Характерной особенностью нынешней президентской кампании в Белоруссии стала беспрецедентная уличная мобилизация граждан. Как мы уже писали, в мае на сдачу подписей тройке главных независимых кандидатов — Светланы Тихановской, Виктора Бабарико и Валерия Цепкало — в Минске выстраивались километровые очереди, состоявших из тысяч людей; в областных центрах на эти акции приходили разом сотни местных жителей. И это притом что все предшествовавшие годы максимальная мобилизация всех сил оппозиции составляла раз в год на День Воли в лучшем случае полторы тысячи человек.

Одна из причин мобилизации протестного электората в Белоруссии — развитие получили Telegram и YouTube, в политике появились новые лица и «проснулись» ранее равнодушные к ней широкие слои населения, понявшие после пандемии коронавируса и неадекватной реакции на нее Александра Лукашенко, что деятельность власти касается непосредственно их выживания.

Алексей Зубец: Без экономической поддержки России режим Лукашенко рухнет очень быстро
Алексей Зубец: Без экономической поддержки России режим Лукашенко рухнет очень быстро
© Youtube / Алексей Зубец

Возможно, политтехнологи Лукашенко предполагали, что, сняв с предвыборной гонки двух достаточно рейтинговых кандидатов (Бабарико оказался за решеткой, а Цепкало вынужден был покинуть страну и уехать сначала в Россию, а потом в Украину), смогут рассеять оппозиционный электорат, а оставшуюся в президентской избирательной кампании Тихановскую мало кто знает, да и вряд ли поддержат, уж больно она имеет непрезидентский вид. Но что-то пошло не так, не по планам президентских политтехнологов — Тихановская, наоборот, вместе с женой Цепкало Викторией и Марией Колесниковой (главой штаба Бабарико, жена кандидата погибла в 2017 году) сформировали общую команду и, таким образом, мобилизационный эффект оппозиции многократно усилился, потому что теперь она выступает единой колонной — за одного кандидата, а не так, как было до регистрации, когда кандидатов было трое.

Безусловно, сыграл здесь свою роль и моральный фактор — эффект «декабристок», слабых, но бесстрашных женщин, открыто выступающих против репрессивной диктатуры. Ведь все три женщины оказались пострадавшими за мужей: муж Тихановской тоже с начала избирательной кампании в тюрьме. И вот желание отстоять своих мужей (у Цепкало и Тихановской) и своего шефа у Колесниковой придает этим женщинам героический ореол. Тем более что противостоят они Лукашенко — мужчине, обличенному властью и имеющему возможности воздействовать на широкие массы с помощью спецслужб, прокуратуры и суда.

Что-то пошло не так. Политтехнологи Лукашенко неправильно рассчитали возможности и действия «декабристок»

Первый предвыборный пикет прошел 18 июля в Могилеве и оказался, как говорится, «первый блин комом». На акцию перед Ледовым дворцом, судя по опубликованным фотографиям и видеозаписям, собрались сотня-полторы участников, что для областного центра с населением 380 тыс. человек явно маловато. Справедливости ради, ни Тихановской, ни Цепкало, ни Колесниковой на акции на было, и выглядело все скорее как местная самодеятельность.

Днем 18 июля прошла встреча с Вероникой Цепкало в Дзержинске. Судя по опубликованной записи, на акцию пришло около сотни человек (и это в городе с 28-тысячным населением).

Вечером 19 июля предвыборный пикет прошел в Минске. Место для него — площадь в глубине Парка дружбы народов — власти подобрали максимально неудобно для того, чтобы людям было туда добираться. Во-первых, на самой окраине города, во-вторых, от ближайшей станции «Академия наук» надо было идти пешком более 3-х километров.

Алексей Дзермант: Провокация с задержанными в Белоруссии россиянами была подстроена в интересах США
Алексей Дзермант: Провокация с задержанными в Белоруссии россиянами была подстроена в интересах США
© Facebook, Алексей Дзермант

И, несмотря на это, вся площадь оказалась плотно заполнена народом.

Представители оппозиции в ходе митинга называли цифру в 7 тыс. человек, а уже к концу акции — итоговую цифру в 10 тыс. человек, собравшихся на митинг. Опубликованы даже математические подсчеты, исходящие из определения площади, занятой митингующими.

Уже много лет никто, кроме официальных властей, не мог собирать столько людей в Минске на акции, направленные по сути против власти.

Дальше история с массовой мобилизацией граждан начала повторяться снова и снова.

23 июля встреча доверенных лиц Тихановской с избирателями проходит в Коложском парке Гродно. Сайт NewGrodno.by опубликовал видеозаписи и фотографии акции с высоты птичьего полета, и, судя по всему, на нее собралось около 1 тыс. человек. Для областного центра с населением 368 тыс. человек — это достаточно прилично.

