Называть Зверобой просто «участницей АТО» формально верно, но такое название, по сути, вводит в заблуждение, так как ее представляют просто рядовым бойцом. А это не так. Она является создательницей собственного полигона военной подготовки, через который с весны 2014 года прошли на фронт тысячи человек, а одно время командовала одним из батальонов Добровольческого украинского корпуса «Правый сектор»* (ДУК ПС).

Настоящие имя и фамилия Маруси Зверобой — Елена Самбул (в замужестве — Беленькая). До Евромайдана у нее был свой небольшой бизнес в Киевской области. «Моя профессия — журналист, издатель. Я занималась дизайном, предпринимательством, преподавала дизайн. У меня была небольшая веб-студия, занималась рекламой», — рассказывала  она 28 марта 2017 года в интервью Depo.ua. Среди прочего, она разрабатывала гербы и эмблемы для частных лиц, организаций (включая Министерства энергетики и угольной промышленности) и населенных пунктов родного Васильковского района Киевской области. С 2007 года Самбул была членом Украинского, с 2012-го — Всероссийского геральдического обществ.

Однако, ее душа уже тогда лежала к войне. «Морально я была готова к этой работе — рассказывала она в декабре 2014 года Укринформу, уже возглавляя 11-й запасной батальон ДУК ПС. — Я была членом военно-исторического клуба, и вообще, военную историю люблю, принимала участие в реконструкторском движении». Увлечение исторической реконструкцией разных веков было тогда свойственно многим националистам и в России, и на Украине, в 2014-м пополнившим ряды воевавших по обе стороны фронта в Донбассе.

Кстати, в Интернете сохранилось немало ее фотографий в советской военной форме с мероприятий реконструкторов, например, 2012 года.

«Маруся-атаманша», или чем знаменита Зверобой из «Правого сектора»*

В ходе протестов на Майдане она координировала развоз раненых (выстрелами и взрывами шумовых гранат после мероприятий реконструкторов сложно напугать, как и проживанием в неотапливаемых палатках), сотрудничая с 4-й («казацкой») сотней «Самообороны Евромайдана», где получает прозвище Маруся, по имени легендарной соратницы Нестора Махно Марии Никифоровой, известной как «Маруся-атаманша».

Во время событий в Крыму в конце февраля — начале марта 2014 года вокруг нее объединяется группа добровольцев. «Ребята рядом со мной собрались ехать в Крым — защищать свою землю. Они не понимали тогда, что происходит. Никто до конца не понимал. Мы не были к такому готовы», — рассказывала 21 ноября 2018 года она интернет-изданию «Настоящее время». Очевидно, для исправления ситуации с отсутствием военной подготовки, они вскоре создали свой тренировочный «Марусин полигон» у  села Липовый Скиток Васильковского района (Зверобой — сама уроженка одного из соседних сел этого же района).

«С апреля месяца на нашем народном полигоне прошли начальную военную подготовку до 200 ребят, что сейчас воюют в зоне АТО», — писала Зверобой в Facebook 13 октября 2014 года. И отметила: «На Марусин Полигон теперь едут со всей Украины. У нас занимались Львов, Харьков, Чернигов, наш уже большой боевой товарищ и теперь инструктор ездит постоянно с женой и дочерью из Ровно, ребята группами приезжали из Винницы, Житомира, Ивано-Франковска. В последнее время логично увеличилось гостей со стороны близких к нашему агрессору Одессы, Запорожья, Херсона. Но самый большой комплимент для нас — гости из оккупированных территорий, у нас в группах есть люди из Луганска, Донецка, Славянска, был парень из плена из Лисичанска».

Год спустя, 11 ноября 2015 года, Зверобой назвала «Газете по-украински» актуальную на тот момент цифру подготовленных на ее полигоне бойцов для «Правого сектора» и ВСУ — более полутора тысяч. Причем, по ее словам, тренировались там и гражданские: «Приезжали ребята, девушки, родители с детьми. Женщин никогда не было меньше 30 — 40 процентов. Детей набирается до десяти (процентов. — Авт.). К обеду они уже спокойно разбирают и складывают автоматы, а на полосе препятствий обгоняют инструкторов».

