И если преемником Дмитрия Анатольевича будет не Михаил Бабич, еще недавно бывший послом РФ в Белоруссии, то у Минска есть надежда, что «грозу», готовую обрушиться на власти республики, пронесет мимо.

Нефтяные ралли

Экономический конфликт из-за цен на российские нефть и газ, который начался чуть менее чем два года назад, перерос в полномасштабный кризис Союзного государства. История умалчивает, когда именно поссорились Александр Григорьевич с Дмитрием Анатольевичем. Бацька намекал на грузино-абхазскую войну 2008 года. Тогда он обратился к Медведеву за компенсацией в обмен на признание Минском Абхазии и Южной Осетии. НАТО предупредило Бацьку о санкциях за это. В «плюшках» за дружбу было отказано, и Александр Григорьевич обиделся. На сегодня это самая рабочая версия того, по какой причине Лукашенко не ладит с Медведевым.

Этот конфликт или личная неприязнь очень повлияли на двусторонние отношения, поскольку улаживать проблемы в Союзном государстве посадили межправительственную группу, которая смогла договориться обо всем, кроме того, ради чего огород городили — цен на нефть и газ. По слухам, Лукашенко очень рассчитывал добиться своего, лично общаясь с Путиным. Но на этот раз Владимир Владимирович через голову премьера действовать отказался и твердо стоял на том, что экономические вопросы — не его уровень. Ничего у Бацьки не получалось обычным для него путем: ни смачные публичные жалобы, ни намеки на личную обиду, ни, чего греха таить — угрозы.

Леонтьев рассказал, как РФ оставила Лукашенко без халявы и что он будет делать дальше
Леонтьев рассказал, как РФ оставила Лукашенко без халявы и что он будет делать дальше
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

К последнему Минск прибег в январе уже 2020-го года, когда стало ясно, что ни ради Нового года, ни ради братской дружбы народов ему уступать не согласны. Угроз было много, все они касались «трубы». Бацька грозил из двух забрать одну. Повысил в одностороннем порядке цену транзита нефти, введя 10 января «экологический налог». С громким хлопаньем ладонью по столу было сказано, что нефть больше у России покупать не будут. Рассказали о собственных свежеоткрытых месторождениях. Наконец, нефтепровод «Дружба» угрожают поставить на ремонт.

Правда, все упомянутое больше похоже на светошумовые гранаты. «Забрать две из трех» — из области ненаучной фантастики. «Экологический» налог на самом деле касается только белорусских транзитных компаний. Национальные месторождения вообще не аргумент. Сначала надо просчитать рентабельность скважин, затем достать где-то деньги на разработку или искать инвесторов — только потом станет ясно, в каком контексте о них вообще стоит вспоминать. Покупать не у России можно. В 2010-2011-м покупали у Азербайджана и даже Венесуэлы. Но любая иностранная нефть, «круглая» ли, «квадратная» ли — все равно будет дороже, чем российская. Смотрим на географическую карту — там все нарисовано.

Сломанная «Дружба»

В 2019 году нефтепровод «Дружба» был загрязнен некачественной нефтью из России, с предприятия «Самаратранснефть-терминал». Тогда эта чисто техническая авария стала настоящим политическим подарком Лукашенко. Тогда тупик в двусторонних переговорах выглядел еще более глухим, чем сейчас. Ответственность российской компании за аварию резко укрепила переговорные позиции Бацьки. Однако это был мнимый успех. Транзит был возобновлен. Но именно тогда и прозвучала впервые угроза остановить «Дружбу» на профилактический ремонт.

Полгода спустя, по причине полной безнадеги на переговорах, эту карту вновь выложили на стол. Но сначала были проведены переговоры с Польшей о «реверсных» поставках нефти по украинской схеме, изобретенной отнюдь не Порошенко—Яценюком, а Януковичем—Азаровым. Но в Варшаве, где «последнего диктатора Европы» терпеть не могут, делать ему подарки не хотели даже за деньги. И поляки нашли законный повод. И знаковый: нефтепровод «Дружба» построен СССР для подпитки союзников по соцлагерю. В 1960 году никому из проектировщиков, даже в состоянии белой горячки, не могло пригрезиться, что настанут времена, когда Польша и Словакия будут «поставщиками» волго-уральской нефти на территорию Советского Союза. В общем, «реверс» на «Дружбе» технически невозможен, качать одновременно «к себе» и «от себя» нереально, и польским партнерам доставило немало удовольствия сообщить об этом людям Лукашенко. Один-ноль.

Лукашенко готов к нефтяной войне с Россией. При чем здесь Меркель?
Лукашенко готов к нефтяной войне с Россией. При чем здесь Меркель?
© REUTERS, Vasily Fedosenko | Перейти в фотобанк

И снова история умалчивает, нуждался ли до этого неприятного Минску момента белорусский участок «Дружбы» в ремонте или нет. Но после этого ремонт резко встал на повестку дня вопросом номер один. После отказа Польши помочь с нефтью, 15 января, белорусская «Гомельтранснефть», которой принадлежит белорусский участок «Дружбы», был кинут под танки, чтобы объявить себя инициатором начала ремонтных работ. Пока на три дня, на участке «Мозырь-Брест-3», в результате чего прокачка нефти в направлении Польши временно снизится на 50%. Пряча глаза, представители «Гомельтранснефти» заявили, что эти работы «не совсем плановые, но было необходимо устранить дефекты на участках нефтепровода в направлении Польши». Кроме того, сказали белорусские партнеры Польши, ремонт на пяти участках «Дружбы» компания планирует проводить ежемесячно, не исключая частичную остановку прокачки нефти.