Притом что на встречу с «белорусскими декабристками», на которую приходят люди, сама Тихановская в Гродно не приезжала — в тот же день она и Мария Колесникова выступали на встрече с избирателями в Борисове (Минская область). Здесь, судя по видеозаписям, на акцию пришло порядка 2 тыс. человек (причем все не поместились на огороженную площадку) при населении города в 143 тыс. человек.

Следующая встреча Тихановской, Цепкало и Колесниковой с избирателями проходит 24 июля в Глубоком (Витебская область). И в городе с населением 18 тыс. человек на акцию выходит больше 1 тыс. человек. Опубликовано уже много фотографий и видеозаписей, позволяющих полностью окинуть взглядом собравшееся перед сценой людское море.

В тот же день — встреча с избирателями в Новополоцке (Витебская область). Судя по опубликованным  фотографиям и видеозаписям с высоты птичьего полета, в городе с населением 101 тыс. человек вышло около 500 человек.

Но главное мероприятие этого дня — в Витебске. Как отмечали местные журналисты, городской парк Железнодорожников оказался заполнен людьми практически полностью. Судя по фотографиям с высоты птичьего полета, названные в ходе митинга цифры сначала в 5, а затем в 8 тыс. собравшихся близки к реальности. И это в городе с населением 364 тыс. человек.

25 июля проходит встреча с избирателями в 147-тысячной Орше (Витебская область). Судя по опубликованным видеозаписям — более 1 тыс. человек. Опять-таки повторюсь — для глубинки это невероятный уровень мобилизации, столько людей собирается разве что на концерты популярных музыкальных исполнителей.

И в тот же день — Могилев. В городе с населением 357 тыс. человек вышли на акцию как минимум 500 человек. Да, в этом городе протестная мобилизация пока что заметно слабее, чем в целом по стране, но за неделю с предыдущей аналогичной акции выросла в несколько раз.

И в тот же день — Брест, где на акцию, проводившуюся в парке Воинов-интернационалистов, собралось до тысячи человек. Притом что Тихановская в тот день была в другом городе.

Что-то пошло не так. Политтехнологи Лукашенко неправильно рассчитали возможности и действия «декабристок»

И вот главная акция — 25 июля  в Бобруйске (Могилевская область), где митингующие заняли значительную часть отведенного под акцию местного футбольного стадиона. По поводу называвшихся очевидцами и журналистами цифр в 4 или даже 6 тысяч, возможно, основываясь на собственных подсчетах автора, тысячи три. Но в любом случае для города с населением 217 тыс. человек это много.

Утром 26 июля — пикет в 76-тысячном Жлобине (Гомельская область). Судя по фотографиям с высоты птичьего полета, до тысячи человек.

В тот же день — пикет в 64-тысячной Речице (Гомельская область), вышли около 500 человек.

И в тот же день — пикет в 138-тысячном Пинске (Брестская область), опять же, судя по видеозаписям, не менее 500 человек.

И, наконец, Гомель. В областном центре с населением 510 тыс. человек вечером 26 июля на встречу со Светланой Тихановской приходят тысячи людей — как в Витебске двумя днями ранее и в Бобруйске днем ранее, но только еще больше.

Александр Шпаковский о задержании россиян в Белоруссии: Сейчас главное не обвинять друг друга
Александр Шпаковский о задержании россиян в Белоруссии: Сейчас главное не обвинять друг друга
© РИА Новости, Владимир Трефилов

«Sputnik Беларусь», опубликовавший видеозапись с дрона с акции в Гомеле, оценивает число собравшихся до 10 тыс. человек, в том числе с учетом того, что все желающие принять участие в пикете не поместились на площадке перед Центром инклюзивной культуры и стояли на соседних улицах.

Возможно, реальная цифра немного ниже. Но так или иначе, это была одна из крупнейших встреч Тихановской с избирателями, визуально — судя по видеозаписям с высоты птичьего полета — действительно численно сравнимая с минской 19 июля.

30 июля — пикет в 106-тысячном Солигорске (Минская область), где под мероприятие также, как и в Бобруйске, выделили местный стадион, на котором собралось несколько сотен человек.

Но главная акция проходит в четверг в Минске, где на той же площади в Парке дружбы народов на пикет, совмещенный с музыкальным концертом, собирается уже в несколько раз больше людей, чем 19 июля.

По поводу цифр. Представители оппозиционных Telegram-каналов, которые вели трансляцию с акции, оценивали в разгар мероприятия число собравшихся «минимум в 30 тысяч». Правозащитное движение «Весна» называло в ходе акции цифру в 25 тыс. человек, по его завершении — в 34 тыс. (потом они пересчитали эти цифры до 64 тыс., но это выглядит уже несерьезным).

Белорусское МВД официально отчиталось 31 июля о том, что «через контрольно-пропускные пункты, оборудованные рамочными металлодетекторами, прошли 18.250 человек». Журналист «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин, посетивший акцию, также говорит о «15 — 20 тысячах собравшихся». Сам я оценил бы число собравшихся цифрой около 20 тыс. человек.