Интересный момент по поводу инструкторов. 26 мая 2015 года латвийский сайт Lsm.lv опубликовал репортаж с «Марусина полигона», где упоминалось: «На Украине, недалеко от Киева, уже около года обучаются солдаты батальонов добровольческого корпуса. Им помогает ряд латвийских добровольцев, среди которых есть инструктора-земессарги, координаторы и те, кто доставляют сюда помощь».

Инструкторов из Земессардзе (латв. «Стража земли», добровольческая вооруженная структура, входящая в состав Вооруженных Сил Латвии), как сообщалось далее, двое, названо и имя одного из них: «Опытный земессарг и специалист по боевым искусствам Янис Силс вместе с другим инструктором обучает украинцев, как одолеть вооруженного противника, задержать и обыскать пленного… Украинцы старательно осваивают приемы, которые показывают латвийские земессарги, а когда незадолго до обеда занятие заканчивается, солдаты тепло благодарят и аплодируют инструкторам».

Стоит отметить, что Силс на тот момент являлся действующим членом Земессардзе, и после публикаций в СМИ об осуществлении им тренировок националистов на Украине был спешно  уволен. Кроме того, нельзя не вспомнить, что Силс тогда же был хорошо известен  и как лидер ультраправой группировки Tēvijas sargi (латв. «Стражи Отечества»), чья эмблема включает модифицированную свастику и которая была внесена Полицией государственной безопасности Латвии в список радикальных. Такой вот интересный инструктор.

«Маруся-атаманша», или чем знаменита Зверобой из «Правого сектора»*

Но вернемся от праворадикалов латышских к праворадикалам украинским.

В какой именно момент началось сотрудничество Беленькой с «Правым сектором» (в котором она и получила позывной "Зверобой"), не очень понятно. В интервью Depo.ua она упомянула, что это произошло не во время протестов на Евромайдане, а «после этого». И все. С другой стороны, далее она говорит: «Я тогда была заместителем руководителя «Правого сектора» в Киевской области, у нас были добровольцы, и когда начиналась тема с Крымом, то собралась группа желающих поехать туда». Речь о событиях двадцатых чисел февраля 2014 года, но вступить в «Правый сектор»* она должна была еще раньше.

В интервью Укринформу свое вступление в «Правый сектор» Зверобой датирует так: «Когда боевые действия (на Майдане. — Авт.) закончились и представители «Правого сектора»* поехали по местным советам и вынуждали складывать полномочия всех регионалов, в мой город (Васильков. — Авт.) они также приехали. И я увидела, что регионалы, еще непотоплямые люди, которые, кажется, пришли навсегда, в которых все было связано, просто тихо взяли и вышли. Все регионалы от испуга сдали все, что могли сдать, сдали. И, думаю, я сколько лет здесь с ними боролась — ничего не выходило. А здесь ребята зашли-вышли, и вопрос решен. Я их там прямо и поймала. И тогда решила — это для меня люди. Пришла на Крещатик в их офис и сказала, что готова помогать. Сначала ездила волонтером на фронт, а затем возникла необходимость здесь тренировать наших ребят».

Опять-таки, это выводит на двадцатые числа февраля 2014 года, как хорошо известно, выезда групп «правосеков» из Киева в регионы, сопровождавшиеся свержением памятников Ленину, начались с 22 февраля 2014 года. В любом случае, достоверно известно, в апреле 2014 года она уже была активисткой «Правого сектора».

Из сообщений на ресурсах «правосеков» известно, что 11-й запасной батальон ДУК ПС был создан приказом Стемпицкого №14 от 24 сентября 2014 года. По ее словам, произошло это так: «Я встретилась с Андреем Стемпицким — это руководитель Добровольческого корпуса, силовой структуры «Правого сектора»*. Говорит он: слушай, у нас в Киевской области нет батальона, и никто не подал заявку. А у нас уже полигон есть, программы есть, инструкторы есть, у нас практически все для того есть, можно просто набирать ребят уже и готовить. То он спросил, если берете на себя такую ответственность, можете возглавить батальон. А что нам на себя брать, у нас уже все отработано, поэтому согласилась, вот и стала командиром батальона».

Зверобой в последующие месяцы быстро стала в «Правом секторе»* одной из его «звезд». Она выступала на крупных мероприятиях рядом с Дмитрием Ярошем, была лично знакома с ним и командиром ДУК ПС Андреем Стемпицким.