Как обычно, ничего не понявшие СМИ разразились «симфониями Вагнера», что ремонт «Дружбы» — шаг отчаяния против России, потому что об альтернативе не договорились ни с кем. Как обычно — мимо. Лукашенко не истеричка, но замечательный актер. Он умеет виртуозно, как Наполеон, изобразить «обманутого жениха», а на отказ «жениться» всегда отвечает вызовом на дуэль. Ремонт «Дружбы» явно ответ не России, а Польше: за лукавство, а заодно Бацька, будучи «советским» до мозга костей, по-сталински указал полякам их настоящее место. Один-один.

Литовский гамбит

Думать и соображать теперь нужно Варшаве: бывшая советская республика ей недвусмысленно намекнула, от кого именно к ним течет русская нефть. Владелец же российского участка «Дружбы», компания «Транснефть» не выказала ни малейшего беспокойства. Ее глава, Николай Токарев, заявил, что Россия имеет возможности перераспределить транзитные потоки нефти, идущие через территорию Белоруссии, даже если Минск совсем прекратит транзит. «У нас возможности для этого все есть, но мы не считаем, что такая перспектива предстоит», — сказал нефтяник. Он прав: никакой угрозы «блокады» российской нефти на территории Белоруссии не существует даже теоретически. Лукашенко на это никогда не пойдет. Стоит напомнить, что аналогичный случай произошел с прибалтийской веткой «Дружбы», при очень схожих обстоятельствах. В 2006-м правительство Литвы продало НПЗ Mažeikių nafta польской PKN Orlen, а не российским компаниям. Так совпало, что на участке Унеча — Полоцк в Брянской области, произошла авария. И прибалтийская ветка «Дружбы» сломалась навсегда: с тех пор нефть на литовский НПЗ доставляется танкерами из порта Приморск по рыночным ценам. А Вильнюс носится с «суверенными» проектами альтернативного использования пустой советской трубы, в том числе таким экзотическим, как ее сопряжение с бесполезным кучмовским прожектом «Одесса-Броды».

Лукашенко и Путин договорились решать вопросы нефти и газа на уровне компаний
Лукашенко и Путин договорились решать вопросы нефти и газа на уровне компаний
© РИА Новости, Алексей Даничев | Перейти в фотобанк

Кстати, сегодня алмазом сверкнула идея качать через нее «реверс» в Белоруссию из портов Бутинге и Вентспилс. Если Бацька на это пойдет, литовские партнеры смогут «отбить» хоть что-то от потери «инструмента российского политического давления». Но Бацька на авантюру не пойдет: «диктатор» должен быть страшным, а не смешным.

Политическая альтернатива

На сегодня реальной замены поставкам нефти из России в Белоруссию нет — точка. Венесуэла в 2020 году исключена — там не будут заморачиваться на фоне попыток переворота, тем более, что Москва там играет ключевую роль в сохранении у власти Мадуро. Иран тоже мимо. Десять лет назад его удалось сделать альтернативой во время очередного обострения отношений с Москвой. Но тогда это получилось, потому что с Тегерана сняли санкции. А сегодня, увы, Иран обложен новыми, американскими, а президент Белоруссии так ждет в Минск мистера Помпео! Есть, конечно, азербайджанские партнеры, они тогда тоже помогали. Готовы и сейчас, но как-то вяло. Пока что министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей провел встречу с послом Азербайджана Латифом Гандиловым, где этот вопрос поднимался. «В принципе мы готовы, можем поставить, как и раньше. Но ничего конкретного пока на этот счет нет», — сказал представитель азербайджанской госкомпании «SOCAR», Ибрагим Ахмедов. Чиновник сообщил, что оказывается Минск даже не просил о помощи. Разгадка проста: до достижения соглашения по нефти закачивать ее в Белоруссию согласился друг и бизнес-партнер Лукашенко, олигарх Михаил Гуцериев. Этот российский бизнесмен чаще бывает в Белоруссии, чем в России, у него там много интересов. Через свои компании «Русснефть» и «Нафтиса» он поставил 600 млн. тонн российской нефти в январе — это компромисс, согласованный с российским руководством.

Он совершенно не делает погоды, просто дает понять, что Москва терпеливо ждет, когда же Минск перестанет чудить и подпишет контракт за цену чуть выше прошлогодней, но ниже рыночной. Ну, или придется покупать дорогую нефть из пустой литовской трубы, субсидируя Литву за китайские деньги. Или даже у Зеленского, в конце концов. Просто любой другой вариант — это дороже. А китайские кредиты нужно отдавать активами, которых не так уж много. И тут, на вот таком фоне и случилась отставка правительства России, во главе именно с тем человеком, с которым у Бацьки никак не получалось поладить, а обойти или перепрыгнуть — тоже.

Надежда, конечно, слабая, но она есть. Получилось же в прошлом году убрать из Минска неудобного посла, Михаила Бабича! И все наладилось. Правда, от этого Бабич из российско-белорусского кейса никуда не делся, он до сих пор занимается двусторонними отношениями. А сейчас о нем говорят как о возможном кандидате в премьеры. Но о такой перспективе в Минске предпочитают не думать — слишком неприятно.