Опять же, сложно согласиться с оптимистичной оценкой оппозиционных белорусских Telegram-каналов, что «таких массовых митингов в истории Беларуси не было никогда». Почему же никогда? Крупные протестные акции 1996 — 1999 годов собирали никак не меньше. Та же Плошча, как называют массовые протесты в центре Минска 19 декабря 2010 года, оценивается цифрой в 20 — 30 тыс. человек. Но то, что такой мобилизации на акции оппозиции в стране не было уже очень давно, — это факт.

Немаловажно, что на акции 30 июля мобилизация не выдохлась, достигнув пика, а продолжила расти, и прежде всего по регионам.

1 августа больше тысячи (сложно оценить из-за отсутствия фотографий с высоты птичьего полета, я даю нижнюю планку) человек выходит на пикет в Мозыре (Гомельская область), в городе с населением 111 тыс. человек.

Столько же — в 42-тысячном Волковыске (Гродненская область).

Лукашенко, Тихановская плюс шпионы под кроватью. В чем тайна белорусских выборов?
Лукашенко, Тихановская плюс шпионы под кроватью. В чем тайна белорусских выборов?
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

Несколько сотен человек собирается на пикет в 11-тысячном Клецке (Минская область).

Но крупнейшая акция 1 августа — встреча Тихановской с избирателями в Гродно. И по опубликованным видеозаписям и фотографиям хорошо видно, что люди заполнили не только площадку в Коложском парке, но и все ведущие к ней аллеи! Акцию оценивают цифрой до 15 тыс. человек, при этом я бы отметил, что, судя по фотографиям с высоты птичьего полета, на пике она визуальна сравнима с минской акции 19 июля, то есть около 7 тыс. человек.

2 августа — массовый пикет в 175-тысячных Барановичах (Брестская область), опять же порядка тысячи человек.

И, наконец, в тот же день встреча Светланы Тихановской с избирателями проходит в Бресте, и на видеозаписях мы видим тысячи людей перед сценой. Правозащитник Роман Кисляк, ссылаясь на данные волонтеров, сообщил о 15 тыс. участников, в оппозиционных Telegram-каналах говорится и про 20 тыс. На самом деле подсчитать достаточно сложно, так как большинство людей стояли под деревьями за пределами заполненной площадки перед сценой. Но в любом случае, акция была не меньше минской 19 июля, а, возможно, и минской 30 июля. А ведь население Бреста — 339 тыс. человек.

Еще одна массовая акция намечена в Минске на 3 августа, и, скорее всего, она станет главным смотром сил оппозиции накануне голосования 9 августа.

Выводы

Часто приходится слышать доводы вроде: «Подумаешь, 20 тысяч вышло на митинг! Это ж чепуха, 1% населения, ведь в Минске 2 миллиона жителей».

Но это абстракция. Основная часть жителей любого города на митинги вообще не ходит — ни на провластные, ни на оппозиционные. Поэтому и сравнить между собой нужно реальные акции — как политические, так и иные, максимально мобилизующие людей, например, концерты популярных групп на открытом воздухе. Так вот, численность крупнейших акций Тихановской уже визуально сравнима с крупнейшими музыкальными фестивалями, проходящими в Белоруссии («Рок за Бобров» или «Славянский базар»).

1% населения города, добровольно вышедший на митинг, в условиях, когда чиновники и телевидение акции не поддерживают, а замалчивают, — это на самом деле очень много.

Точно так же на спортивных соревнованиях не сравнивают вес штанги, поднятой атлетом, с некими абстрактными цифрами («Ну что такое 200 килограмм в масштабах планеты!»), а сравнивают с весами, которые «осиливали» ранее другие спортсмены.

В то время как люди видят акции в других городах и выходят на встречи с Тихановской в своем городе, за действующего президента на улицы без применения админресурса выйдут единицы. Тут и вера в админресурс, и то, что в провластных акциях и "без меня обойдутся", да и мобилизация на подобные события проходит в основном среди нескольких сотен чиновников, чье благосостояние целиком завязано на власть.

По имеющейся косвенной информации, в штабе президента Лукашенко царят растерянность и уныние. Даже арест 33-х «террористов» из "российской ЧВК" не мобилизует электорат, а наоборот, создает дополнительное напряжение в связи с недвусмысленным требованием России вернуть ее граждан. Лукашенко и его политтехнологи, конечно, еще придумают несколько новых ходов для мобилизации своего электората, для того, чтобы перетянуть на свою сторону тех, кто колеблется, но с каждым днем это делать становится всё труднее. Похоже, в Белоруссии складывается ситуация, когда каждый шаг власти, независимо от того, что она делает, воспринимается определенной частью населения весьма негативно, а заявления "декабристок", даже самые нелепые, находят восторженный отклик у широких народных масс.