Сич», в Киеве решили забыть о своих обещаниях Пекину.

В отношении Европейского союза и Организации Североатлантического договора Владимир Зеленский пошёл намного дальше своего предшественника, обозначив получение «полноправного членства» (оксюморон, поскольку никакого другого там не бывает) в ЕС и НАТО как «стратегический курс государства». Однако, если от Евросоюза никаких приглашений Украина не ожидает, хотя и планирует интегрировать свою экономику с европейской и достигнуть соответствия Копенгагенским критериям членства в ЕС, то от НАТО рассчитывает «получить приглашение и присоединиться к Плану действий по членству в НАТО».

Для достижения последней цели запланировано достичь в максимально сжатые сроки достаточной совместимости Вооруженных Сил Украины и других составляющих сектора безопасности и обороны с соответствующими структурами государств Альянса, а также существенно активизировать реформы для достижения соответствия критериям членства в НАТО в рамках имплементации годовых национальных программ под эгидой Комиссии Украина-НАТО. Напомню, что уже при Зеленском, в ноябре 2019 года, Украина обратилась к НАТО с просьбой об участии в Программе расширенных возможностей, и 12 июня 2020-го официально стала членом этой программы.

Военный бюджет Украины: «Чем можем, тем и бряцаем»
Военный бюджет Украины: «Чем можем, тем и бряцаем»
© president.gov.ua
Справедливости ради стоит отметить, что в новой Стратегии национальной безопасности есть немало реалистичных и адекватных оценок. Так, прямо признаётся, что источником угроз независимости Украины, её суверенитету и демократии остается недостаточная эффективность государственных органов, что затрудняет выработку и реализацию эффективной политики. Отмечены также депрессивное состояние экономики, угрозы для критической инфраструктуры, связанные с ухудшением её технического состояния и отсутствием инвестиций в её обновление и развитие, нерациональное использование природных ресурсов, деградация лесов, водных бассейнов, сельскохозяйственных угодий, системные проблемы в здравоохранении, угрожающая демографическая ситуация и усиление эмиграции, вызванное ухудшением социально-экономического положения.

Вот только искать виновных во всём этом явно будут извне. К примеру, в документе адекватно отмечено, что «низкий уровень благосостояния порождает уныние и неуверенность в будущем, провоцирует насилие, тормозит развитие и консервирует отсталость», при этом «особенно опасным является укоренение радикальных общественных настроений». Но дальше идёт привычная за последние годы формулировка, что такие настроения «являются основой для политического насилия и сепаратизма, деятельности незаконных вооруженных формирований, распространения терроризма».

Не нужно объяснять, что на Украине на роли «сепаратистов» и «террористов» назначают людей, которые высказывают малейшее несогласие с политикой киевских властей, при этом обвиняя их в «работе на Кремль».