При этом нельзя не отметить, что на ее страницы практически нет ни черно-красных бандеровских флагов (кроме случаев, когда речь шла о символике «Правого сектора»), ни славословий в адрес идеологов и вождей украинского национализма, ни заявлений по поводу языкового вопроса. Судя по всему, эти излюбленные националистами темы были Зверобой попросту неинтересны, а «Правый сектор»* она воспринимала — как и многие — прежде всего как крупнейшее добровольческое вооруженное формирование.

А вот что касается публичных угроз руководству страны, это было свойственно Зверобой (как и Ярошу) еще тогда, — правда, их грозные слова всегда так и оставались словами, слишком уж дисциплинированы были «правосеки». «Мы ждем приказа от народа, если народной волей будет устроен переворот, мы прикроем силовиками, но пока такой народной воли не наблюдается. Значит все устраивает и именно поэтому, и мы не имеем права идти против человеческой воли… Наше дело маленькое — бойцы должны уметь сохранить свою жизнь и быть самой большой угрозой для внешних и внутренних врагов Украины», — так 22 июля 2015 года комбат Маруся Зверобой довольно честно изложила  сайту «Вести.UA» свою позицию.

Комбатом ДУК ПС Зверобой пробыла ровно месяц — 11 сентября 2015 года она заявила  в Facebook, что «выводит свой батальон из «Правого сектора» и ДУК в 79-ю бригаду ВСУ», где к тому времени около полугода уже служили выпускники ее военного центра. Тогда же ее «Марусин полигон» превратился в подготовительный центр 79-й отдельной аэромобильной (с 2017 года — десантно-штурмовой) бригады ВСУ. Начались поездки в Николаев, где была постоянно расквартирована эта часть ВСУ.

Вместе с Зверобой ушли все бойцы ее 11-го запасного батальона ДУК ПС, так что эту часть пришлось создавать заново приказом Стемпицкого №62 от 4 ноября 2015 года, с новым командиром и новым личным составом.

Позже приказом Стемпицкого №15/16 от 15 февраля 2016 года было объявлено, что решено «в связи с реструктуризацией запасных батальонов ДУК ПС и с целью улучшения организационной деятельности подразделения в сложных условиях, учитывая украинские военные традиции и кадровый состав подразделения, изменить название "11-й запасной батальон ДУК ПС" на "11-резервная сотня ДУК ПС"».

Между тем, «Марусины медведи» после выхода из ДУК ПС первые полгода существовали в «полуподвешенном» состоянии — как подписывалась сама Зверобой, она была командиром «добровольческого подразделения «Марусины медведи» 79-й бригады ВСУ». Такой статус первое время был у многих добробатов, интегрированных в ВСУ и Нацгвардию.

21 января 2016 года Зверобой встретилась в Житомире с командующим Высокомобильными десантными войсками ВСУ генерал-майором Михаилом Забродским, по итогам чего пресс-служба последнего сообщила: «Генерал-майор Михаил Забродский принял предложение волонтерского движения во главе с Марусей Зверобой заняться рекрутингом и предварительной подготовкой добровольцев, которые пополнят ряды 95-й отдельной аэромобильной бригады ВДВ. Кроме того, часть добровольческих инструкторов изъявила желание подписать контракт с ВС Украины и передавать свой опыт курсантам в составе учебного центра ВДВ в проекте «Марусины медведи».

Так «Марусины медведи» превратились в инструкторское подразделение 199-го учебного центра Высокомобильных десантных войск, находящегося в селе Тетеревка под Житомиром, причем активно передавали свой опыт прежде всего разведке десанта. Спустя некоторое время легендарный «Марусин полигон» в Киевской области был закрыт создательницей.

Что касается достижений на новом месте, то, как упоминала Зверобой 28 марта 2017 года в интервью Depo.ua: «За год работы в 199-м учебном центре мы натренировали уже примерно батальон бойцов».

Добавим к этому широкую сеть личных знакомств, регулярные поездки на фронт — и можно понять, откуда у Зверобой такая широкая популярность в кругах АТОшников и волонтеров, и просто связанных с ура-патриотическими кругами украинцев.

Кроме того, понятны и цели Зверобой. Мирные переговоры, разрешение гражданского конфликта на Востоке страны (если это случиться, конечно) лишает всякого смысла ее жизнь и деятельность, которой она занималась последние 5-6 лет.

* Организация запрещена Верховным судом РФ